Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Предначертательная геометрия

Завершается Венецианский кинофестиваль

Предначертательная геометрия
Фото: КоммерсантКоммерсант

В субботу завершается 74-й Венецианский фестиваль. Его предварительные итоги подводит .

Видео дня

Лидеры фестиваля определились еще в первой половине: это и всеобщий фаворит фильм «Три рекламных щита на границе Эббинга, Миссури» . Конкуренцию им в борьбе за призы может составить документальный шедевр Фредерика Вайсмана «Ex libris: Нью-Йоркская публичная библиотека». Роль обязательного для крупного фестиваля фильма-скандала взял на себя опус Даррена Аронофски «Мама!»: он вызвал саркастические реакции, но обрел и приверженцев, выискивающих глубокий смысл на мелких местах.

Последние дни фестиваля показали спад конкурсного напряжения. Хотя и ближе к финалу были достойные работы: венецианская программа в этом году качественная и осмысленная. «Прекрасная страна» Уорвика Торнтона открывает новую историческую площадку для вестерна: это Австралия 1920-х годов, где силы добра и зла, представленные хорошими и плохими колонизаторами, сталкиваются в отношении к коренному населению континента. Герой-абориген, защищаясь, убивает отъявленного расиста и негодяя и далее вынужден испытать на себе несовершенство механизма правосудия (сюжет построен на реальных событиях).

Фильм «Ангелы носят белое» китаянки тоже повествует о правосудии в кавычках — только в современном Китае. Две школьницы по собственной глупости становятся жертвами высокопоставленного педофила, следователи его вычисляют, но скандал ухитряются замять с помощью коррумпированных врачей и юристов. Третья юная героиня, сбежав из дому, живет на нелегальном положении и служит уборщицей в отеле, она пытается заработать на документы шантажом и проституцией, но в итоге все же выбирает более тернистый честный путь. Эта картина вполне может претендовать на внимание жюри, особенно если учесть, что его возглавляет , которой должен быть близок феминистский акцент.

И, наконец, под занавес фестиваля показали прямо-таки волшебный фильм — «Мектуб, моя любовь. Песнь первая» Абделлатифа Кешиша. От этого режиссера после победившей в Канне «Жизни Адели» ждали многого — и дождались, не только не разочаровавшись, но испытав прилив неподдельного энтузиазма. Новая картина начинается со столь же жаркой и откровенной сцены, как в «Адели», только гетеросексуальной. Офелия — дочь фермера — отдается любви к местному ловеласу Тони, а его кузен Амин, влюбленный в Офелию, наблюдает за ними в окошко. Затем на протяжении трех часов мы будем свидетелями того, как эти трое и еще несколько присоединившихся к ним молодых людей проводят летние дни между пляжем, рестораном (его содержит семья Тони) и дискотекой. Мелкие интрижки и обуревающие героев большие чувства, ревность и предательство, поиски идеала — все это разыгрывается на фоне средиземноморской деревни Сет, преимущественно в среде переселенцев из Туниса, а одним из ключевых эпизодов становятся роды овцы в хлеву, показанные любовно и в деталях. Действие происходит в 1994-м, а в образе Амина, юного сценариста и фотографа, мечтающего о парижской карьере, мы легко опознаем самого Кешиша.

Потомок тунисских иммигрантов, он стал частью французской культуры, обогатив ее суховатый рациональный код чувственными тонами, восходящими к арабским сказкам. Его картины (вспомним «Кускус и барабульку», премьера которой тоже прошла в свое время в Венеции) развиваются медленно и заметно превышают принятые нормы кинометража. На экране люди едят, пьют, танцуют, болтают, занимаются любовью почти в реальном времени. Не происходит решительно ничего особенного, а если и происходит, то таких событий всего два-три на фильм, и показаны они бегло, скороговоркой, только обозначены. Но оторваться от экрана невозможно: легкость движения камеры и темперамент постановщика, существующего в едином эмоциональном порыве со своими героями, завораживает.

Кульминационная сцена «Мектуба» разыгрывается на дискотеке: движущиеся в танце бедра, животы и попы напоминают о гаремах из «Тысячи и одной ночи». Офелию играет Офелия Бау, похожая на юную Клаудию Кардинале (уроженку Туниса), и в то же время она напоминает Сильвану Мангано в шортах, исполняющую свой зажигательный рок-н-ролл в «Горьком рисе». А в роли второго плана выступает Авсиа Эрзи, в свое время открытая Кешишем и ныне ставшая звездой французского кино.

1994-й по Кешишу — это образ утраченного рая, счастливой эпохи, когда воздух не был отравлен ксенофобией и в каждом арабе не подозревали террориста. Это мультикультурный космополитический мир со свободными нравами и бисексуальностью; мир, охотно принимающий пришельцев, в том числе девушек из России, отправившихся на средиземноморские гастроли. А вынесенный в заглавие Мектуб — это исламский фатум, рок, судьба, предначертание, он подспудно руководит движениями героев и ведет их по хаотичной жизни.