Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Игра Ганнибала
Игра Ганнибала
Боевик, Триллер
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Эбигейл
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Зелёная книга
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Жара
Жара
Комедия
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Драма
Купить билет
Царство
Царство
Боевик, Исторический, Военный
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет

Хождение души по мытарствам 

Хождение души по мытарствам
Фото: Ревизор.ru
Есть такое мнение — «Мёртвые души» задумывались как трилогия, сродни Дантовской «Божественной комедии». Если это так, то первый, дошедший до читателей том, представляет собой ад и путешествие-спуск в Преисподнюю. Как известно, Павел Иванович Чичиков, дабы поправить своё материальное положение и совершить выгодную партию по части женитьбы, скупает мёртвых душ. Разъезжает по всем весям Руси-матушки в надежде и поисках такого выгодного предприятия. Ну, а с мёртвыми роднится дьявол, чёрт, поэтому-то Чичиков с его манерами, жестами, мимикой, мгновенным переходом от смеха к зловещему молчанию представляется инфернальным плутом, а не просто «господином средней руки». Фото: Наталия Чебан
Инфернальность подчёркнута и в образе Настасьи Петровны Коробочки (). Перед зрителем оказывается не столько дубинноголовая старуха, сколько дубинноголовая дама в современном кричащем платье — фиолетово-зелёном. И как из тьмы геенны огненной летит её вопрос: «Почём тут ходят мёртвые души»? Механистическая и по-кукольному заведённая жестикуляция отличает и сыновей слащавого Манилова () — Алкида () и Фемистоклюса (). На все вопросы они отвечают выученными и зазубренными, отрепетированными сотни раз, рубленными фразами. Подчёркнуто холоден Собакевич (), в спектакле он, скорее, джентльмен с хваткой дельца, чем неотёсанный медведь. И почему-то на контрасте с «аристократическим» поведением супруга вложены в уста его жены Феодулии Ивановны (Гузэль Ширяева) знаменитые строки: “…Но какая же непостижимая, тайная сила влечет к тебе? Почему слышится и раздается немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают, и стремятся в душу, и вьются около моего сердца?”
Катится бричка Чичикова от помещика к помещику, крутится колесо жизни. Тут оно, спасибо (сценография и костюмы), играет весьма занимательную роль. Колесо появляется в качестве прелюдии к началу действия — мужики рассуждают, доедет ли оно до Казани, или нет. По круговому колесу мчится бричка нашего героя по лесам и пролескам России — чёртовому колесу, безумной и дьявольской карусели жизни и верчения в ней мёртвых душ, «неживых помещиков», горения в адовом огне мужиков скряги-Плюшкина (). Фото: Наталия Чебан
Но есть же и живые души! Простые, русские, крестьянские мужики — мастеровые, золоторукие, способные не только хорошо работать, но петь и плясать. Песен и танцев в спектакле много: «Коробейники», «Ах, ты, степь широкая», «Эй, ухнем», «Дубинушка», «Дорогой длинною», «Я помню чудное мгновенье» — особая благодарность Петру Айду (отвечающему за музыкальное оформление спектакля). Залихватски танцует Ноздрёв (), чинны и картинно благородны дамы и кавалеры на балу у губернатора — тут уже звучит знаменитая Гоголь-сюита Альфреда Шнитке. Фото: Наталия Чебан
Вот такая она Русь-матушка — не всегда приветливая, часто бесприютная и холодная, расчётливая и доверчивая, но в тот же самый миг способная обернуться весёлой песней, разудалой пляской и заливистым смехом.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео