Ещё
Эпизоды сериалов, которые чаще всего пересматривают
Эпизоды сериалов, которые чаще всего пересматривают
Сериалы
«АБВГДейку» закроют после 45 лет в эфире
«АБВГДейку» закроют после 45 лет в эфире
ТВ
Колин Фаррелл оценил слухи о новом имидже
Колин Фаррелл оценил слухи о новом имидже
Актеры
Самые ожидаемые премьеры недели
Самые ожидаемые премьеры недели
Фильмы

Скандинавский нуар: Что делает особенными детективы Северной Европы 

Скандинавский нуар: Что делает особенными детективы Северной Европы
Фото: Film.Ru
Еще совсем недавно подобное было сложно представить: сериалы из Скандинавии становятся предметом обсуждения зрителей по всему миру, фанаты следят за новыми проектами полюбившихся актеров, взахлеб дискутируют о перспективах новых сезонов телешоу с непроизносимыми в оригинале названиями, продюсеры множества стран берутся адаптировать североевропейские детективы под свои реалии, а Голливуд снимает детектив по произведениям шведских и норвежских писателей, сохраняя местом действия аскетичные красоты Севера. Скандинавский нуар в последний десяток лет стал настоящим феноменом, и мода на него даже не думает уходить в прошлое, наоборот, зритель не только заинтересовался криминальными произведениями авторов из Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии и Исландии, но и с удовольствием смотрит комедии и драмы авторов из этих стран. Горячо приветствуя выход на экраны «Снеговика» режиссера , пытаемся разобраться, что послужило основой популярности детективов со скандинавскими орнаментами и оленями на свитерах.
Почему скандинавский нуар, принятый критиками, зрителями и читателями термин, объединяющий криминальные и политические драмы, вообще считается чем-то особенным, ведь, по сути, это тот же детектив с понятным разделением героев на следователей, подозреваемых и убийц? Пожалуй, решающим фактором необычной, даже несколько «грязной» популярности скандинавских сериалов и книг детективного жанра стал заметный контраст между реальностью и вымыслом — Север Европы традиционно считается регионом, относительно спокойным в криминальном отношении, убийства местной полицией пересчитываются буквально по пальцам, а случающиеся трагедии становятся центром внимания общественности, но в книгах, на ТВ и киноэкране авторы из Скандинавии позволяют себе ужасы столь шокирующие, что от них мурашки бегут по коже даже у прожженных циников. При этом, однако, детективные произведения остаются реалистичными и очень живыми — визитными карточками скандинавских сериалов, например, давно стали персонажи, а не обстоятельства, в которых они оказываются. Зрители и читатели следят за людьми, а не за кровавым следом.
Именно на этом месте стоит сделать отступление в прошлое и попробовать найти истоки популярности детективного жанра в самих скандинавских странах. Далекое прошлое северных регионов составляли древнеисландские саги — эпические произведения, в которых суровые условия жизни и скромный уклад были помножены на грандиозные битвы, захватывающие путешествия и борьбу за любовь. Был у саг и один любопытный прием, который редко использовался в древних произведениях других народов: компактность общин скандинавов заставляла их с пониманием относиться к стремлениям и целям каждого члена общества, а потому часто легенды Севера читаются как протоколы заседаний суда, слово в них предоставляется всем сторонам, дела рассматриваются с многих точек зрения, и читатель получает объемную увлекательную картинку, где нет черного и белого, а присутствует множество оттенков.
Такая объективность, которую многие принимают за северную холодность и безразличие, пестовалась в Скандинавии и на протяжении многих последующих лет — сами условия жизни и труда на неприветливых равнинах Исландии, в болотах Суоми или фьордах Норвегии не располагают к приливу пышных чувств, но требуют сосредоточенности и рассудительности в каждом своем шаге. Даже романтические или драматические произведения северных писателей прошлых веков редко превращаются в светлую сказку, мед-пиво пил и пир горой — это не по северян, им привычнее предсказуемость и очевидный жизненный уклад, в котором нет места спонтанным решениям и эмоциональным поступкам.
Кадр из фильма
Убийство в рутину, конечно, никак не укладывается, и любое преступление, даже в весьма суровые древние времена, становилось явлением, выходящим из ряда вон — еще в сагах едва ли не каждый кровавый эпизод подвергался всестороннему рассмотрению ответственных лиц и предавался осуждению. Сейчас же криминальная хроника и вовсе больно хлещет по человеколюбивому, социально ответственному обществу Севера Европы. Причем в мире относительного благополучия такой кровавый выход за рамки принятой морали становится не только трагедией, но и в какой-то мере вызовом — раз у нас тут ничего не происходит, то вот вам убийство с особой жестокостью, пытки, насилие и унижение.
К счастью, разумные и хладнокровные скандинавы предпочитают подобный вызов обществу бросать все-таки не в реальности, а на страницах книг и экранах — детективный жанр стал своего рода отдушиной для тех, кому в обыденности не хватает остроты, а собственные фантазии порой пугают. Рациональный Север купирует напряжение тем, что стравливает пар в свисток теми способами, которые вредят обществу менее всего, сводя жестокие убийственные наклонности к схеме «украл-выпил-в тюрьму» или даже скорее «убил-попался-получил наказание». И зародился северный детектив, конечно, не в 2000-х, с появлением на прилавках книг Стига Ларссона о , криминальные произведения появляются у скандинавских авторов на протяжении полутора столетий, просто раньше остальному миру были интереснее джентльменские интеллектуальные поединки , страсть к театральности Эркюля Пуаро или размеренные размышления респектабельной мисс Марпл.
Своей порции внимания авторы из Швеции и Норвегии действительно добились с наступлением миллениума, но зато накопленные силы и особый колорит позволили скандинавам заметно изменить детективный ландшафт. Прежде всего, мир полюбил новых героев, полицейских, следователей, частных детективов из книг и сериалов, которых нельзя назвать однозначно положительными персонажами. Вспомните того же алкоголика Харри Холе из «Снеговика», трудоголичку, забывшую о семье, Сару Лунд из «Убийства», социопатку Лисбет Саландер из трилогии Ларссона или неприспособленную к обществу Сагу Норен из «Моста». Страшно далеки они от рафинированных героев английской литературы и кино или даже персонажей американского нуара, чья жизнь редко выходит за границы конкретного дела. Здесь же перед читателем и зрителем расцветают пышным цветом неврозы и патологии, конфликты и неустроенность, депрессия и неудовлетворенность жизнью. Герои в скандинавском нуаре часто нуждаются в помощи не меньшей, чем те, кто стоит на краю преступления.
Кадр из фильма «Снеговик»
Интересны и сами криминальные происшествия, расследуемые героями скандинавских детективов. Очень часто авторы книг, фильмов и сериалов используют нестандартные для американской модели мотивы и предпосылки для ужасных преступлений. Конечно, ревность, зависть, желание обладать и на Севере Европы остаются теми же чувствами, что и в остальном мире, но скандинавы предпочитают рыть глубже — подоплекой убийств может быть ненависть к мигрантам и запретное увлечение нацистскими идеями, желание расплаты за сломанную жизнь или отречение родителей от ребенка, политическая конкуренция и религиозность. Практически повсеместно в детективах норвежцев, шведов и датчан возникают преступные мотивы, направленные не на отдельного человека, а на целые институты, страты, субкультуры, на общественный уклад.
Это еще один важный феномен скандинавских кино и литературы — острая социальная направленность и даже определенный конфликт с государством. Герои книг и сериалов северных авторов смело бросают вызов госинститутам, ничуть не страшатся выступать против политиков и чиновников. Казалось бы, социально ориентированные Швеция и Норвегия, практически социалистическая Исландия и «хипповая» Дания должны служить примером для остальных государств и быть раем для своих граждан, но на деле именно здесь принято за любую промашку смело выходить с критикой и считать себя вправе указывать на недочеты, требуя их исправления. Многим государствам до подобного самосознания свих резидентов еще идти и идти, а сериалы «Мост», «Модус операнди», «Правительство» или серия фильмов об «Отделе Q» без малейшего смущения смешивают политику и криминал, чиновников и убийц.
Этих слагаемых оказалось достаточно, чтобы читатели и зрители сначала ощутили свежие веяния, затем полюбили особую атмосферу скандинавских детективов, а потом «подсели» на данный поджанр, как на наркотик, — новых сезонов «Моста», «Модуса», «Черного озера», «Оккупированных» или «Ловушки» ждут ничуть не меньше возвращения в эфир очередных «Ходячих мертвецов» или «Игры престолов». Зритель продолжает с интересом следить за во многом непонятным и непривычным бытом северных жителей, удивляется странному смешению датчан, шведов и норвежцев, приводящему к непониманию и нелепым конфликтам, с волной скандинавского нуара на новую ступень поднялись женские персонажи — едва ли не в каждом шведском или датском телешоу есть сильная героиня, легко ставящая мужчин на место…
К счастью, очевидность многих приемов и понятность методов скандинавского нуара пока плохо воспроизводятся вне мест своего «постоянного обитания» — при всей своей популярности адаптации северные телехиты поддаются плохо. Разве что американское «Убийство» с Мирей Инос и британского «Валландера» с Кеннетом Браной стоит похвалить, остальные попытки, включая российское «Преступление» или англо-французский «Тоннель», увы, не стоят даже финальных титров оригинала. Да и на большом экране изобилия голливудских адаптаций скандинавской прозы не наблюдается — Финчер со своей «Девушкой с татуировкой дракона», кажется, барьеры снес, но за ним никто не последовал.
Кадр из фильма «Снеговик»
Выходящий на российские экраны «Снеговик» в Штатах признан провалом — не помогли ленте о детективе Холе ни шведский режиссер, ни  в главной роли, ни увлекательная основа, однако это совсем не означает, что звезда скандинавского нуара закатывается. Наоборот, интерес к кино и телевидению северных стран только растет, актеры обрастают армиями фанатов, их привлекают к международным проектам, энтузиасты-любители не устают заниматься переводами, а профессионалы снимают новые адаптации (в скором времени нас ждет российский «Мост» с Михаилом Пореченковым и ). Больше того, сами страны Северной Европы ощутили прилив сил — Балтасар Кормакур в Исландии строит большую киностудию, Норвегия и Швеция снимают проекты в содружестве с другими европейскими странами, в Дании стали заметно больше снимать полный метр, который оказывается интересен зрителям и за пределами страны. Своя индустрия имеется и у финнов — их сериалы менее известны, но они существуют и ждут своей очереди в списках обязательного к просмотру.
Поэтому, если до сих пор вы не доверяете никаким сериалам, кроме проверенных американских или, наоборот, отечественных, отвлекитесь от привычного расклада «хорошие-плохие» и «наши-не наши» — скандинавский нуар, а следом и скандинавские драмы, комедии и романтика дадут вам заряд новых ощущений. Не все окажется вам по душе, к чему-то придется привыкнуть, под что-то подстроиться, но даже в самом худшем случае вас ожидает море увлекательных историй, а в лучшем — горячая любовь к холодной северной крови. К феномену, который на наших глазах родился и расцвел ярким цветком прямо на безжизненных просторах Севера.
Трейлер #2 (рус.)
Видео дня. Как сказочный Иванушка оказался за решеткой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео