Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Сергей Никоненко: «Арбат как река. А дважды в одну реку не войдешь»

В театре «Русская песня» премьера - спектакль «Калина красная».

Сергей Никоненко: «Арбат как река. А дважды в одну реку не войдешь»
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

Народный артист России играет отца главной героини - Любы. через 45 лет встретилась в работе с Сергеем Петровичем. Никоненко, будучи однокурсником и близким другом , снимал Машу в своем в фильме «Птицы над городом».

Видео дня

В интервью «ВМ» Сергей Петрович рассказывает о том, как в его коммуналке на Старом Арбате жили бездомные провинциалы, в том числе Василий Шукшин. Сергей Петрович вспоминает Москву своего детства, - Москву оттепели, с Москвой современной.

- Сергей Петрович, как вы попали в спектакль»Калина красная»?

- По приглашению художественного руководителя театра «Русская песня» Надежды Бабкиной. Очень уважаю Надежду Георгиевну за ее созидательную работу. Согласился участвовать в спектакле еще потому, что у меня прекрасные партнеры - Мария Шукшина, , . На мой взгляд, Андрей Мерзликин рожден для того, чтобы сыграть роль Егора Прокудина. Жаль, что у нас было немного времени для репетиций.

- Возможно, Василий Шукшин рассказывал вам о том, как он писал «Калину красную»? Ведь эта история - исповедальная. В ней Василий Макарович просит прощение у своей мамы за то, что не так часто навещал ее, редко писал, и виной этому - покорение Москвы?

- В это время я снимал фильм с дочками Василия Шукшина «Птицы над городом», а душевные разговоры Василий Макарович вел со своим закадычным другом - .

- Вряд ли можно считать дебютом в кино - съемку в младенческом возрасте Марии Шукшиной в фильме отца «Странные люди». Скорее, это вы ее открыли как актрису?

- Придется согласится. В моем фильме пятилетняя Маша была настоящей актрисой. Я ей говорил: «Маша, покажи балеринку», - и она становилась на носочки, изящно поднимала ножку и выполняла пируэт. Очень внимательная девочка - умненькая-умненькая. Маша - прекрасная актриса, и я рад встрече с ней в театре, рад, что играю ее отца.

- На ваших глазах вспыхнула любовь между Василием Шукшиным и Лидией Николаевной Федосеевой-Шукшиной? Об этой встрече существует много легенд. Как же все было на самом деле?

- Я был свидетелем начала и конца любви Василия Макаровича и его первой жены - тоже Лидии, только Александровой. Удивительно, что на этом же курсе (поясню, что я окончила два факультета ВГИКа - актерский и режиссерский) училась и Лида Федосеева. Две Лидии – Александрова и Федосеева – девушки довольно крупные, русские, красивые. Но Лида Александрова была весьма коварной особой, и эта черта сослужила ей недобрую службу. В порыве ревности Лида Александрова написала кляузу в партком ВГИКа на Василия Шукшина, но кляуза имела обратный эффект. - единственный раз в жизни выгнал свою ученицу из-за ужасного поступка. Он сказал: «Я не буду ее учить, и все». В это время Василий Шукшин жил у меня, и эта история мне хорошо известна.

- Почему он у вас жил?

- Во время учебы во ВГИКе Шукшин был бомж. Открывали ему окно в общаге, если кто-то уезжал из студентов, на проходной его уже не пускали, или на вокзале ночевал. А у меня была свободная раскладушка в коммуналке, на которой полгода спал . Он ушел из дома, чтобы стать самостоятельным, поссорившись со своим отцом - , и ночевал у меня.

- Василий Шукшин учился вместе с у Михаила Ромма. Кто был самый талантливый на звездном курсе великого педагога?

- Говорят, что самым талантливым был паренек из детдома Владимир Китайский. Он хотел снимать фильм «Причал» по сценарию Шпаликова, был влюблен в красавицу , но фильм ему снять не дали, Людмила вышла замуж за Высоцкого, и гений Китайский покончил жизнь самоубийством. Тарковский, который тоже учился на этом курсе, вообще редко ходил в институт, разве что торговать джинсами (да, он был фарцовщиком), а Андрей Кончаловский - это Андрей Кончаловский - без комментариев.

- И тогда, в начале 60-х, было трудно провинциалом выживать в Москве? Была бы у Китайского поддержка, опора он бы не совершил самоубийство?

- Всем тогда было трудно. Как я уже рассказал - свои сложности были даже у Никиты Михалкова, который спал у меня на раскладушке. Конечно, трудности Шукшина и Китайского были несравнимы с трудностями москвичей. Хотя на моем курсе училась московская девочка - Галя Польских. Но она жила с бабушкой, скромно жила, и если бы не помощь Сергея Аполлинариевича Герасимова и , кто знает выжила бы Галя?! Наши мастера всем помогали. Сейчас, когда мне предлагают взять курс в том же ВГИКе, я отказываюсь. Задаю вопрос: «А где они будут работать, когда окончат институт?». Ответ: «Это их личное дело», - меня не устраивает. Мои учителя так бы не ответили. Моим учителям было дело до каждого.

- Если честно, у вас, московского мальчика, был более высокий уровень культурной подготовки, чем у Шукшина и других провинциалов? Известная история, что Шукшин, поступая во ВГИК, признался, что не читал роман «Война и мир». Вы же читали роман Толстого?

- Читал - не читал. Я фильмы смотрел с утра до ночи. Сбегал с уроков в кинотеатр. Между прочим, во времена моего детства на Арбате было аж пять кинотеатров и Дом пионеров. А сейчас один «Октябрь», да, и «Художественный» на ремонте. Я предлагал и предлагаю из дома-музея на Арбате, с его легендарным двором, сделать Музей Арбата, чтобы в нем были детские секции, студии и своя киностудия. В музее, который я создал, есть и техника, и линейка для монтажа – так что можно снимать фильмы.

- В чем легендарность двора музея Есенина на Старом Арбате, который вы создали и который успешно работает?

- Во дворе нескольких домов жили гении: Пушкин, Блок, Белый (он родился), историк и его сын – поэт , , автор русского слова Ушаков, поэт . К Владимиру Соловьеву захаживал в гости . Моя идея заключается в том, чтобы Музей Арбата был центром обмена опытом стариков с детьми. Старики Арбата – истинный клад, сокровище.

- Расскажите, пожалуйста, об Арбате своего детства?

- Арбат – одна из самых старых улиц Москвы. Она появилась до . Во дворе, где прошло мое детство, существовали кодексы чести. Драки были, но до первой крови. Кулаками помашем, но до первой кровянки. Мы играли во дворе очень много. Причем девочки играли и в лапту и в другие мальчишеские игры. Более того, у нас были отчаянные девчонки, которые мальчишек звали на крыши, и мы бегали по арбатским крышам. Кстати, несмотря на холодные зимы, школьником я никогда не носил пальто. Не потому, что не было, а потому что пальто мешало – мы все время бегали, были активными, горячими.

- Нет ностальгии по Арбату вашего детства?

- сравнил Арбат с рекой, а в одну реку, как известно, не войдешь. Арбат был другой в 30-е годы, во время войны. Арбат – моя любимая улица. Сейчас я съехал с Арбата, хотя живу неподалеку. Хожу в музей Есенина, где провожу экскурсии, и на репетиции в Дом актера. Да, я там репетирую профессора Преображенского в спектакле «Собачье сердце».

- Сергей Петрович, на ваш опытный взгляд, психология москвичей изменилась?

- Конечно. Сколько теперь машин ездит по Москве, и какие машины?! А психология вечного пешехода и водителя, - разные психологии. В 50-е годы многие купались в Москве-реке. Говорили: «Ай-да купаться!» - и шли к Бородинскому мосту. И я плавал – ведь я же как все. А сейчас что-то не вижу купающихся в Москве-реке. Хотя Москва стала очень красивая, с шикарными набережными, только жители города потребляют красоты города, все развлечения, зрелища, а сами праздник не создают. Я хочу создать музей Арбата, чтобы учить детей с помощью мудрых стариков – как жить творцами, а не потребителями. В мое время все были творцами - лирики - физики, артисты, поэты... А сейчас мир разделился на богатых и бедных.

- А вы - богатый или бедный?

- Могу себе позволить обед в хорошем ресторане, но и то не каждый день. Конечно, я не бедный, но и богатым меня не назовешь. Мы ведь с женой и сыном воспитывает внука. Его мама умерла от рака, и мы всей семьей стараемся поставить его на ноги.

- Интересно ваше мнение: что отличает коренного москвича?

- Везде люди разные. Даже среди своих родственников были такие противоположности. По-московски накрыть стол, чтобы ломился. Выпивали хорошо. А потом говорили: «Давайте поспим». По новой садились и вновь ели, пили. Это очень по-московски. Причем такие пиры устраивали даже люди среднего достатка. Среди моих родственников были и прижимистые, для которых гости как наказание. Но нелюбовь к гостям – от лени. Согласен с мнением, что коренных москвичей сегодня мало. Я – коренной, а вот мой отец – приезжий, из деревни.

- Кто из мастеров ВГИКа был истинный москвич?

- Да, все - приезжие. Мои учителя - Сергей Герасимов и Тамара Федоровна приехали из Петербурга, и они, конечно, по духу были ленинградцами. Пожалуй, москвич-москвич, что называется настоящий, . Его отец Яков Ильич Райзман был знаменитым в Москве портным – обшивал всех знаменитостей, а до революции шил фраки, парадные костюмы для великих князей и членов Императорской семьи. Легендарная вгиковская история: когда Райзман работал ассистентом у Эйзенштена, Яков Ильич, отец, спросил у Эйзенштейна: «Мой Юлий будет режиссером? Эйзенштейн ответил: «По-моему, он - способный режиссер». На что Яков Ильич ответил: «А по-моему, он - гениальный портной». Юлий Яковлевич был очень элегантным человеком. Всегда изысканно одевался, и манеры – аристократические. Говорили, он сам шил себе костюмы. Сергей Герасимов был тоже элегантным, но костюмы заказывал у портных, а Юлий Яковлевич – сам творил одежду. Сейчас придешь во ВГИК – профессора ходят в джинсах, да, и я – в джинсах, хотя и не профессор, а раньше был высокий стиль жизни – студент – это студент, а профессор, мастер – как Бог на небе. Другие манеры.