Где находятся мечты 

Где находятся мечты
Фото: Ревизор.ru
Неизвестный Пассажир из стихотворной драмы «Пер Гюнт» был одержим идеей произвести эксперимент и узнать, где в человеческом теле находятся мечты, а точнее порождающий их «орган фантазёрства». К счастью, главному герою удалось избежать перспективы быть разобранным по косточкам во имя научного открытия. , в отличие от незадачливого персонажа, расположением таинственного органа не интересовался, зато умел пользоваться им в совершенстве. Пьесы норвежского драматурга оказались способны не только стать основой для зрелищных спектаклей и подтолкнуть публику к философским раздумьям, но и выразить духовный склад и образ мышления эпохи. Недаром постановки по его произведениям вот уже боле сотни лет с успехом идут в театрах по всему миру. Иллюстрация Артура Рэкхема к поэме Генрика Ибсена «Пер Гюнт». Фото: bonhams.com Хотя Ибсен довольно рано понял, с чем хочет связать свою судьбу, его путь в литературу был долог и тернист. Карьере успешного драматурга предшествовала работа аптекарским помощником, режиссёром и директором театра. Его ранние произведения не пришлись по душе ни публике, ни критикам. Первую пьесу Ибсен опубликовал в 20 лет, а всемирную известность обрёл ближе к сорока. Выйти за национальные границы он сумел, благодаря произведениям «Бранд» и «Пер Гюнт».
Работая над пьесой «Кукольный дом», Ибсен создаёт драму идей, где в основу конфликта положено столкновение разных представлений о жизни, а внешняя интрига страстей и характеров сменяется внутренний интригой человеческой совести. Дальнейшее развитие этот жанр получит в «Привидениях», «Враге народа», «Дикой утке». От пьесы к пьесе отмечается творческая эволюция драматурга: разуверившись в романтизме, он обращается к реализму, а из ниспровергателя общепризнанных авторитетов превращается в некоего «культурного идола». Биограф Николай Минский обратил внимание на ещё одну интересную деталь: обычно дидактично-назидательные мотивы считаются признаком старения таланта, Ибсен же с них начинал, постепенно переходя к более чистому и символичному искусству.
Норвежский драматург никогда не стремился к банальному развлечению публики или высокомерному заточению в цитадели «искусства для искусства». Он был склонен считать зрителей или читателей своими потенциальными соавторами — вовлекаясь в размышления над пьесой, они должна сами обнаружить и расшифровать символы, скрытые как «серебряные жилы в горных недрах». Более того, с точки зрения Ибсена, некоторые представители публики обладают более богатым воображением, чем он сам, и способны обнаружить в тексте смыслы, которые изначально там не подразумевались. Такое сотворчество необходимо направить в верное русло, иначе ничем несдерживаемый «орган фантазёрства» уведёт слишком далеко от исходной идеи. Здесь особенно важным становится учительское призвание писателя, иногда приобретающее проповеднические интонации.  — «Генрик Ибсен в Гранд Кафе». Фото: paintingmania.com Учитель жизни из Ибсена получился довольно суровый и мрачный. некоторые его персонажи казались будто высеченными из «ледяных громад». Отсутствие тёплых и светлых тонов можно счесть проявлением национального характера — суровая Норвегия в массовом сознании вызывает не самые жизнерадостные ассоциации: от беспощадных норманнов
в древности до true Norwegian black metal в современности. Впрочем, истоки пессимистического настроя отыскиваются не только в природе северной страны, но и в основе конфликта, пронизывающего всё творчество Ибсена. Практически каждая его пьеса оборачивается размышлением над потребностью человека в корне изменить свою жизнь и уйти от привычной обыденности.
Тяга к инаковости неминуемо приводит к столкновению между личностью и обществом. Казалось бы, идея стара, как мир, но Ибсен проявил удивительное новаторство, поддержав в извечном конфликте не человечество, вооружённое мудростью, моралью, культурой, а отдельно взятого индивида. Расхожей мудрости «Один в поле не воин» он противопоставляет великое открытие доктора Стокмана — персонажа пьесы «Враг народа»: «Самый сильный человек на свете — тот, кто наиболее одинок». Современники Ибсена в своих произведениях тоже сталкивали личность и общество, но победа у них оставалась на стороне большинства: у русских реалистов из-за тяги к соборности, у французских натуралистов — из-за неверия в торжество человека. Интерьер музея Ибсена в Осло. Фото: muzei-mira.com "История европейского общественного сознания никогда не забудет тех пощёчин, тех поистине славных пощёчин, которые Ибсен нанёс чисто вымытой, хорошо причёсанной и блещущей самодовольством мещанской физиономии", — полагал . Точка зрения «демона русской революции» излишне окрашена в багряный цвет идеологии, но в отрыве от классовой борьбы она может оказаться вполне актуальной. Достаточно лишь представить, что пощёчина Ибсена адресована не социальной прослойке, а каждому человеку, и носит не оскорбительный, а оздоровительный характер. Она призвана нормализовать работу пресловутого «органа фантазёрства», который есть у каждого. Вот только слишком часто он вместо того, чтобы создавать мечты, помогающие найти себя в надежде, вере и любви, производит обманчивые иллюзии, не дающие покинуть опостылевший кукольный дом.
Видео дня. Самые нелепые ответы на шоу “Кто хочет стать миллионером?”
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео