Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Дмитрий Шпаро: инвалид впервые силою рук пересечет Антарктиду в 2019 году

, математик, стал полярником и в 1979 году первым в мире достиг Северного полюса на лыжах, а затем сделал арктические приключения доступными для школьников и инвалидов-колясочников. Путешественник и основатель клуба "Приключение" рассказал о молодежных походах по полярным торосам, посоветовал верный способ лечения ребенка от интернет-зависимости и поделился деталями готовящейся уникальной экспедиции на Южный полюс. Беседовал специальный корреспондент Игорь Ермаченков.

— Как российскому школьнику отправиться на Северный полюс?

Видео дня

— В настоящее время школьники могут попасть на макушку Земли только через ледовую станцию "Барнео", которая работает в Северном Ледовитом океане каждый апрель. К сожалению, государственной станции "Северный полюс" в последние годы в Арктике нет. Станция "Барнео" организуется с 2002 года с коммерческими, политическими и научными целями. Попасть туда можно за 20-30 тысяч евро. Если родители заплатят соответствующие деньги, то могут туда отправиться вместе со своим чадом. Я видел там много богатых людей с детьми — это довольно популярное место для изысканного арктического туризма.

Что касается экспедиций клуба "Приключение", то они носят выраженный спортивный, образовательный и развивающий уклон. Все началось в 2008 году, после того как мой сын Матвей Шпаро и Борис Смолин полярной ночью с 22 декабря 2007 по 15 марта 2008 года прошли путь до Северного полюса на лыжах в темноте. Затем в апреле они отвели первую молодежную экспедицию на полюс. Тогда министром спорта был , и мы решили в российских регионах найти ребят, которые участвовали в "Лыжне России", провести отбор и отправить в стокилометровое путешествие, которое с точки зрения туризма не очень сложное. По существующим стандартам это маршрут второй категории сложности. Нам тогда очень помогала авиация — единственная структура, которая по-настоящему умеет летать на Севере, так как обеспечивает потребности наших пограничных застав. Она доставила на "Барнео" первые семь наших детских лыжных экспедиций в 2008-2014 годы. Например, мы провели экспедицию к 85-летию всероссийского общества "Динамо". В 2014 году, это восьмой поход, мы согласились с предложением уполномоченного при президенте России по правам ребенка и пригласили в команду детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, — из детских домов и коррекционных школ. После возвращения всю команду в Кремле принял . Это была часовая беседа, совершенно изумительная, очень непосредственная, простая, дети вовсю фотографировались с президентом.

rightНа той встрече мы попросили Владимира Владимировича поддержать наши экспедиции, и он дал поручение министерству регионального развития проводить их за бюджетные деньги. Но на следующий год министерство распалось. В 2015 году к нам пришел министр образования , который тоже захотел пойти с детьми на лыжах по Центральной Арктике, и мы решили, что на этот раз пригласим детей, победивших во всероссийских интеллектуальных олимпиадах. В 2016 году провели девятую экспедицию для кадетов, но уже без высокопоставленных чиновников. Она стала первой экспедицией, проведенной на бюджетные деньги. Но в 2017 году построенная с помощью президента система организации экспедиций рухнула, и мы на полюс не пошли.

— Как же удалось отправить десятую экспедицию?

— В существе полезности этого предприятия разобрался департамент образования Москвы, и там был создан проект "Большая Арктическая экспедиция". Сначала в школах в феврале-марте прошла интернет-викторина "Дорога в Арктику", в которой приняло участие 7-8 тысяч детей. Потом создали не один отряд, который идет на лыжах, а два — второй занимается научными исследованиями на станции "Барнео". Они берут пробы воды, изучая зоопланктон и фитопланктон, исследуют кислотность и минерализацию снега, бурят лед — находят там микроорганизмы. Большую ценность представляет та часть льдины, которая соприкасается с водой — там опять-таки живут инфузории (простейшие). Все эти пробы ждут ученые из самых разных организаций: биофак , Институт океанологии, Морской центр… все великолепно организовали — на пять с плюсом. Головным учреждением стало ГБУ "Центр дополнительного образования "Лаборатория путешествий", возглавляемое Матвеем Шпаро.

— Что будет в следующем году? Продолжите экспедицию с московскими школьниками?

— Сужать отбор детей до Москвы — немного обидно. Можно провести две экспедиции — одна московская, другая — всероссийская или из какого-то другого региона, например, из Республики Коми. Я не знаю, как будет складываться ситуация в следующем году.

— Где дети могут подготовиться к непростому походу во льдах?right

— У нас в клубе с 2000 года работает в Карелии лагерь под названием "Большое Приключение", и все команды перед отправкой на Северный полюс проходили отбор в этом лагере. Этот лагерь существует для того, чтобы дети там могли участвовать в туристических спортивных маршрутах: летом на каяках, велосипедах, пешком, зимой — на лыжах, ездовых собаках. При этом с самого начала мы принимаем там детей с различными отклонениями в здоровье. Понятно, что не всех ребят можно взять в спортивный лагерь, но, например, у глухих или слабовидящих нет причин не путешествовать.

Мы видим, какую огромную пользу это приносит современным детям, которые сегодня в большой степени лишены общения друг с другом, возможности созерцать природу. К сожалению, сегодня наряду с наркотиками, курением и алкоголем появилась зависимость от интернета и компьютерных игр. В этой связи мы издали книгу "Большое приключение, или За пределами интернета", содержащую философию лагеря. И наш лагерь очень хорошо развивается.

— В этом заключается главная цель клуба "Приключение"?

— Когда мы создали наш клуб в 1989 году, то я тогда, как ученый, занимался абстрактной математикой, преподавал в Институте стали и сплавов. Но в какой-то момент стало уже трудно совмещать математику и путешествия. Наш клуб — это благотворительный фонд, мы не занимаемся коммерцией. И мы создавали его не для того, чтобы работать с детьми. Но мы сказали себе только одно — создав фонд, мы должны в том числе не забывать детей. Потому что, вообще-то, по-хорошему все организации России должны какую-то часть своих средств, своего времени, своего потенциала отдавать развитию детей. Иначе ничего в нашей стране вообще не получится. К сожалению, так рассуждают немногие.

— Площадь льдов в Арктике сокращается из-за потепления. Безопасно ли идти по ним?

— Лед позволяет, хотя потепление в Арктике действительно ощутимо. Однолетние льды, которые начинают замерзать в ноябре и растут в декабре-феврале, а в апреле ребята по ним идут, достаточно хорошие. Идти по льдам чрезвычайно интересно. Это наша территория, если считать по советским стандартам, советский сектор Арктики. На самом деле это не советский сектор, а нейтральные воды, которые довольно близки к нашей границе. Чей Северный полюс — вопрос остается открытым. Такие вопросы нужно решать аккуратно на высоком международном научном уровне.

— Чувствуется ли такая международная конкуренция на станции "Барнео"?

— Когда наши школьники рассказывали о своей жизни на "Барнео", то меня крайне порадовало, что они играли в футбол с австралийцами, американцами, англичанами, израильтянами. Потом дети пошли смотреть, как работают профессиональные ученые из российского Института океанологии имени Ширшова и французы из университета Пьера и Марии Кюри. Несмотря на все бодания и сражения, которые нас со всех сторон окружают, на "Барнео" люди между собой дружно общаются. Это же здорово!

— Вы уже больше десяти лет занимаетесь детскими экспедициями на полюс. Кем стали дети, которые ходили в первые экспедиции? Может быть, полярниками?

— Многие ребята пошли работать в . Что касается полярников, то сейчас стать полярником не очень просто. Кроме героики туда должен вести какой-то профессиональный путь, кроме того, у полярников должны быть всем понятные материальные преимущества. Об этом сегодня идет речь — в каком-то смысле Россия должна возвращаться в Арктику широким фронтом.

— А вы, получается, готовите смену?

— Это сильно сказано. Мы проводим наши экспедиции в первую очередь для того, чтобы наши дети продвинулись в своей жизненной философии и, возвращаясь в свои регионы, становились прекрасными людьми, получившими большой дополнительный заряд жизненной энергии по сравнению с остальными. Побывавшие в наших походах дети становятся достойными людьми — это самое важное. Будут ли они полярниками или нет — не так важно. Важно, чтобы они не пили, не курили, помогали своим сверстникам, окружающим людям. Важно, чтобы у них появлялись идеалы, мечты.

— Что вас привело в Арктику в юности?right

— По профессии я математик. Я не стал профессиональным полярником, хотя первым вместе со своими шестью товарищами сходил на лыжах к Северному полюсу. Получилось все так: когда я поступил в Московский государственный университет, то тогда там все как-то путешествовали, это было тогда доступно, был развит спортивный туризм. Мы изведали и горы, и тайгу, и сплав по рекам на плотах. Но больше всего зацепили лыжи. А если из всех видов туризма ты избрал лыжный, то неизбежно хочется попасть на Север. А он такой: кончается лес, начинается тундра, невообразимо красивое пространство и летом и зимой, а потом начинаются льды. И если уже дошел до льдов, то дальше только Полюс.

— Детские походы на лыжах клуб "Приключение" уже освоил. Какие цели ставите себе на будущее?

— Самая главная наша задача — возможность организовывать то, что никто другой не может сделать. У нас есть очень сильный проект. В нашем портфеле глобальное путешествие, которое пока никто не сделал, к детям не имеющее отношения. Мы хотим устроить поход от побережья Антарктиды до Южного полюса. Команда, например, из трех человек: двое идут на лыжах, а один инвалид сидит на кресле-санях и движется только силою рук, отталкиваясь ото льда лыжными палками. И он станет первым человеком, пришедшим к Южному полюсу только с помощью рук. В 2000 году уже было подобное путешествие, когда мой сын Матвей, его товарищ Боря Смолин и инвалид-колясочник пересекли Гренландию. Собираемся в ноябре полететь в Антарктиду и 7 января 2019 года по соседству с американской станцией Амундсен-Скотт поднимем флаг России. Достижения инвалидов важнее достижений здоровых людей — это наша философия.