Сильная женщина. Правда жизни врача Татьяны Крыль: мечты, секреты и предметы гордости 

Сильная женщина. Правда жизни врача Татьяны Крыль: мечты, секреты и предметы гордости
Фото: Вечерняя Москва
Накануне Дня медработника власти проанонсировали очередную волну модернизации больниц. Оборудование будет обновлено во всех городских стационарах. Помощь врачам — колоссальная. Можно представить, какого уровня достигнет медицина в Москве, если уже сейчас медикам удается творить настоящие чудеса. Благодаря технологиям, профессионализму и таким руководителям, как Татьяна Крыль, главный врач городской клинической больницы им. В. В. Вересаева.
Есть у главного врача городской клинической больницы им. В. В. Вересаева (бывшая клиническая больница № 81. — «ВМ») Татьяны Крыль мечта: хочет Татьяна Николаевна открыть в своем стационаре столовую для сотрудников. Чтобы те перестали наконец баночки-пакетики из дома таскать, а как «белые люди» завтракали, обедали и ужинали, не на коленках. А еще она подумывает организовать на «вверенной территории» сеансы психологической разгрузки. Опять же для коллег-подчиненных. Быстро выгорают люди на такой работе: больница скоропомощная, 24 часа в сутки без праздников и выходных работает, все пациенты тяжелые. И боль, много боли.
Странная мечта, скажет кто-то, неужели у руководителя крупной столичной больницы других забот нет? Есть. И немало. Но что может быть важнее условий, в которых коллектив медиков спасает жизни людей, когда самое главное — лечебный процесс — налажен практически идеально; шестеренки крутятся, как в смазанном самым качественным солидолом механизме.
— Люди по шесть часов стоят за операционным столом, ведут многочасовые приемы. А питаются совершенно ненормально, — терпеливо объясняет Татьяна Николаевна свою такую, казалось бы, приземленную мечту. И не боится быть непонятой. — У нас в стационаре даже нет специального помещения, где врачи могли бы хорошо пообедать. Разве это правильно? Я сама здесь много лет проработала терапевтом, знаю, о чем говорю.
Действительно, Татьяна Крыль устроилась в больницу имени Вересаева больше 20 лет назад, в 1996-м, когда приехала в столицу из Питера вслед за мужем-военным.
Все в городе на Неве было хорошо — связи, признание, благодарные пациенты, перспектива защитить диссертацию — а пришлось насиженное место бросить.
— Как бы пафосно это ни звучало, но то, чем занимался муж, было важнее, — серьезно говорит Татьяна Николаевна. — Он Родину защищал.
На новом месте жительства офицерская жена быстро наверстала: со временем стала завотделением терапии клинической больницы им. В. В. Вересаева, потом — заместителем главного врача по лечебной работе, а осенью прошлого года возглавила клинику. В принципе, можно сказать, сменила профиль.
— Я молодой главврач. Еще и года нет, — усмехается Татьяна Николаевна, но быстро меняет тон. Ведь то, о чем говорит, по-настоящему ее беспокоит. — Села в это кресло и окунулась в жесткую административную работу. Сразу столкнулась с тем, что мне не хватает некоторых знаний в экономике и финансах. Пришлось вникать в хозяйственные вопросы. В идеале, конечно, главврач должен заниматься лечебным процессом, а для ведения хозяйства нужен директор. В том же Израиле уровень медицины, который все хвалят, в клиниках есть директора. Думаю, что и московские медучреждения к такому разделению со временем придут.
Татьяна Крыль вообще возлагает многие надежды на будущее. Кажется, она из тех людей, которые никогда не сомневаются — завтра обязательно будет лучше. Скоро начнется строительство нового корпуса неотложной помощи, ремонт в стационаре обязательно сделаем — давно требуется, территорию прилежащую облагородим — будет красиво.
— С финансами, правда, немного тяжеловато, — признается, но сама себя успокаивает. — Медицина — сфера затратная. Всегда требует вложений. Было бы неплохо, если бы меценаты помогали здравоохранению. Как в том же Израиле. Может, когда-нибудь, когда-нибудь.
А пока московские меценаты зреют, в развитие стационара вкладывается город. По программе модернизации больница несколько лет назад получила компьютерные и магнитно-резонансные томографы, высокоточную рентгенаппаратуру, технику для проведения сложнейших неврологических операций, аппараты УЗИ экспертного класса. Все работает отлично.
Прибавьте к оборудованию профессионализм врачей и поймете, откуда берутся чудеса, которые здесь творятся: безнадежные больные, приговоренные в других клиниках к смерти, выздоравливают. Был, например, случай. В роддом больницы скорая доставила 36-летнюю женщину, беременную первым ребенком с угрозой прерывания беременности. Внезапно пациентка почувствовала себя плохо — инсульт. Кесарево, сложнейшая операция на мозге, долгая реабилитация. В результате, мама и малыш живы. Хотя врачи, конечно, понервничали.
А с этим пациентом Татьяна Николаевна разговаривает как с любимым сыном. Когда заходит в реабилитационное отделение и видит его, медленно шаркающего по коридору, непременно подойдет, приобнимет за плечи, скажет подружески: «Ты, Дима, смотри, выздоравливай! Обещай!» А тот смущенно улыбается. Ему 40, а как ребенок, краснеет.
В больнице им. В. В. Вересаева подняли на ноги после серьезнейшего инсульта.
— Коллеги из Первой градской, куда Дмитрий попал по скорой — молодцы, сделали все, что могли, чтобы не дать ему умереть, — рассказывает Татьяна Крыль. — После таких мозговых кровоизлияний, какое было у него, шансы выжить практически нулевые. Он выжил, но прогнозы были очень плохие. В Первой градской начали реабилитационные мероприятия, потом перевели к нам в реабилитационное отделение на второй этап выхаживания. И наши врачи продолжили реабилитацию: по капле, по чуть-чуть, методично и самоотверженно. Да-да, именно так. Не прошло и месяца, как пациент пришел в себя. Теперь он сам ходит. Для нас — это счастье.
В этих словах про счастье нет лукавства. Татьяна Николаевна любит всех своих пациентов, сопереживает им, радуется их выздоровлению и, если так складывается жизнь, умирает вместе с ними.
— Невозможно привыкнуть к чужой боли, сколько ни работай врачом, — признается она.
Нет, в жизни Татьяны Крыль не было неверных диагнозов, врачебных ошибок, ситуаций, которых стоит стыдиться, но были сомнения.
— Смотреть в глаза смертельно больному человеку и осознавать, что ты не в состоянии ему помочь — это бессилие мучительно. И если так складывается, что пациента уже не спасти, я умираю вместе с ним. Сразу после института тебе кажется, что ты все-все умеешь, ничего не боишься, но чем больше проходит времени, тем ты осторожнее, осмотрительнее. Наверное, потому что по-настоящему начинаешь ценить человеческую жизнь.
Она сильная женщина. Это правда. Говорит, что никогда не плачет. Ни-ког-да.
— Наверное, потому, что семья во всем меня поддерживает, — рассуждает доктор. — Муж, правда, протестовал: мол, ты все время на работе. Но недолго. Он же понимает уровень ответственности, лежащей на мне.
Бывало, уставала, руки опускались, но быстро собиралась и снова в бой. Нельзя расслабляться: за спиной стоит коллектив, нехорошо играть на струнах душ людей, которые в тебя верят. Сама выбрала такую жизнь. В больнице до позднего вечера, звонки — рано утром, поздно ночью, чтобы вскочить в любое время суток и бежать спасать. А как по-другому, уже и не представляет. Трудоголик, который на вопрос о сложном выборе отвечает: «Работа!»
— Когда к нам приводят на экскурсию детей из медицинских классов, я им говорю честно: готовьтесь к тому, что семью придется отодвинуть на второй план и свои желания тоже, — признается Татьяна Николаевна, — что днем и ночью вы должны прийти к больному, понять его, любить и возносить его. Больные люди могут быть капризными, но они не плохие, просто болеют. Я считаю, что плохих людей не бывает. Да, жизнь врача не всем по душе. Банальность, но правда — врачом надо родиться.
Дочь Инна, когда встал вопрос о выборе профессии, заявила: извини, мама, но я в медицину ни ногой. И поступила в .
Сама же Татьяна Николаевна настоящий фанат медицины. Консилиумы, осмотр пациентов в реанимации — когда ее, занятого административными делами степенного главного врача, приглашают осмотреть сложного больного, она хватает фонендоскоп и едва не срывается на бег.
— Такой адреналин, вы не представляете, — откровенничает доктор Крыль. — Вообще сейчас работать в здравоохранении очень интересно. Столько всего происходит! Например, семимильными шагами развиваются методы борьбы с онкологией. Уже есть 3D— и 4D-лучевые аппараты, выявляющие отдаленные метастазы. Химиотерапия развивается, фармацевтика: разрабатываются новые препараты для лечения грозных заболеваний, таких как онкология и не только. Вместе с тем возвращаются болезни, которые мы давно считали побежденными: оспа, полиомиелит, корь. В мире известны 2000 болезней, и многие еще не изучены до конца. Современному врачу нужны огромные силы, воля и знания.
Своими знаниями Татьяна Николаевна делится с молодыми врачами, приходящими в ее больницу, без остатка. Когда-то и она была начинающим медиком, и опытные коллеги открывали ей секреты, которых не найдешь в учебниках.
— Очень хочу научить молодых врачей правильно осматривать больного, — говорит Татьяна Крыль. — С головы до пяточек. Как разговаривать с ним, как слушать и слышать: основываясь на том, что человек расскажет, на 95 процентов можно составить диагноз. Анализы, обследования уже потом.
Блицинтервью
— Татьяна Николаевна, если вам не продлят контракт, что будете делать?
— С удовольствием пойду работать врачом-терапевтом, как раньше.
— А в скорую?
— Эта работа со своей спецификой. Надо подучиться.
— Педиатром смогли бы быть?
— А вот это нет! Очень боюсь педиатрии. Даже внучку свою не лечу. Маленькие детки, как хрустальные вазочки, такие хрупкие.
— Помните своего первого пациента?
— Помню, конечно. Это был мужчина, больной онкологией, у которого приходилось откачивать жидкость из легких. Я делала ему пункцию. Когда он выписывался, подарил мне ситец на халат.
— Что еще необычного дарили пациенты?
— Стихи писали. Где-то они были несовершенны, но шли от души. Мои черные глаза как-то стали в стихах синими, но все равно было приятно.
— Кто-нибудь из знаменитостей лечился в вашей больнице?
— Заслуженный артист РФ , бывший руководитель Департамента здравоохранения Москвы и другие.
— Какая вы за пределами работы?
— В выходные готовлю обед на всю неделю. Очень люблю море. А дачи у меня нет: дачник из меня никакой, ничего не умею выращивать.
— Книжки читаете?
— Хочется иногда почитать художественную книгу, но сейчас важнее читать специализированную литературу, например журнал «Здравоохранение».
СПРАВКА
Татьяна Крыль в 1983 году окончила Ивано-Франковский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело». С 1983 по 1984 год училась в интернатуре, с 1991 по 1993-й — в клинической ординатуре по специальности «Терапия» в Санкт-Петербургской академии последипломного образования. Имеет высшую квалификационную категорию по специальности «Терапия». Медицинский стаж — 34 года.
ЦИФРЫ
— В прошлом году городская клиническая больница им. Вересаева по результатам проверки Общественного народного фронта заняла 3-е место среди больниц Москвы по качеству обслуживания.
— Рассчитана на 1018 коек.
— За прошлый год здесь пролечились 50 000 пациентов.
— В больнице 19 операционных.
— Роддом при больнице принимает 7000 родов в год.
— В больнице работают 2000 сотрудников: из них 540 врачей, 12 докторов медицинских наук, 70 кандидатов, 5 заслуженных врачей РФ.
— На базе больницы расположены 6 кафедр 4 вузов.
Роддом, входящий в состав городской клинической больницы им. В. В. Вересаева, — уникальное медучреждение. Сюда стремятся попасть люди со всей страны. Самой возрастной роженице, у который здесь успешно приняли роды, было 53 года.
Видео дня. Какие любовные треугольники скрывал советский кинематограф
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео