Ещё

«Будущее неизбежно»: Покрас Лампас, Мария Элькина, Тони Кеттл о сохранении наследия Петербурга и адаптации города к изменениям 

«Будущее неизбежно»: Покрас Лампас, Мария Элькина, Тони Кеттл о сохранении наследия Петербурга и адаптации города к изменениям
Фото: Собака.ru
В рамках IV Форума пространственного развития в Петербурге прошла сессия «Выхода нет: будущее неизбежно», организованная совместно с Лахта Центром. Открыла ее архитектурный критик и колумнист «Собака.ru» Мария Элькина. Спикеры обсудили проблему сохранения исторического наследия Петербурга и засилья многоэтажного дешевого жилья без достаточной инфраструктуры на окраинах города, а также непредсказуемость будущего и способы адаптации к стремительным изменениям. Сессия Lakhta View «Выхода нет: будущее неизбежно» предваряет масштабную урбанистическую и мультимедийную выставку о прошлом, настоящем и будущем города «Петербург 2103», которая открылась 20 июня и продлится до 15 июля.
Архитектурный критик Мария Элькина, которая также является куратором выставки «Петербург 2103» (где, в частности, размышляют на тему того, как будет выглядеть город в год своего 400-летия) в самом начале встречи отметила, что в Петербурге вообще не принято говорить про будущее. Все внимание сосредоточено на объектах в зоне охраны наследия . «Мы не ощущаем своей ответственности за будущее и не понимаем до конца, что сохранение исторического наследия наших далеких предков — это и есть ответственность за будущее, потому что в прошлом мы уже ничего изменить не можем», — считает она. Другая, не менее важная проблема, по ее мнению — многоэтажные дома-«муравейники» с минимальной инфраструктурой, которыми застраиваются окраины Петербурга. «Это происходит, потому что мы вроде как бедные, средств у нас нет. Но пока мы это строим, мы продуцируем нездоровую экономику. Та среда, которая присутствует на наших окраинах, совсем не способствует экономическому росту. Замкнутый круг», — говорит эксперт.
Исполнительный директор АО «МФК Лахта Центр»
Будущего точно не избежать и с каждым днем оно становится реальностью. Говоря о характеристиках любого города мы можем разбить их на две части: социальное самочувствие горожан и их субъективная оценка — по ней можно судить, насколько город развит и комфортен для жизни.
Мы живем в изменяющемся мире. Когда мы только узнали ответы на основные вопросы, то оказывается, что мир, который мы рассматривали, уже изменился и надо заново изучать то, что вокруг нас, планировать новую стратегию или новый проект. Меняются потребности современных горожан: если раньше, к примеру, им нужны были дороги, то теперь выясняется, что по этим дорогам некуда ездить.
Город — это совокупность людей, в нем проживающих, и для того, чтоб он был максимально хорошим, нужно ориентироваться на потребности этих людей. Мы на своем проекте попытались организовать такую комфортную среду, где петербуржец смог бы найти для себя все необходимое: пусть это пока будет очень заметно с точки зрения объема и очень локально с точки зрения места.
Однако комфорт на городском уровне не исчерпывается продуманной инфраструктурой изелеными зонами. Необходимо создать благоприятную среду для творческого развития. Чтобы город стал конкурентен, он должен быть интересным и разнообразным. Все, что добавляет ему комфорта, повышает получаемую от него отдачу. Мне кажется, нужно почувствовать те потребности, которые у есть у нас в конкретный период. Например, на протяжении нескольких десятилетий, отношение человека к месту работы закрепилось концепцией перемещения и привязанности к одному месту. Сейчас же очень много тех, кто работает удаленно и без всякой привязки к месту.
Основной ресурс Петербурга — человек, и необходимо ориентироваться на то, чтобы создать для него комфортные условия: начиная от дома, где он будет работать с компьютером, и заканчивая парком или любым другим общественным местом.
Специалист в области пространственного развития
Люди активно едут в Петербург и Москву, при этом в стране не удовлетворен первичный спрос на жилье. По этой причине люди продолжают покупать квартиры в дешевых «муравейниках». Девелоперское лобби — одно из самых беспощадных среди и всех, и проблему с ним можно решить путем «воспитания». Нужно вводить отдельные проекты, чтоб показывать, «как надо». Когда на рынке одна «макулатура», она становится нормой. Но когда на рынке есть выбор разных проектов, можно говорить: смотрите, себестоимость квадратного метра всего на 10% выше, а вид совсем другой.
Необходимо призвать к активности петербургское гражданское общество. Люди, которые удовлетворяют первичную потребность в жилье, могут и не понять такой борьбы (им нужны дешевые квадратные метры прямо сейчас), но продвинутые горожане могут давить на власть и изменить ситуацию. Налогоплательщики должны требовать за свои налоги введения адекватных правил строительства. Нужно заклеймить проекты, не обеспеченные социальной инфраструктурой, позором.
У петербургского градозащитного сообщества есть опыт успешной борьбы — однако пока боролись, например, с Охта Центром, массовая безликая застройка парализовала город. Бороться с распыленными, многочисленными стройками, намного сложнее. Эту борьбу нужно локализовать. Выберите один проект, самый угрюмый, серый и мрачный, и отбейте его. Добейтесь строительства дорог, школ, садиков, понижения этажности. Это лучше, чем борьба с ветряными мельницами.
Директор голландского архитектурного бюро MVRDV Клаас Хофман
Наступление будущего неизбежно, но и будущее без прошлого невозможно. К прошлому нужно относиться уважительно, но в это отношение можно внедрить даже некоторую долю юмора. Нам всегда нужно находить правильную пропорцию между уважением к прошлому и требованиями настоящего.
Куратор проекта Bordeaux 2050 Мишель Ларю-Шарлю
Сейчас уже нет возможности планировать долгосрочную политику, которая отвечала бы на крупные вызовы, такие, как демографический взрыв или исчерпание природных ресурсов: мир меняется слишком быстро. Идея проекта Bordeaux 2050 — понять, как мы можем ответить на вопрос о будущем, зная, что мы совершенно не можем его предсказать и как сделать, чтобы Бордо в 2050 году остался городом с высоким качеством жизни, при этом интегрируя все современные вызовы. В 2050 году мы будем иначе работать и иначе перемещаться. Например, не нужно будет иметь собственный автомобиль, достаточно будет получить возможность им пользоваться, не нужно будет обладать собственным офисом достаточно будет доступного места, где можно комфортно работать.
Модератор второй части, программный директор Lakhta View, кандидат философских наук Ольга Бузина предложила подумать над тем, как новые поколения видят будущее городов и окружающей их среды, а также насколько похожи представления о будущем двадцать лет назад и в нынешнее время и как работать с пространством, чтобы создавать новые объекты.
«Действительно, если мы хотим сохранить классический Петербург и чтобы у нас было будущее, мы должны что-то менять. И зависит это только от нас. Говоря о завтрашнем дне, нужно понимать и то, что, следуя словам Кэролла, — чтобы стоять на месте, нужно бежать в два раза быстрее. Наша задача, как тех, кто отвечает не только за образ мысли, но и за образ действия, поговорить не только о том, как, но и о том, зачем…», — отметила она.
Тони Кеттл, британский архитектор
Когда мне было 20 лет, я представлял будущее исключительно как высокотехнологическую эру. В том возрасте я посетил Петербург вместе с одной культурной организацией. У меня была миссия — побывать в , где я провел много времени на чердаке и в хранилищах, изучая все эти удивительные произведения искусства. На самом деле они открыли мне глаза и я понял, насколько красив Петербург и сколько здесь ценных артефактов, а люди, которых я встретил, оказались настолько знающими и компетентными (гораздо более компетентыми, чем люди на Западе). Я понял, что такое настоящая культура и что мне предстоит многое узнать.
Я должен понять прошлое, чтобы работать в современном контексте. Прошлое и будущее не разделены, а переплетены друг с другом. Не стоит смотреть на исторические здания, как на оригиналы, которые надо копировать, их лучше рассматривать в историческом контексте. Мы движемся в будущее, и там лежат новые возможности, которые нам нужно открыть для себя.
Эйнштейн говорил, что время относительно, оно меняется в зависимости от того, где вы находитесь и как к нему относитесь. Для меня источник идей для формирования нового пространства и новой архитектуры — природа. Сложно говорить о границах прошлого и будущего, потому что время имеет континуальный характер, и природа в данном случае служит безграничным ресурсом для создания нового.
, международный эксперт в области Art&Science
Высококвалифицированные и творческие специалисты стремятся туда, где культивируется талант, свобода и стремление создавать что-то новое. Так, городская среда, благоприятная для развития «знаниевой системы», должна совмещать в себе и модное современное искусство, и радикальные технологии, и когнитивные подходы, создавая новые точки творческого роста и развития.
Адаптироваться к непредсказуемому будущему современного искусства поможет союз с наукой. Философия говорит ученым, что все их планы будут нарушены, все предустановленные цели не будут достигнуты и все пойдет не так. И тут возникают художники, которые работают на этой территории. А художники не подтверждают версии окружающей реальности, но очерчивают границы ее применимости. Именно таким образом они инсталлируют хаос и непредсказуемость в систему знаний, делая прыжок в неизвестность.
Сайнс-арт использует методы и искусства, и науки для исследования и популяризации накопленного знания. У этого направления есть и практическое применение: например, мы знаем, что голуби — это проклятие городов. Эти птицы являются разносчиками болезней, портят архитектуру и памятники. Художники Тур ван Бален и Ревитал Кохен в проекте «Золотой голубь» разработали технологию, которая сделает голубей санитарами города — особые бактерии превратят фекалии птиц в моющее средство для стекол. Подобный проект относится к подкатегории сайнс-арта — «биологическому искусству».
Художник, таким образом, работает с пространством и предлагает некоторое решение для городских служб, разрывая шаблон и делая двойное послание. Это и критика технического прогресса, когда люди относятся к окружающей среде потребительски, и некий образ пост биологического будущего, с которым можно работать.
Художник— каллиграф, победитель премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» Покрас Лампас
Я считаю, что задача художника сейчас — не просто реализовать свои творческие амбиции, но ипонимать, каким именно образом его творчество повлияет на зрителя, что именно его вдохновит и как это может ему помочь. Сегодня художник должен развивать, образовывать, разговаривать с аудиторией на новом языке.
Искусство сейчас сливается с социальными медиа и в целом превращается в очень мощную и эффективную силу для коммуникации и просвещения. Один из проектов, которым я горжусь — это то, что я сделал в Новой Третьяковской галерее в Москве, где сейчас проходит выставка . Мы подумали, что надо как-то привлечь молодую аудиторию, чтобы она узнала больше о художнике. И современное искусство послужило здесь таким средством коммуникации. Я написал 18 слов, каждое из которых было связано с художником.
Зритель должен прийти на выставку, посмотреть, почувствовать и сформировать собственное мнение и найти в моей работе зашифрованные слова-отсылки к культуре: где-то это могут быть старославянские слова, где— то понятия из среднеазиатской культуры, а где-то — отсылки к готической Европе. Сейчас задача художника — понимать, какое влияние его творчество будет иметь на зрителя и как ему помочь сформировать собственный вкус.
Фото: А. Николаев
Видео дня. Что будет с долгожданным продолжением «Шерлока»
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео