Ещё

Зоуи Дешанель рассказала о творческих планах и съёмках последнего сезона «Новенькой» 

Ценителям кино известна по ролям в фильмах «500 дней лета», «Все настоящие девушки», «Мост в Терабитию», «Автостопом по галактике» и «Всегда говори „Да“. Меломанам — по дуэту She & Him, где она исполняет вокальные партии, играет на фортепиано и укулеле. В интервью в программе Larry King Now на RT актриса и певица рассказала о съёмках заключительного сезона сериала „Новенькая“, желании вернуться в мир независимого кино и своей предпринимательской деятельности.
— Было ли вам тяжело работать над седьмым сезоном „Новенькой“, зная, что он — заключительный?
— Работать было хорошо, ведь во время съёмок предыдущего сезона мы не были уверены, позовут ли нас снова. Мы знали, что контракты у всех закончатся по истечении семилетнего срока. Я рада, что седьмой сезон состоялся, и после стольких лет совестной работы мы смогли как следует попрощаться друг с другом и с сериалом.
— Каково было сниматься в финале?
— Знаете, мы все были готовы к тому, чтобы двигаться дальше. Чувства при этом были и радостные, и грустные. Мне будет не хватать тех, с кем я снималась, да и остальных членов команды сериала. Такие замечательные люди. Мы прекрасно провели последний день на съёмочной площадке. Всё было в точности так, как мне хотелось.
— Этот сериал — самый долгий ваш проект?
— Да. Определённо.
— А вы достигли того же состояния, что и великий актёр ? Он становился персонажем, которого играл, и оставался им до конца.
— Некое слияние с ролью действительно происходит, особенно когда долго работаешь над большим сериалом. Сценаристы со временем узнают о тебе больше и начинают как-то обыгрывать твои сильные стороны в сюжете. Так что это некая интеграция.
— Каково это — быть главным актёром сериала?
— Для меня это большая ответственность. Я чувствовала себя обязанной задавать настроение на съёмочной площадке — не знаю, правда, хорошо ли у меня получалось. Мне казалось, что коллеги, наблюдая за мной, будут делать выводы о том, как следует работать им самим.
— Вам позволяли много импровизаций?
— Да.
— Такое не везде разрешается.
— Но нам повезло. Наш сценарист Элизабет Меривезер работала с режиссёром Джейком Кэзданом, который отличается тем, что в своих картинах охотно допускает импровизации. Именно он сделал пилотную серию, которая задала настроение всему сериалу. И благодаря этому мы смогли и дальше позволять себе импровизировать.
— Теперь вы вернётесь в мир независимого кино?
— Это мне определённо было бы интересно. Я люблю работать с независимыми кинокомпаниями. Тут у тебя есть возможность мыслить неординарно, выйти за привычные рамки. И мне нравится большое разнообразие проектов, в которых я успела поучаствовать.
— Вы выросли в киносемье: ваш отец — оператор, мама — актриса. Вам сам бог велел идти в артистки. Вы с детства мечтали об этой профессии?
— Да, мне всегда нравилось выступать, играть на сцене, исполнять разные роли. Моя сестра тоже актриса. Так что мы действительно прониклись примером родителей.
— Правда, что изначально вы хотели заниматься мюзиклами?
— Да. Мне хотелось заниматься Бродвеем, играть в музыкальном театре…
— А вы играли в театре?
— Да, но не на Бродвее. Я двигалась в этом направлении, пока не свернула в кинематограф.
— Вы выступаете в дуэте под названием „Она и он“ (She & Him). Кто такой „он“?
. Он также выступает соло. Удивительный человек — музыкальный гений.
— Как-то в интервью вы сказали: „О влиятельных женщинах говорится много всего негативного. И это способствует тому, что у них невольно возникает пассивно-агрессивное поведение и порой стремление принизить друг друга“. Вы по-прежнему так считаете?
— Иногда. В целом, моя точка зрения заключается вот в чём… Я очень хочу постараться убедить женщин не думать, что если та или иная их коллега успешна, это как-то уменьшает их собственную значимость. Женщинам сложнее на рабочем месте, они сталкиваются со множеством проблем и поэтому порой ведут себя друг с другом не самым лучшим образом…
— Может ли здесь что-то изменить движение MeToo?
— Надеюсь, да. Думаю, оно имеет позитивный эффект — с той точки зрения, что женщины сейчас во всеуслышание заявляют о своём желании находиться в более безопасной среде, иметь возможность спокойно учиться, работать, заниматься своими делами…
— А Голливуд меняется? Больше разнообразия, равноправия?
— Да, Голливуд сейчас движется в этом направлении. Работы ещё много, но тем не менее…
— Вы запустили, по выражению вашего мужа, „фермерский проект“. Расскажите об этом.
— Мы создали компанию и планируем с её помощью сделать более доступной местную фермерскую продукцию, которая произведена с использованием ресурсосберегающих технологий. Есть целый ряд причин, по которым стоит выбирать именно такие продукты — они полезнее, их производство не вредит экологии.
— Кеннеди с Никсоном на своих знаменитых дебатах (это было ещё до вашего рождения) согласились в одном: им не стоит обсуждать сельское хозяйство, потому что они в нём ничего не смыслят. Почему политики не уделяют особого внимания вопросу продовольствия?
— Не думаю, что этот вопрос должен относиться к политике. Мы многого можем добиться сами, как потребители, если будем покупать продукты местного производства. Наши деньги — как голоса на выборах. Так мы поддержим фермеров и увеличим спрос на их товары.
— Давайте сыграем в игру „Знали бы вы“. С кем бы вы поменялись местами на день?
— Наверное, с .
— Хороший выбор. Ваш кумир в детстве?
.
— В чём люди обычно заблуждаются насчёт вашего родного Лос-Анджелеса?
— Заблуждений много. Одно из них, пожалуй, — что здесь невозможны прочные социальные связи. Просто тут есть много маленьких сообществ. Нужно лишь найти своё, и вы увидите, что крепкие связи возможны.
— Что лучше всего в жизни знаменитости?
— Наверное… Проще забронировать столик в ресторане.
— Есть что-нибудь, во что вы долго верили, а потом оказалось, что всё не так?
— Да, все говорили, когда у меня родится ребёнок, он не будет давать спать всю ночь. А у меня так не было. Но когда дети подрастают — действительно глаз не сомкнёшь.
— То, что у вас двое детей, как-то изменило ваш подход к работе?
— Да, я сейчас очень ценю график, который позволяет мне побыть с ними. Иногда на телевидении приходится работать очень подолгу, и я предпочитаю начать часов в пять-шесть, чтобы до этого провести время с детьми.
— Ваши цели с годами менялись?
— Да, дети и семья для меня сейчас на первом месте.
— Какие у вас планы?
— Работа над „Фермерским проектом“, музыка и, надеюсь, новые интересные фильмы.
— А что бы вы предпочли? Большое кино или телесериал?
— Сейчас, после семи лет на телевидении, было бы приятно вернуться к кинофильмам. Но я открыта ко всему.
Полную версию интервью смотрите 27 июня на сайте RTД.
Видео дня. Чем напугал фильм Ромма атомную промышленность СССР
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео