Ещё
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Анна
Боевик, Триллер
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Солнцестояние
Детектив, Ужасы, Драма
Купить билет
Проклятие Аннабель 3
Триллер, Ужасы
Купить билет
Собачья жизнь 2
Приключение, Трагикомедия, Семейный
Купить билет
Паразиты
Триллер, Трагикомедия
Купить билет
Мёртвые не умирают
Фэнтези, Комедия, Ужасы
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Искусство обмана
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Норм и несокрушимые: Большое Путешествие
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Соблазн
Триллер, Драма
Купить билет
Али, рули!
Боевик, Комедия
Купить билет
Код Гиас: Лелуш Воскресший
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Красавчик со стажем
Комедия
Купить билет
Та еще парочка
Комедия
Купить билет

Исторический музей Киргизии откроется в День ее независимости 

Фото: Российская Газета
После публикации в СМИ сметы расходов на приобретение оборудования для Государственного исторического музея (ГИМ) правоохранительные органы республики заявили о начале расследования. Антикоррупционная служба Госкомитета национальной безопасности совместно со Счетной палатой намерена выяснить, действительно ли, к примеру, мебель «для фойе, касс, музейного магазина, кафе, входной зоны, гардероба и кинозала» стоит более 700 тысяч евро казенных денег. Тем временем у директора ГИМ Кенешбека Алмакучукова есть своя точка зрения на случившееся. Он ответил на вопросы корреспондента «РГ».
Кенешбек Мукашевич, что сейчас происходит в музее? Наверняка одна за другой идут проверки после столь громкого скандала.
Кенешбек Алмакучуков: Прежде всего необходимо уточнить — музея проверки касаются косвенно. Главное направление — генеральный заказчик в лице Госстроя, подрядчик, субподрядчики. Музей в этом процессе участвует, как говорится, постольку-поскольку. Дирекция никаких контрактов ни с кем не заключала, переговоры о покупках не вела. Но так как все происходило в здании музея, то правоохранители, конечно, проверяют, какие работы в нем проводились, сколько финансовых средств на них потратили.
Вам какие вопросы задавали в связи с этим делом?
Кенешбек Алмакучуков: Чаще всего касающиеся творческих моментов. К примеру, о концепции и тематическом плане новой экспозиции.
Вы ведь стали директором Государственного исторического музея в марте 2018-го. То есть примерно за три месяца до скандала. Можно ли сказать, что все решения, касающиеся тех самых закупок оборудования, экспонатов и мебели были уже приняты до того, как вы возглавили музей?
Кенешбек Алмакучуков: Решения были приняты еще в 2016 году, воплощены в жизнь, документы были подписаны, деньги выделены и потрачены. Но я могу только предполагать, потому что отвечаю за те вещи, к которым музей имеет прямое отношение. Это, прежде всего, концепции тематического плана и экспозиции. А что касается эффективности расходования бюджетных средств, то все вопросы к проверяющим структурам. Повторяю, мы не проводили никаких переговоров, о каких цифрах идет речь, не знали. Ознакомились бы с ними только в процессе приема — передачи объекта после реконструкции.
То есть получается, что для руководства музея опубликованные в СМИ данные об огромных тратах при закупках стали сюрпризом, как и для многих киргизстанцев?
Кенешбек Алмакучуков: Я точно так же, как и вы, прочитал об этом в Интернете, в онлайн-изданиях. Ни у меня лично, ни у сотрудников музея нет и не было официальных документов с цифрами. Они есть у заказчика, подрядчика и субподрядчиков.
Вас стоимость двух деревянных лошадей — более 30 тысяч евро — не потрясла?
Кенешбек Алмакучуков: По поводу лошадей… Они, кстати говоря, не деревянные. Я не знаю, какой материал использовался для их изготовления, но это не дерево. Фигуры цельнолитые. Музей предлагал немецкой компании сделать их похожими на лошадей даваньского периода в истории киргизов, но они, в конце концов, получились такими, какими получились, полигранными. Причем, насколько я знаю, нам эскизы на согласование не присылали. Мы уже увидели эти манекены, когда их привезли.
То есть это манекены?
Кенешбек Алмакучуков: Да. Это ни в коем случае не экспонаты. На них планировали показывать конское снаряжение.
Планировали?
Кенешбек Алмакучуков: Будут ли их теперь использовать по назначению — неизвестно. Сейчас предлагают вернуть их компании-изготовителю. Я не сторонник таких действий. На мой взгляд, негатив можно превратить в позитив, и с помощью этого привлечь как можно больше посетителей в музей. Представляете, сколько желающих будет увидеть и сделать «селфи» с лошадьми, ставшими причиной такой шумихи? А посидеть на стульях и креслах стоимостью несколько десятков тысяч сомов (улыбается)? Поэтому, на мой взгляд, лучше все оставить как есть. Но об этом можно будет говорить предметно, когда настанет время приема — передачи на баланс музея основного оборудования.
А где сейчас мебель, оборудование, лошади?
Кенешбек Алмакучуков: Манекены в целости и сохранности находятся на складе. Упакованная мебель стоит в помещениях музея. Официально нам Госстрой еще ничего не передал. В случае, если скажут все убрать, заменить их будет нечем. И денег, чтобы купить другое оборудование, нет.
Вы сказали, что участие в переговорах по закупкам не принимали. Но если бы у вас была такая возможность, поставили бы вы свою подпись в контракте?
Кенешбек Алмакучуков: Я отвечу так: мне кажется, можно было бы все купить несколько дешевле. Но надо учитывать и то обстоятельство, что национальный по статусу и по содержанию музей по определению должен быть и «упакован» соответственно.
Реконструкционные работы в музее не приостановили из-за скандала?
Кенешбек Алмакучуков: Нет. Торжественное открытие музея после реконструкции намечено на 31 августа. Степень готовности на данный момент около 95 процентов. Коллектив музея свою работу сделал — тематическую часть «вытянул» за полгода.
Ключевой вопрос
Российские коллеги вам оказывали помощь в формировании новых экспозиций?
Кенешбек Алмакучуков: Если говорить о тематическом плане, то, безусловно, помощь российской стороны была. Нам предоставили доступ в хранилища Минусинского краеведческого музея, где есть экспонаты, которых нет у нас. К примеру, были сделаны очень качественные копии воинского снаряжения.
В целом так называемые российский и советский периоды истории республики представлены достаточно хорошо.
Тем временем
Государственное агентство архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства КР (Госстрой) оказалось замешано в скандале из-за завышенных, по мнению депутатов парламента республики, цен на оборудование для исторического музея. Согласно сообщениям ведомства, агентство выступало единым заказчиком по параллельному проектированию и капитальному ремонту хранилища.
В 2016-2017 годах управление по сотрудничеству и развитию при аппарате премьер-министра Республики Турция (ТИКА), согласно достигнутым с киргизской стороной договоренностям, провело ремонтные работы по благоустройству прилегающей территории — демонтировало и уложило более 14 тысяч квадратных метров гранитных плит, восстановило фонтаны, установило освещение. На это было потрачено 4,232 миллиона долларов, выделенных Турцией в виде гранта.
Второй этап реконструкции проводился за счет госбюджета. Стоимость работ составила 1,569 миллиарда сомов. На строительно-монтажные работы внутри музея потратили 700 миллионов. Ремонт делало ОсОО «СМУ-3».
Поставку и монтаж оборудования для экспонатов (869 миллионов сомов) осуществляла немецкая компания, которую отобрало правительство КР. При этом в сообщении Госстроя нет разъяснений, почему за мебель и манекены были заплачены такие большие деньги.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео