Лиза, «Немолчи»!

Тридцатилетний — предприниматель с большим опытом продаж. Но, прежде всего, он — руководитель Центра особого детства «Немолчи». Это — миссия, все остальное — лишь дополнительный заработок. Все началось, когда аутизм в два с половиной года обнаружился у его дочки Елизаветы.
Лиза, «Немолчи»!
Фото: nn.runn.ru
— Когда мы с женой искали центры реабилитации для Лизы, оказалось, что необходимый комплекс методик набирался в центрах, разбросанных по всему городу. Пришлось бы тратить время, в основном, на переезды между ними, а не на максимально эффективный комплекс реабилитации. И мы поняли, что нужно такой центр создавать самим, — говорит Олег. — Мы точно знаем, чем отличаемся от других подобных центров: мы прошли через свою боль и даем те практики, которые нам помогли.
Центр «Немолчи» существует чуть больше полугода и занимается коррекцией расстройств аутистического спектра с помощью разнообразных методик, таких как аудиотренировки «Томатис», канис-терапия (занятия со специально обученными собаками), ипотерапия, сенсорная интеграция, работа с дефектологом и другими специалистами,
Название «Немолчи» посвящено детям: в центре стремятся к тому, чтобы ребенок научился говорить, освоил бы невербальное общение. Сейчас в Центре особого детства 53 клиента (то есть 53 семьи), и по многим направлениям это максимум, больше которого центр в его нынешних размерах просто не может принять. Причем на этот максимум вышли уже через четыре месяца работы.
Привычно, что коррекцией и реабилитацией занимаются социальные структуры, но Олег Малышев говорит о своем центре как о самостоятельном бизнесе, у которого есть стратегия развития. С самого начала работа была ориентирована на выход на самоокупаемость и достойную оплату труда специалистов. На дотации и пожертвования не рассчитывают. Олегу нужны новые знания именно в специфической области социального предпринимательства. Он участвует в грантовых программах, обучающих проектах — например, подал заявку на программу «Начни иначе», чтобы проработать разные возможности устойчивых финансовых моделей.
Сейчас центр работает с небольшой прибылью. Осенью планируют открывать второй. Развитие центров для особых детей — дело небыстрое, в том числе из-за сложностей с подбором помещений. Подходит только помещение с отдельным входом на первом этаже, а это всегда самые высокие ставки арендной платы.
Бизнес-стратегия основателя «Немолчи» тоже звучит как миссия:
— Мы стремимся оказать максимальное влияние на цены в регионе, потому что они завышены, и я ощутил это на своем кармане. В идеале — открыть в каждом районе Нижнего Новгорода по два центра и так добиться общего понижения цен.
Почему два центра в каждом районе города будут востребованы? Олег опирается на известную ему статистику. Согласно ей, каждый год в мире число детей с аутизмом растет на 17%. Статистика в России неточная, но есть данные, что за последний год детей с официальным диагнозом «аутизм» стало больше на 13%. В нашей стране еще и очень много тех, кому диагноз не ставится. При этом почему-то действует неписаный закон: чем богаче регион, тем выше этот процент. Статистика искажается и тем, что не все родители решают регистрировать инвалидность ребенка.
Важных и полезных направлений работы много. В будущем «Немолчи» планирует выпуск игровых наборов для домашнего развития, модернизацию и продажу доработанной методики аудиотренировок. Все это позволит быть устойчивыми, нанимать высококвалифицированных специалистов и в конечном итоге видеть результаты.
Лизе, дочке Олега, сейчас 7 лет. Ее программа в центре «Немолчи» расписана на каждый день, иногда недельный отдых — и снова в бой. В результате интенсивной работы за последние полгода она стала полностью понимать речь, лучше говорит сама, освоила чтение и стала играть с другими детьми.
— Я хочу дать возможность как можно бОльшему количеству мам и пап особенных детей, услышать в первый раз от своего ребенка фразу «Я люблю тебя!», — говорит Олег Малышев.
Публикация подготовлена в сотрудничестве с российской программой развития социальных предпринимателей «Начни иначе», осуществляемой Росбанком и Impact Hub Moscow.