Ещё

«Российская летопись». П. Д. Боборыкин — первый автор «Василия Теркина» 

Двадцать седьмого августа 1836 года родился писатель Петр Дмитриевич Боборыкин, ныне основательно подзабытый. Он — автор таких известных романов как «Китай-город» и «Василий Теркин».
Нет, боборыкинский Василий Теркин — это не храбрый и жизнерадостный солдат, а коммерсант. По словам Горького, Боборыкину первому в русской литературе удалось воспроизвести облик просвещенного, политически мыслящего купца, который, сам выйдя из народа, хочет «дать полный ход всему, что в нем кроется ценного, на потребу родным угодьям и тому же трудовому и обездоленному люду».
Есть такие писатели, которых критики и читатели не ставят в разряд классиков, но без которых нельзя себе представить литературно-исторический процесс. Таковы, скажем, Вельтман, Сенковский, Булгарин, Боборыкин.
Петр Дмитриевич прожил долгую и насыщенную многими интересными событиями жизнь. Он родился в Нижнем Новгороде в родовитой дворянской семье. Образование получил в Казанском и Дерптском университетах. В Санкт-Петербурге выдержал кандидатские экзамены по разряду административных наук. Он превосходно владел многими языками, объездил всю Европу. Боборыкин был исключительно эрудированным и образованным человеком. Его вполне можно назвать философом, экономистом, искусствоведом, театралом. Умнейший собеседник и блестящий рассказчик.
Да и дебют его в литературе был триумфальным. А начал он с драматургии еще в студенческие годы. Первые же его пьесы — «Фразеры», «Однодворец», «Ребенок» — были поставлены на столичной сцене, вызвали одобрительные отзывы публики и критики. И его первый роман «В путь-дорогу» тоже был принят хорошо. Но вот деловой жилки у Боборыкина не было, хотя многие его произведения как раз и посвящены коммерсантам, промышленникам и купцам. Удачным и не очень.
К последним принадлежал и сам Петр Дмитриевич. В 27 лет он стал редактором-издателем популярного журнала «Библиотека для чтения». Но журнальный магнат из него не вышел. Он только ввел себя в крупные расходы и потратил на издание почти все наследство.
Поэт Николай Алексеевич НекрасовНаверно, Боборыкина прельщала слава Некрасова. Но Петр Дмитриевич, видимо, не знал, что некрасовские «Современник» и «Отечественные записки» безбедно существовали не только благодаря читателям, но и благодаря необычайным способностям его издателя. Некрасов был очень счастлив в картах. Порой даже фантастически. А Боборыкин был явно не в ладах с фортуной. Он прогорал и позднее, когда, например, брался за руководство частными театрами.
Известно, что Петр Дмитриевич пустил в оборот слово «интеллигенция». А может быть, выражение «артист погорелого театра» тоже как-то связано с ним и его коммерческими затеями?
Но при этом Бобрыкин сотрудничал с лучшими журналами: «Отечественные записки», «Вестник Европы», «Русская мысль». Он был чрезвычайно плодовит. Романы сыпались из него как из рога изобилия: «Земские силы», «Жертва вечерняя», «Дельцы», «Китай-город», «Тяга»… А еще он писал и в «малых» формах: повести, рассказы, пьесы, труды по истории русской и европейской литературы.
Свой творческий процесс Петр Дмитриевич объяснял по-детски просто: «Замысел является мне, конечно, неожиданно, непроизвольно и в образах, причем всегда вокруг общей творческой идеи… Я беру какое-нибудь явление, какую-нибудь „полосу жизни“ и записываю одной фразой; большей частью эта отметка служит мне заглавием предстоящего романа».
В журналах его любили и очень ценили, поскольку Боборыкин был неизменным и обязательным их «вкладчиком». Даже была, можно сказать, заведена традиция — начинать журнальный год с какого-нибудь произведения Петр Дмитриевича. Он был весьма популярным автором, несмотря ни на какую критику.
Репродукция картины «Портрет Ф. М. Достоевского»Боборыкин был знаком практически со всеми знаменитыми современниками. Достоевский, Островский, , Герцен, Писемский, Гончаров, Тургенев, Некрасов, Чехов, , Дюма-сын, братья Гонкуры, Флобер, Золя, Мопассан…
Но братья по цеху его не очень жаловали. Печатно они называли Боборыкина несколько двусмысленно, но корректно: «маститый романист», «почтенный автор». А непублично — «Пьер Бо-Бо», «нана-туралист», «Боборыша». А один раз Боборыкина все-таки удостоили звания «великого романиста». Так его назвал Эмиль Золя, приславший поздравительную телеграмму к 40-летию литературной деятельности Петра Дмитриевича. Правда, Золя тут же оговорился: «я страшный невежда, по-русски не читаю и не могу судить о нем и высказывать свое суждение»… Согласитесь, это похоже, скорее, на издевательство, нежели на дифирамбы.
За что не жаловали Боборыкина коллеги? Его имя стало символом торопливости, плодовитости, фактографичности и сиюминутности. Петр Дмитриевич как бы соревновался с самим собой и со временем, всегда пытался писать на «злобу дня». Не было такой житейской темы, которая бы не получила отражение в его произведениях. Тут все смешалось: земцы, крестьяне, рабочие, купцы, студенты, деятели искусства, журналисты-поденщики, сектанты, чиновники… Даже буддисты!
Язвительный Тургенев как-то написал Салтыкову-Щедрину: «Я легко могу представить Боборыкина на развалинах мира, строчащего роман, в котором будут воспроизведены самые последние „веяния“ погибающей земли. Такой торопливой плодовитости нет другого примера в истории всех литератур! Посмотрите, он кончит тем, что будет воссоздавать жизненные факты за пять минут до их нарождения».
Коллеги по литературному цеху даже приписывали Боборыкину якобы произнесенный им афоризм: «Пишу много, быстро и хорошо».
Русские писателиЖурналист Ясинский вспоминал о Боборыкине: «Свои романы он всегда диктовал стенографистке и в два часа сочинял два печатных листа. На время работы он одевался как паяц: в красную фуфайку, облипавшую тело, в такие же красные, невыразимо красные туфли и в красную феску с кисточкой; при этом он прыгал по кабинету и страшно раскрывал рот, чтобы каждой букве придать выразительность».
И все-таки приведу о Петре Дмитриевиче другие слова: «Боборыкин замечательно чуток. Это заслуга. Я предлагаю его к избранию в почетные члены . Если это можно, то я повторяю это предложение шесть раз». Так написал о Боборыкине Лев Николаевич Толстой, который, как известно, не слишком любил хвалить своих собратьев-литераторов.
Те же Некрасов и Салтыков-Щедрин, хоть и посмеивались над Боборыкиным, исправно и охотно из года в год печатали его произведения в «Отечественных записках». А Чехов назвал Петра Дмитриевича «добросовестным тружеником», романы которого дают большой материал для изучения эпохи…
Боборыкин весьма вовремя покинул Россию. Его стороной обошли и Первая мировая война, и революции, и гражданская война. Он тихо угас в 1921 году в швейцарском городке Лугано за несколько дней до своего 85-летия.
И все-таки Боборыкин навсегда вошел в сокровищницу русской литературы как автор «Китай-города» — одного из лучших романов о Москве. В нем, в частности, описан изобретенный писателем закусочный салат «ерундопель», который необходимо есть вперемежку с водкой и «лампопо»…
О чем это я? А почитайте роман. В нем Боборыкин подробно расписал рецепт «ерундопеля» и «лампопо». В русской литературе можно вспомнить еще, пожалуй, только одного любителя подобных «изяществ» — . Его коктейль «слеза комсомолки», право слово, высший пилотаж!
В этом выпуске вы также услышите:
— «Яко един камень». История Успенского собора Московского Кремля.
— Василий Блаженный.
— Первая победа русского флота.
"Российская летопись". П. Д. Боборыкин — первый автор «Василия Теркина»Слушайте полную версию программы:
У радио Sputnik отличный паблик в Facebook, а для тех, кто предпочитает отечественное, — «ВКонтакте» и Одноклассники.
Есть еще Instagram, где все ярко и наглядно. Обещаем!
Видео дня. Самые захватывающие сериалы этого лета
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео