«Потерпевшего Гольдинера» Виктора Шендеровича поставили в Нижнем Новгороде 

«Потерпевшего Гольдинера» Виктора Шендеровича поставили в Нижнем Новгороде
Фото: nn.ru
Спектакль-«предупреждение»
 — молодой нижегородский актер и режиссер. «Рандеву на Брайтон-Бич» — не первый спектакль, где он выступает в качестве постановщика. Однако до него он имел опыт работы только с ровесниками. Здесь же взаимодействовал с артистами старше его: и .
— Было приятно, что актеры доверились мне. Мы много разговаривали: вспоминали родителей, бабушек и дедушек. Было комфортно и интересно, — делится режиссер.
Пьеса Шендеровича зацепила Павла Ушакова синтезом юмора и серьезных, глубоких мыслей. Он выделяет несколько тем, которые его вдохновили: тема уходящего поколения, строившего коммунистическое общество, отцов и детей и одиночества. По его словам, спектакль носит, в том числе, характер «предупреждения»:
— Нам нужно знать историю, чтобы не совершать ошибок прошлого в будущем.
Фильм из воспоминаний
Общее настроение постановки лирическое. Помогают его создать тщательно подобранные музыка и видеоряд. Начинается спектакль вступительными титрами под песню «Зима», которые транслируются на импровизированном занавешенном окне. На «экране» — движущаяся панорама города и возникающие имена актеров. Невольно появляется ассоциация с фильмами . Впоследствии будет еще несколько подобных вставок под другие характерные для советского периода композиции: «От Байкала до Амура», «А у нас во дворе», «И вновь продолжается бой».
Такую музыку слушает пожилой еврей Гольдинер (Игорь Смеловский) в квартире на Брайтон-Бич. Он переехал вместе с семьей в Америку из СССР 20 лет назад: так сложились обстоятельства. За это время волны Атлантического океана не смогли смыть его память о Родине. Два года назад умерла его жена, а с сыном добрых отношений не сложилось. Одинокий старик «застрял» в прошлом. Он не живет, не действует, а бесконечно просматривает пленку, сотканную из воспоминаний.
Квартира, где он ютится, не отличается удобствами. Грохот поезда над головой соперничает по степени интенсивности звучания с тем, что издает магнитофон. Дремлющего в таком шуме в инвалидном кресле Гольдинера и застает Миссис Уотсон (Мария Кром), пришедшая сообщить ему приговор суда. Она чуть не задавила его, когда тот переходил дорогу на красный свет, и теперь обязана ухаживать за ним на протяжении десяти недель.
Сокращение дистанции
Первая сцена, как в пьесе, так и в спектакле кажется затянутой. В громкой и долгой словесной перепалке Гольдинера и миссис Уотсон сложно разглядеть персонажей. Когда они сбавляют тон, их характеры начинают проявляться и оживать.
В пьесе на двоих актеров обычно немного действия. Она строится на диалоге. И чем он виртуознее выстроен, тем интереснее публике наблюдать за тем, что происходит на сцене. Писатель, сатирик, драматург «развлекательной» функцией наградил Гольдинера. Он постоянно шутит, иногда по-доброму, а иногда колко и переступая грани дозволенного. Миссис Уотсон в основном лишь отражает его нападения.
На протяжении спектакля зритель видит, как меняются герои и их отношение друг к другу. Режиссер характеризует эти изменения сокращением дистанции между ними. Миссис Уотсон, переехавшая в США еще ребенком, предпочитает общаться со стариком на большом расстоянии: это подразумевает этикет страны, где не допускается панибратство. Она останавливает ногой инвалидную коляску Гольдинера, приближающегося к ней, и просит его обращаться к ней по фамилии. Они долго притираются друг к другу. Заботясь о нем, она начинает позволять себе минимальный тактильный контакт. Действия актрисы Марии Кром в эпизодах, где она занимается домашними делами или ухаживает за Гольдинером, ненавязчивы и просты: в них есть правда жизни. Спустя время персонажи начинают называть друг друга по имени. Ну а заканчивается история их теплыми объятиями.
Мегаполис в квартире
Не каждому в жизни удалось побывать на Брайтон-Бич. Режиссер Павел Ушаков и художник-постановщик Ольга Лагеда создают мини-Америку в квартире Гольдинера. В их интерпретации Нью-Йорк будто поглощает ее. На полу разбросаны флаеры, которые обычно распространяют промоутеры. В окнах отражаются светящиеся вывески. Вместо портретов близких людей на стенах расположились рекламные панели с изображенными девушками модельной внешности. Радуют глаз одинокого старика вещи, привезенные из Харькова, связанные с жизнью в СССР. На столе у него — фарфоровый горнист, на стене — вымпел с надписью «Победитель социалистического соревнования», на холодильнике — магнит с Лениным (видимо, купленный уже на Брайтон-Бич).
Режиссер старается сделать театральное повествование максимально реалистичным. Миссис Уотсон нарезает окрошку и подает ее к столу. Прежде чем налить Гольдинеру чай — включает электрический чайник. Чтобы сделать уборку — «заводит» пылесос. Все это погружает зрителя в домашнюю атмосферу. Герои — на расстоянии вытянутой руки — живут: наводят чистоту в квартире, пьют и едят, общаются. Они много говорят о прошлом, о советских идеях, о том, чем они были для людей раньше и как их нужно оценивать сейчас. Эта тема сегодня, после распада Союза и более-менее ровного существования какое-то время в новом государстве, актуальна. Но все-таки не она на первом плане в этой истории. Она — про конкретные судьбы и их неслучайное сплетение.
В следующий раз спектакль «Рандеву на Брайтон-Бич» можно будет увидеть на малой сцене театра «Комедiя» 21 сентября в 18:30.
Видео дня. Какими были первые роли известных советских актеров
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео