Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Работа без авторства
Работа без авторства
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Маленькие секреты большой компании
Маленькие секреты большой компании
Трагикомедия
Купить билет

Зачем мультфильмам теплоход 

Зачем мультфильмам теплоход
Фото: Ведомости
Международный фестиваль анимационных фильмов встретил свое 25-летие на теплоходе «Константин Симонов», курсировавшем по маршруту Москва — Нижний Новгород с остановками в Угличе, Ярославле, Казани и Чебоксарах. Теплоход для «Крока» не роскошь в честь красивой даты и не средство передвижения, а обычное место жительства. Рожденный еще в Советском Союзе, «Крок» после распада империи начал кочевое существование (неделя вплавь на теплоходе) и своим правилам не изменяет.
Синхронное плавание
С одной стороны, этот оригинальный формат отсекает от просмотров стороннюю публику: она приобщается к фестивалю только во время мастер-классов и встреч со зрителями на стоянках, а также на церемонии закрытия, проходящей на суше. С другой — превращает «Крок» в уникальную лабораторию, собирающую авторов отечественной и зарубежной анимации, чтобы те сообща смогли получить максимально полное представление о том, чем все они заняты. Прояснить для себя общемировую картину происходящего в искусстве, которому индивидуально служат.
За иностранцев не скажу, но наши аниматоры все же более сообщники, чем конкуренты, и этим выгодно отличаются от тружеников игровой киноиндустрии, где вращаются принципиально иные деньги, и необходимость сражаться за них заметно отражается на нравах. Дружелюбная атмосфера «Крока» в этом смысле очень показательна, но считать его келейным мероприятием и семейной радостью было бы крупной ошибкой. Авторская анимация, при всех нынешних трудностях ее коммуникации со зрителем (во всяком случае, у нас), питает художественными идеями коммерческое анимационное производство точно так же, как в игровом кино артхаус питает мейнстрим. Коммерческая анимация (в частности, отечественная) показывает сейчас недурные цифры в прокате. Это я к тому, что зрительский энтузиазм, выраженный в сборах, является непрямым, но реальным следствием интимных художественных озарений, которым уже четверть века покровительствует плавучий «Крок».
Пляж и пароход
Случайно или нет, несколько заметных фильмов «Крока»-2018 впустили в себя водную стихию как своего рода рефлексию на стиль его жизни. «Пять минут до моря» (спецприз жюри и приз зрительских симпатий) в летучем рисунке запечатлевает томительные минуты: маленькая девочка ждет, когда мама опять разрешит ей купаться. Окружающий мир пляжного марева предстает в девочкиных глазах, которыми глядит автор, одной глобальной несправедливостью, и его обитатели закономерно не вызывают у нее добрых чувств. Особенно — всякое старичье со смешно обвисшими телесами, никак не заслуживающее драгоценного права купаться сколько влезет.
По пароходной части служит главный герой «Митиной любви» (гран-при и 7000 евро впридачу). сделала фильм не по классической повести , а по одноименному рассказу куда менее известного , на свой лад развивавшего русскую литературную традицию сказа. Авторская анимация со словом обычно осторожничает, не ищет в нем опоры, не считает существенным ресурсом. Вот и подавляющее большинство показанных в этом году фильмов (всего их было 130) прекрасно обходились без слов. Это правило победно подтвердилось очень талантливым исключением — «Митиной любовью». Ее автор, искренне полюбив особенную речь Бориса Шергина, разложила закадровый авторский текст на два небанальных актерских голоса — и . Причем они оказались необходимы художественному миру фильма не меньше, чем образы русского авангарда и наивной живописи, вдохновившие изобразительное решение. Трогательная и насмешливая love story незадачливого корабельщика монохромна — по контрасту с речевой цветистостью, а тревожная пульсация света наполняет ее недобрыми предчувствиями, несмотря на счастливый финал.
Зачем ковыряться в носу
Художники, посвятившие себя авторской анимации, печалиться любят и умеют, и «Крок», где президентствует гениальный печальник , закономерно внимателен к их нежным чувствам. Однако веселья они тоже не чужды, причем некоторым пересмешникам и повода не надо. Сюжет можно в переносном значении высосать из пальца, а в прямом — выковырять из носа, чем и занимается южнокорейский режиссер Ох Соро. Свой фильм он назвал «ОО», имея в виду не буквы и не нули, а человеческие ноздри. Экспрессивное шестиминутное путешествие автора в их глубины открывает зрителям-соучастникам совершенно невероятные миры, кто бы мог подумать.
Анимация, как известно, состоит в особых отношениях с животным миром. Может, даже в более тесных, чем с человеческим. Зачастую эти миры смыкаются, а бывает, и накладываются друг на друга — как в парадоксальных и трогательных германо-японских «Кошачьих днях» (режиссер Йон Фрики, спецприз жюри), где обнаруживается, что мальчик Дзиро неспроста заболел кошачьим гриппом: он кот и есть.
А еще занятно наблюдать за тем, как ведут себя любимцы из нашей мультипликационной фауны в заграничных руках. В нынешнем году, судя по фестивальной программе, активнее других по этим рукам ходил заяц. Он был замечен в десятке конкурсных фильмов, в том числе стал героем анимационной драмы чешского режиссера Яна Мики «Мы же люди, в конце концов». Фильм с названием, дышащим сдержанным гражданским пафосом, выполнен в смешанной технике и говорит о трудностях свободы и ловушках якобы защищенной жизни в клетке. Там заяц, чья лесная жизнь, особенно зимой, омрачена визитами охотников и зловещими пробегами огненной лисы под верхней кромкой кадра, ошибочно завидует счастливой доле кролика, живущего за решеткой. Кролик, конечно, всегда сыт и в тепле, но жизненные перспективы у него не очень-то.
Вопрос о перспективах актуален и для фестиваля «Крок». У него украинские корни, все эти годы его делает украинская команда во главе с Ириной Капличной, он носит украинское имя (в переводе на русский «крок» означает «шаг»), и все это вместе взятое осложняет его жизнь в новых политических обстоятельствах. Культурные власти Украины не субсидируют фестиваль и в целом вряд ли одобряют эти плавания по недружественным водам. Наш  финансирование пока что не закрывает, считаясь с заслугами фестивального старейшины и его международной репутацией, но опыт подсказывает, что перестать считаться для него — раз плюнуть. Штормовое предупреждение висит в воздухе, море неспокойно. Семь футов под килем, чего еще «Кроку» пожелать.
Убийцу советской актрисы так и не нашли
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео