Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Политкорректность по обе стороны: о чем нельзя шутить в России и США

О том, что в текстах Хаски случайные слушатели, местные политики и правоохранители ищут оскорбления чувств, сам писал до своего ареста. Раньше по требованию госорганов был заблокирован его клип «Иуда». За пропаганду полового разврата нападки на верующих поступали жалобы и на другие песни музыканта.

Политкорректность по обе стороны: о чем нельзя шутить в России и США
Фото: RTVIRTVI

Рэп-исполнитель Хаски во время рассмотрения дела в Первомайском районном суде, г. Краснодар Фотография:

Видео дня

Виолетта Стурит /

Эту русскую политкорректность можно передать фразой «лишь бы чего не вышло». Один из ярких примеров — нападки общественности на режиссера . Его еще не вышедший фильм «Праздник» — это черная комедия о привилегированном положении одной семьи в блокадном Ленинграде. Стол с яствами и шутки про партию большевиков никак не вяжутся с картиной крупнейшей гуманитарной катастрофы ХХ века. Режиссера, снявшего фильм на собственные деньги, осудили патриотически настроенные политики, общественники и блогеры.

«Мысль о том, что подобная экранизация сама по себе кощунственна, режиссера не посетила. Красовский считает, что смеяться можно всем и над всем»

В последние годы только и разговоров о том, над чем нельзя смеяться. Неаккуратный опрос про блокаду стал эффектным и эффективным поводом для исключения телеканала «Дождь» из кабельных сетей.

А трэш-комедию «Смерть Сталина» власти пытались не пустить на экраны кинотеатров из-за неуважения к Советскому Союзу.

Фотография:

Кадр из фильма «Смерть Сталина» / Canal+

, депутат : «Ни одного положительного героя. И ни одного, на ком можно было бы остановить глаз. И народ — урод, и страна — урод, и руководители его тоже уроды. Это страшно».

Страшно было год назад и режиссеру . Он получал угрозы от православной общественности. Звучали даже обещания поджечь кинотеатры вместе с теми, кто придет смотреть «кощунственный» фильм про любовную связь будущего императора и балерины.

, депутат Госдумы

«Не надо путать свободу самовыражения с посягательством на историческую правду и нравственные основы»

Совсем другая ситуация с американской политкорректностью. В США чувствительнее всего относятся к расовым и половым вопросам. Показательным был случай с телеведущей Мегин Келли, которая сказала, что в Хэллоуин белый вполне может нарядиться темнокожим. Вроде бы совершенно безобидное высказывание, но для афроамериканцев это оскорбление. В XIX веке грим «блэкфейс» использовали артисты, чтобы карикатурно изображать темнокожих.

Мегин Келли принесла извинения за свои высказывания во время выпуска телепрограммы Megyn Kelly Today Фотография:

Кадр из видео NBC News / YouTube

В итоге, Мегин Келли обвинили в расизме, и расстался с ведущей. Возмутились консервативные круги: незнание тонкостей истории — это не расизм. Впрочем, Келли не пропадет — ее уже позвали в Россию на Первый канал, да и NBC выплатит ее положенные по контракту миллионы долларов. Но в США вновь заговорили о диктате политкорректности.

«Политкорректность похожа на религию. Люди жалуются на телевизионные программы, потому что там была какая-то ругань, насилие или обнаженка и такие: „Меня это не волнует, но ранит юные умы“. Да, пошли вы!»

Правила призывают избегать слов, которые могут кого-то обидеть — людей определенной национальности, религии, сексуальной ориентации, пола, других особенностей жизни. В ужасе от множества запретов не только консерваторы, но и люди демократических убеждений.

Билл Мар, комик, актер: «Мы не используем словосочетание бездомные люди. Мы говорим: люди, страдающие от бездомности. Люди Трампа, да бог с ним, нормальные люди слышат это и говорят: „Я ничего не понимаю про политику, но так говорят слабаки“».

Сама политкорректность, становится настолько карикатурной, что превращается в объект для шуток. В сериале «Южный парк» героев однажды отправляют в концлагерь терпимости, а в другой серии в школу назначают политкорректного директора. Но в отличие от России, в США правила толерантности не незыблемы, их продолжают обсуждать и высмеивать на самых популярных телеканалах. В России чужие чувства защищают законы, которые позволяют блокировать музыкальные клипы рэп-исполнителей.

«Когда кто-то хочет очертить эти границы с помощью законодательства, этот человек либо глуп, либо он карьерист. Никаких других тут мотивов быть не может»

Актер Геннадий Смирнов — автор множества сатирических песен. Написал и исполнил такие хиты, как «Чем можем, Ротенбергам мы поможем», «Какие мы были Навальные» и «Я тебя своей зову».

Как раз Елена Мизулина, будучи депутатом Госдумы, и вносила такие законы, как запрет гей-пропаганды и борьба с американскими усыновителями российских сирот. Смирнов говорит, отличие российской политкорректности от американской заключается в том, что запрещено делать то, что другим разрешено. Мизулина яркий пример этого правила.

Елена Мизулина Фотография:

Петр Кассин /

Геннадий Смирнов, актер: «То есть, все должны жить, как она считает правильным. А когда ей задают вопрос: „Почему ваш сын живет в Бельгии, работает в юридической компании, которая занимается ЛГБТ-организациями, как же так случилось?“, она говорит, не смейте лезть в мою личную жизнь».

Политика — это отдельная глава в книге про политкорректность в обеих странах. Про Россию много говорить не надо: здесь критика скорее исключение. Комик Таня Лукьянова работала в вечерних шоу и в Москве, и в Нью-Йорке. Разницу она хорошо ощутила на программе «Вечерний Ургант».

Таня Лукьянова, стендап-комик: «И там-то я помню, что как бы было неписанное правило, что про политику лучше не шутить, ребята».

В американских шоу о подобных запретах Таня не слышала. Есть лишь одно ограничение — рейтинг: шутки, которые не примет аудитория, не практикуются.

Таня Лукьянова, стендап-комик: «Стивен Кольбер шутит перед многомилионной аудиторией каждую ночь. Естественно, его темы для шуток должны апеллировать вот к этой трёхмиллионной или четырёхмиллионной аудитории. Естественно, не надо затрагивать темы, которые могут показаться более острыми. Не знаю, он, например, мало шутит по поводу религии».

Фотография:

кадр из видео The Late Show with Stephen Colbert / YouTube

Зато с Белым Домом тот же Кольбер не церемонится. Шутить про власть в Америке принято. Причем, как на экранах, так и на больших мероприятиях. Если посмотреть на большой ужин прессы в Белом Доме, станет очевидным, что в Кремле такое просто невозможно представить.

Мишель Вульф, стендап-комик

«Корреспондентский ужин в Белом Доме — это как порнозвезда, когда собирается заняться сексом с Трампом и говорит себе: „Я смогу, я справлюсь с этим!“»

Что объединяет комиков по обе стороны, так это любовь к шуткам ниже пояса. Юмор, как будто из школьного туалета, всегда находил благодарную массовую аудиторию.

Идрак Мирзализаде, комик: «Ну, пошлость всегда лучше заходит, потому что пошлость — это то, о чем ты особо не поговоришь в реальной жизни, а услышать от комика со сцены прикольно. Немного отпускаешь вожжи, получается, отпускаешь какие-то моральные ценности — расслабился, посмеялся над глупостями какими-то».

В условиях растущих запретов пошлость становится отдушиной для потребителей непритязательного юмора по обе стороны атлантического океана. Туда все чаще сваливаются авторы, опасаясь постоянно сдвигающихся граней политкорректности.