Ещё
Компания Warner Bros. представила новый логотип
Компания Warner Bros. представила новый логотип
Фильмы
Бузова жаждет покорить "Евровидение"
Бузова жаждет покорить "Евровидение"
ТВ
Киану Ривз исполнит роль разумного растения
Киану Ривз исполнит роль разумного растения
Актеры
Смерть Цоя не мешает Уткину взять у него интервью
Смерть Цоя не мешает Уткину взять у него интервью
ТВ
Грех
Грех
Биография, Исторический, Драма
Купить билет
Ford против Ferrari
Ford против Ferrari
Биография, Драма, Спортивный
Купить билет
Ангелы Чарли
Ангелы Чарли
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Текст
Текст
Триллер, Драма
Купить билет
Доктор Сон
Доктор Сон
Ужасы
Купить билет
Верность
Верность
Драма
Купить билет
Терминатор: Темные судьбы
Терминатор: Темные судьбы
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Малефисента: Владычица тьмы
Малефисента: Владычица тьмы
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Мидуэй
Мидуэй
Боевик, Исторический, Драма
Купить билет
Алла Пугачёва. Тот самый концерт
Алла Пугачёва. Тот самый концерт
Документальный, Музыкальный
Купить билет
Хороший лжец
Хороший лжец
Драма
Купить билет
Семейка Аддамс
Семейка Аддамс
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Джокер
Джокер
Триллер, Драма, Криминальный
Купить билет
Во всё тяжкое
Во всё тяжкое
Трагикомедия
Купить билет
Стражи Арктики
Стражи Арктики
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Девятая
Девятая
Исторический, Приключение, Триллер
Купить билет
Дитя погоды
Дитя погоды
Мультфильм, Фэнтези, Драма
Купить билет
Идеальный пациент
Идеальный пациент
Триллер
Купить билет
Дождливый день в Нью-Йорке
Дождливый день в Нью-Йорке
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Zомбилэнд: Контрольный выстрел
Zомбилэнд: Контрольный выстрел
Комедия, Ужасы
Купить билет

Крымские подмостки Фаины Раневской — «Крымский журнал» 

Крымские подмостки Фаины Раневской — «Крымский журнал»
Фото: Украина.ру
Девочка с лучистыми глазами
Отец Фаины Фельдман (такова настоящая фамилия ) был весьма состоятельным таганрогским предпринимателем, и семья часто отдыхала в Крыму. Вот и лето 1910-го Фельдманы провели в Евпатории. Именно в этом приморском городе Фаина подружилась с актрисой . Подруга Раневской (и племянница Коонен) актриса Нина Сухоцкая вспоминала:
«1910 год. Крым. Евпатория. Жаркие летние дни. В большом тенистом саду белый, увитый виноградом одноэтажный домик. Здесь живёт с семьёй доктор Андреев. Каждое утро из дома выходят две девочки — дочери Андреева — и с ними сестра его жены — молодая актриса Художественного театра Алиса Коонен, приехавшая в отпуск. Все трое знают, что у калитки в сад, как всегда, их ждёт обожающая Алису Коонен Фаина — девочка-подросток с длинной рыжеватой косой, длинными руками и ногами и огромными лучистыми глазами, неловкая от смущения и невозможности с ним справиться. Девочка эта — Фаина Раневская. Актриса, которую она обожает и ради встреч с которой приехала в Евпаторию, — Алиса Коонен. Обняв Фаину, Алиса направляется к морю, за ними идут девочки. Это я и моя старшая сестра Валя, тоже обожающая свою молодую тетю Алю и ревнующая её к Фаине. Мне в то время было четыре года, Фаине — пятнадцать лет. Не могла я тогда догадываться, что это знакомство перейдёт в большую, пожизненную дружбу».
Алиса Коонен была любимой ученицей Станиславского и женой знаменитого режиссёра Таирова. Дружеское расположение Коонен к младшей подруге окончательно укрепило в Фаине желание стать актрисой. При этом Раневская выбрала театр вопреки воле семьи. «По окончании гимназии решила идти на сцену. Это решение и послужило поводом к полному разрыву с семьёй, которая противилась тому, чтобы я стала актрисой. В 1915 году я уехала в Москву с целью поступить в театральную школу…» — писала в своих воспоминаниях Фаина Георгиевна.
В Керчь со своим гардеробом
Карьера актрисы началась в небольшом Летнем театре в Малаховке, подмосковном дачном посёлке, где отдыхала столичная богема. На его сцене пели Шаляпин, Собинов, Вертинский, а в драматических спектаклях играли такие знаменитые актёры, как Яблочкина, Садовская, Коонен, Остужев, Тарханов. Фаину взяли на эпизодические роли. Но в Малаховке Раневская отыграла всего сезон — с началом Первой мировой войны театр закрыли. Начинающая актриса подписала договор на 35 рублей в месяц «со своим гардеробом» на роли «героини-кокет» (то есть обольстительницы с умением петь и танцевать) в антрепризу Лавровской в Керчи.
Таким было первое посещение Раневской Крыма уже в качестве актрисы. Увы, этот визит оказался весьма неудачным — и героиня-обольстительница из Фаины вышла никудышная (произнеся фразу «шаги мои легче пуха, я умею скользить, как змея», актриса свалила декорацию и больно ушибла партнёра), и антреприза Лавровской разорилась и закрылась.
Но Раневская осталась на полуострове — актёрам антрепризы не заплатили ни копейки, и ей просто не на что было вернуться в Москву. Чтобы как-то выжить, Фаина Георгиевна распродала тот самый «гардероб», который она привезла с собой, и начала переезжать из города в город, за гроши играя в театрах-однодневках. В конце сентября 1917 года Фаина Раневская добралась до Феодосии, бывшей в то время культурным центром Юга России. Здесь она даже получила роль на местной сцене, но антрепренёр Новожилов сбежал, прихватив с собой все театральные сборы… Спустя несколько лет, когда в одном из спектаклей Фаина Георгиевна играла спекулянтку, её спросили, где она научилась так хорошо торговать. «У меня был опыт. Начиная с Керчи, Феодосии, в Симферополе», — ответила Раневская.
Путь характерной актрисы
Октябрьская революция застала Раневскую в Ростове. Вся семья Фельдманов в конце 1917 года покинула Россию на собственном теплоходе. Фаина осталась. К тому времени она познакомилась с женщиной, которая стала для неё самым близким человеком, — актрисой Павлой Вульф.
Из воспоминаний Павлы Вульф:
«Жутко было тогда в Ростове. Красные, белые, артобстрелы, немцы. Город переходил из рук в руки. Театр закрылся».
В мае 1918 года подруги уехали из Ростова в Евпаторию — здесь, несмотря на то и дело меняющуюся власть, театр работал, а спектакли игрались.
Павла Вульф к тому времени была уже известной театральной актрисой, она сразу подключилась к участию в спектак­лях. Раневская благодаря поддержке Вульф смогла в Евпатории выходить на сцену во второстепенных ролях. А вскоре ей досталась и первая главная роль — в спектакле «Роман» Раневская сыграла итальянскую певицу Маргариту Каваллини. Премьера состоялась в начале сентября 1918 года, она вызвала интерес у зрителей и обеспечила неплохие сборы «по повышенным ценам».
Однако Павла Вульф в своих воспоминаниях отмечала: «Но роль Маргариты Каваллини, роль „героини“, не смогла полностью раскрыть возможности начинавшей актрисы. Зато в этот же первый сезон в Крыму Фаина Георгиевна сыграла роль Шарлотты в „Вишневом саде“ А. П. Чехова, и сыграла так, что это определило её путь как характерной актрисы и вызвало восхищение её товарищей по труппе и зрителей. Как сейчас вижу Шарлотту — Раневскую. Длинная нескладная фигура, смешная до невозможности и в то же время трагически одинокая. Какое разнообразие красок было у Раневской — одновременно огромное чувство правды, достоверности, чувство стиля, эпохи, автора».
В 1919 году Вульф и Раневская играли в театре в Симферополе. Именно здесь на афишах вместо имени Фаины Фельдман впервые появился псевдоним Фаина Раневская. (Существует несколько версий его происхождения. «Раневской я стала прежде всего потому, что всё роняла. У меня всё валилось из рук. Так было всегда», — признавалась Фаина Георгиевна. Согласно второй версии, её спутник сравнил Фаину с героиней чеховской пьесы, увидев, как она смеётся над тем, что ветер вырвал у неё из рук деньги, и повторяет: «Как красиво они летят!»)
«В Крыму в те годы был ад…»
Крымский период жизни закончился для Раневской и Вульф в 1923 году — из Симферополя они отправились в Казань. Таким образом, Раневская проработала в Крыму пять лет — и это были тяжёлые, иногда страшные годы. Лучше всего о них рассказала сама Фаина Георгиевна в своих дневниках и воспоминаниях:
«18-й, 19-й, 20-й, 21-й год — Крым — голод, тиф, холера, власти меняются, террор: играли в Симферополе, Евпатории, Севастополе, зимой театр не отапливается, по дороге в театр на улице опухшие, умирающие, умершие, посреди улицы лошадь убитая, зловоние».
«В Крыму в те годы был ад. Шла в театр, стараясь не наступить на умерших от голода. Жили в монастырской келье, сам монастырь опустел, вымер — от тифа, от голода, от холеры. Сейчас нет в живых никого, с кем тогда в Крыму мучились голодом, холодом, при коптилке».
«Иду в театр, держусь за стены домов, ноги ватные, мучает голод. В театре митинг, выступает Землячка; видела, как бежали белые, почему-то на возах и пролётках торчали среди тюков граммофон, трубы, женщины кричали, дети кричали, мальчики-юнкера пели. Прохожие плакали. Потом опять были красные и опять белые. Покамест не был взят Перекоп. Бывший дворянский театр, в котором мы работали, был переименован в «Первый советский театр в Крыму».
«Вспомнилась встреча с . Было это в Крыму, в голодные трудные годы времён Гражданской войны и «военного коммунизма». В те годы я уже была актрисой, жила в семье приютившей меня учительницы моей и друга, прекрасной актрисы и человека Павлы Леонтьевны Вульф. Я не уверена в том, что все мы выжили бы (а было нас четверо), если бы о нас не заботился Макс Волошин. С утра он появлялся с рюкзаком за спиной. В рюкзаке находились завёрнутые в газету маленькие рыбёшки, называемые камсой. Был там и хлеб, если это месиво можно было назвать хлебом. Была и бутылочка с касторовым маслом, с трудом раздобытая им в аптеке. Рыбёшек жарили в касторке. Это издавало такой страшный запах, что я, теряя сознание от голода, всё же бежала от этих касторовых рыбок в соседний двор. Помню, как он огорчался этим. И искал новые возможности меня покормить».
Окончательное посвящение
Но, конечно, Крым оставил не только печальные воспоминания — здесь Раневская, по сути, стала актрисой, здесь познакомилась со многими удивительными людьми — Максом Волошиным, Константином Тренёвым («Мне повезло, я знала дорогого моему сердцу добрейшего Константина Андреевича Тренёва. Горжусь тем, что он относился ко мне дружески», — писала Раневская), с молодым поэтом Ильёй Сельвинским (годы спустя он подарил Фаине Георгиевне свою книгу «Крым. Кавказ. Кубань», сделав на ней надпись: «Большому художнику. Фаине Георгиевне Раневской — в память о нашей евпаторийской юности»), с композитором Спендиаровым («Благодарю судьбу за дивного старика-композитора Спендиарова. Старик этот был такой восхитительный, трогательный», — читаем в воспоминаниях актрисы).
И в целом Раневская вспоминала Крым двадцатых годов как один из самых особенных периодов своей жизни — «страшное и неповторимое красивое время». Однажды после очередного спектакля к артистам за кулисы пришел «грозный усатый комиссар» и попросил сыграть «что-нибудь из классики». Через несколько дней симферопольская труппа поставила «Чайку». «Нетрудно представить, — вспоминала Раневская, — что это был за спектакль по качеству исполнения, но я такого тихого зала до того не знала, а после окончания зал кричал „ура“. В те минуты мне казалось, что я прикоснулась к истории самим сердцем».
После спектакля за кулисами артистов благодарил комиссар: «Товарищи артисты, наш комдив в знак благодарности вам и с призывом продолжать ваше святое дело приказал выдать красноармейский паёк». Впоследствии Раневская назвала этот случай «окончательным посвящением в советский театр», а работу на сцене — «святым делом на всю свою творческую жизнь».
, «Крымский журнал»
Оригинал материала
Видео дня. Советские кинозвезды, умершие в нищете
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео