Ещё

Иван Бортник. Воистину народный… 

Иван Бортник. Воистину народный…
Фото: Вечерняя Москва
Невероятно одаренный, воплощение энергии, москвич из интеллигентной семьи — мама была доктором филологии, отец — замглавного Гослитиздата, вошел в сердца миллионов кривенькой, дерганой походкой сыгранного им в фильме «Место встречи изменить нельзя» бандита Промокашки. Легкая перебежка, напряжение, готовность испариться в любой момент, пружинистость в каждом движении… Это невозможно ни описать, не забыть! Что любопытно: к этому моменту Бортник уже был отлично известен театралам, играл в театре на Таганке, в кино мечтал о роли Володьки Шарапова, чтобы выступить в паре с лучшим другом Владимиром Высоцким, но судьба решила иначе. И вместо роли, доставшейся , он стал Промокашкой — навсегда и для всех.
«Вон, Промокашка пошел!» Кличка преследовала по сути всю его актерскую жизнь. Несмотря на все прочие роли. Правда, называли его так с любовью: он действительно гениально воплотил в картине не просто образ одного «хулиганствующего элемента», члена банды , а создал настоящий портрет определенной прослойки послевоенного советского общества. В этом образе правды было едва ли не больше, чем в образе Жеглова и Шарапова. Все, от быстрого, смятенного взгляда до упомянутой походки, от манеры говорить — дерганой, рваной, резкой, — до манеры одеваться не без пижонства, — было отражением оборотной медали восстанавливающейся послевоенной столицы. И это узнавание того времени и шокировало, и поражало, и восхищало…
«Промокашка!» Как-то печально вспоминать сейчас этого отсроглазого, хитрого, недалекого при всем тот хулигана. Но кроме него вспоминаются и совершенно иные роли. Те роли-осколки, из которых складывается целостный образ истинно народного артиста: солдат Иван из «Ивана да Марьи», Иван Никанорыч («Старшина»), летчик-испытатель Корбут («Три процента риска»). И, конечно, Василий Столбов, он же Кузьмич, сторож Ялтинской киностулии, сыгранной Бортником в 1990-м в картине «Смерть в кино».
… Удивительно, как в конце жизни отразились на его лице все переживания и события. Говорят, что с годами на лице проступают и черты совершенных нами грехов, и следы сделанных добрых дел. Бортник был и остался очень красивым человеком, а годами глубокие морщины придали ему образ философа-мудреца с удивительно добрыми глазами. Хороший он был человек. И правда великий артист.
Горькая потеря. Светлая память…
Видео дня. Как самогон помогал снимать «Свадьбу в Малиновке»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео