Ещё

Недописанные партитуры режиссера Андрейса Жагарса 

Недописанные партитуры режиссера Андрейса Жагарса
Фото: Российская Газета
И хотя после рождения сына его семья вскоре вернулась на балтийскую землю, мелодии русской природы и духовного просветления до последней березки оставались для одаренного латвийского актера, театрального режиссера и даже — увлеченного ресторатора, надежным камертоном жизненной философии.
Андрей Жагарс родился в России. Поэтому, судя по всему, вместо привычного латышского имени Андрис ребенка и окрестили на русский манер — Андрейсом. А годом позже Жагарсы вернулись из ссылки в латвийский городок Цесис.
Здесь же, в Латвии, но на четверть века позже маэстро , который, кстати, очень высоко ценил режиссерский дар будущего директора национальной оперы, Жагарс и получил диплом об окончании Латвийской консерватории, правда, его актерского отделения.
Интеллект, как и во всем — интеллект. Дар перевоплощения и творческого мастерства проявился у Андрейса еще в семидесятые годы минувшего века. Режиссура — от характера. «На сцене и на съемочной площадке всегда смотрел на себя и партнеров немного со стороны и придумывал собственные версии — что делать и что играть», — пояснял Жагарс свое пристрастие к постановочному творчеству. До сих пор памятны и кадры с его участием в фильмах «Долгая дорога в дюнах», «Каменистый путь», «Жизнь Клима Самгина», «Следопыт», «Удачи вам, господа», «Похищение чародея».
Семнадцать не самых легких лет достались Жагарсу и на посту директора национальной оперы. «Латвия стала независимой, жизнь менялась, а наша опера, родившаяся на перекрестке двух великих музыкальных культур — немецкой и русской — не развивалась. Она жила не театральными, а музыкальными стандартами качества», — признавался в те годы режиссер.
Но за почти два десятилетия руководства театром он сделал оперу, по признанию мировых имен, брендом Латвии, вырастил певцов, востребованных в мире, создал фестиваль, провел ряд успешных гастролей, в том числе и на исторической сцене Большого театра. А еще совсем не так давно в рижской афише появились четыре оперы вагнеровского «Кольца нибелунга». Вагнер для Жагарса был, по его словам, «редким соединением философа и романтика», который говорит главное, заявляет яркие образы, накаленные страсти, дает точную кульминацию и предопределяет катарсис.
Нечто подобное, но уже в реальной биографии, успел прожить в этой краткой земной атмосфере и сам талантливый латвийский самородок.
Видео дня. Что будет с долгожданным продолжением «Шерлока»
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео