Ещё
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Игрища престолов
Комедия
Купить билет
Ядовитая роза
Детектив, Триллер
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет

«Режиссера нет, а постановка есть». Как в Гамбурге готовятся к премьере «Набукко» Кирилла Серебренникова 

Фото: RTVI
Об этой работе с Кириллом Серебренниковым в опере Гамбурга договорились в 2016 году, за несколько месяцев до его задержания в России. Надеясь, что арест — простое недоразумение, планы оставили в силе. Так за полтора года в заточении, без телефона и интернета, режиссеру с самым новаторским почерком пришлось выработать и новаторский метод работы.
Евгений Кулагин, режиссер, ассистент Кирилла Серебренникова: «У меня в руках USB-флешки с видео, которое Кирилл передает через адвоката, — замечания, все пометки, которые есть для спектакля, для работы с артистами».
Пометки из России в Германию ассистентам Кирилла пересылают через юристов, а ему обратно шлют записи с камер. В майках с надписью «Жги» они и «жгут», создавая в переложении Серебренникова монументальное «Набукко». У выражения «как по нотам» тут буквальный смысл: каждую сцену, строчку, жест и настроение постановщик расписал загодя и заочно — на 30 метрах московской квартиры у него было время подумать на главную для Верди тему: освобождения народов от рабства.
Оксана Дыка, оперная исполнительница: «Во-первых, все это уже очень здорово приготовлено. То есть вы знаете, когда приезжаешь на постановку, когда режиссер здесь, на месте, но он не знает, что это такое, чего он хочет. И он не готов. А здесь мы приехали — режиссера нет, а постановка есть».
Кирилл Серебренников, режиссер Фотография:
Эмин Джафаров / Коммерсантъ
Дано: опера XIX века с сюжетом VI века до нашей эры. Задача: подчинить «Набукко» Верди событиям современного Запада. Трудно поверить, но события эти налету схватывает, не выходя из-под домашнего ареста, Кирилл Серебренников. В далекой России — по-прежнему подсудимый, здесь же — пожалуй, самый европейский режиссер.
Из либретто слова не выкинешь, но поют по воле Серебренникова те же слова, да о другом. Вместо древнего Вавилона — зал пленарных заседаний ООН. Вместо войны ассирийцев и попавших к ним в плен иудеев — изображение мытарств нынешних беженцев. И поклонение (тогда и теперь) идолам национализма. Главная часть декораций — телеэкраны.
Так и глубже, но так и понятнее: бегущей строкой вперемежку с фабулой Верди — последние международные известия. На авансцене — узнаваемые типажи из выпусков новостей. Сошедший с ума царь Набукко ведет борьбу с иноверцами под лозунгом: «Ассирия в первую очередь». Верховный иудейский жрец Захария, облачившись в пацифистские одежды, позирует для селфи с мигрантами. Большая политика, еще большие войны и миллионы жертв из числа маленьких людей.
Александр Виноградов, оперный певец: «Опера в отличие от драмы менее гибкая. Мы не можем так резать текст. И для театральных, драматических режиссеров это зачастую непривычно. Их это раздражает. А Кирилл довольно ловко сочинил новую историю, в которой весь текст оперы „Набукко‟ в общем-то имеет смысл. Это должен быть человек с очень специальным складом ума, талантом, воображением“.
Фотография:
Этого воображения хватило и на то, чтобы самый известный фрагмент классической оперы — Va, Pensiero — наряду со звездами академической музыки в Гамбурге исполняли набранные в проект буквально по объявлениям местные беженцы: сирийцы, иракцы, афганцы. Кому, как не им петь о „прекрасной, утраченной родине“.
Александр Виноградов, оперный певец: „Это просто желание показать нам, что это тоже люди, которые могут работать с нами. А также показать им, что они в этом обществе welcome. Что у них здесь есть шанс присоединиться и к работе, и к существованию в этом обществе“.
Первый показ „Набукко“ для простой публики состоится уже в воскресенье, хотя сам постановщик результат своих трудов увидит последним. Каждая из последних его премьер сопровождается акциями, на которых звучит лозунг: „Свободу Кириллу Серебренникову“.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео