Ещё

Ян Цапник: 90-е время надежд и свободы 

Ян Цапник: 90-е время надежд и свободы
Фото: Вечерняя Москва
Сериал «90-е. Весело и громко» выходит 25 марта на СТС. Одну из ролей в нем сыграл . он рассказал «ВМ», как вспоминает время, в которое вновь вернулся «по долгу службы».
Создатели сериала решили посмотреть на 90-е — сложное, во многом трагичное, но, несомненно, интересное время — через призму юмора, романтики и музыки.
Разумеется, нельзя было не спросить о том, как вспоминает этот период человек, который в это время жил и которому по долгу службы пришлось в него вернуться.
— Ян, какими были для вас эти годы?
— В течение нескольких дней страна стала совершенно другой. Денег не было, и есть особо нечего было, но это было время надежд и свободы. Я тогда служил в Большом драматическом театре, играл с корифеями: с , с Басилашвили, со Стржельчиком, и с Лебедевым, и с , и с дядей Жорой Штилем… По ночам мы озвучивали, начиная с «Черепашек ниндзя» и заканчивая фильмами для взрослых. Утром бежали в театр на репетицию, днем — на телевидение на улицу Чапыгина, раньше там была замечательная детская редакция, снимали «Сказку за сказкой». Это как армия — все, кто служил, вспоминают потом только самое хорошее. А для плохого где-то предохранитель включается.
— Киноиндустрия тогда пришла в упадок…
— Кино вообще не было. В театре зарплата была 800 руб лей. В ларьке водка «Распутин» стоила 450 рублей, а футболка — 300. То есть с деньгами ситуация патовая была. Но честно вам говорю, как в детстве мне пионерский галстук шею не натирал, потом комсомольский значок грудь не прожигал, так и в 90-е годы…
Мы были молоды, мы набирались опыта, школы. Мне повезло пять главных ролей сыграть за 14 лет. Так что, как говорят в Китае, все, что ни делается, все к лучшему. И ничего не бывает рано или поздно — все бывает вовремя.
— Вы служили в армии. Это сейчас там картошку чистят специальные люди, а тогда был Афган…
— Откосить не пытались? Да, сейчас у детей армия — это «Зарница», ролевые игры. (Улыбается.) Но мне косить от армии было стыдно. У меня папа — народный артист , и он хотел меня запихнуть в кавалерийский полк под Москвой, потом в ансамбль песни и пляски. А я в этот день специально не пошел в военкомат. Звонили оттуда, а я сказал, что мы пьем уже пару дней и меня можно забирать. Они: «Мы тебя тогда знаешь куда закатаем?!» Я говорю: «Я туда и хотел». Вот так, после второго курса театрального института попал сначала в учебку разведывательного батальона, потом в Польшу, а в Германии уже служил в разведывательно-десантной роте. Был заместителем командира взвода специальной разведки. Так что и с парашютом напрыгался, и настрелялся… И в госпиталь даже попал. Не жалею.
— Вернулись уже в другое государство?
— В 1989-м я не узнал страну. Уже на вокзале какая-то бабушка пыталась плюнуть в мой десантный берет. Я говорю: «Бабулечка, за что?» Она отвечает: «Вы убиваете мирное население». Появлялись какие-то кооперативы, какие-то некрофильские передачи, из серии «600 секунд». Причем почти все тупо постановочные. Это было интересно и в то же время жутко.
— После армии сразу вернулись в театральный?
— Из Германия я проезжал через Ленинград. И думаю: «Почему бы здесь не задержаться? Город красивый, замечательный. Зачем я поеду в Свердловск доучиваться?» Тем более мой курс там уже окончил обучение. Шел с сумкой по Ленинграду, красавец такой десантник. И на Марсовом поле докопался до меня патруль. Ну, в итоге ударил я лейтенанта, он лежит, сволочь, на земле и свистит в свисток. Я ноги в руки и побежал. Бегу по Моховой, смотрю — ЛГИТМиК, театральный институт. Так в десантной форме и пошел туда переводиться.
— Приняли с распростертыми объятиями?
— Там скандал был такой! Я нашел , он великий мастер. Говорю: «Здравствуйте, хочу у вас учиться». Отвечает: «У меня уже человек тридцать на курсе. Ну, пойдемте, что-нибудь почитаете». Вот то, что на поступлении в Свердловске читал четыре года назад, то и прочитал, вспомнил басню… На скрипочке что-то ему сыграл, на дудочке — пригодился опыт детства. И Петров пошел договариваться с ректором…
— А из-за чего же скандал?
— Стою я в туалете, в красивом таком, со сводами, здание старинное. И думаю: «Если доплюну до потолка — желание исполнится». Ну и плюнул. А из соседней кабинки вышел человек и спрашивает: «Зачем вы плюнули?» Я отвечаю: «Желание загадал». Он начал орать. Я ему ответил в том же духе. Оказался ректор. Ну, в общем, в тот день не получилось перевестись. (Улыбается.) Я пытался подпольно жить в общежитии театрального института, и где-то дня через три мне позвонили.
Петров пригласил меня в институт и сказал: «Я тебя отстоял перед ректором. Но плевать больше в потолок не надо». Благодаря ему я остался в Ленинграде. Но настоящая петербурженка у нас в семье дочка Лиза. А вот мы с женой Галей, как я называю, гастарбайтеры из разных регионов.
— Вы пробовались в фильм «Афганский излом», но не снялись в нем. Что пошло не так?
— Не сошлись с режиссером. Я только из армии пришел. И когда узнал, что Микеле Плачидо должен играть нашего майора, мне это не понравилось. Это так же смешно будет, если я буду играть дядю Тома…
— В фильме «Горько!», когда пели «Расплескалась синева…», вспоминали службу?
— Да, это родная песня. Там, кстати, фразу я вставил: «Не открылся основной — не надо дергать запасной». Это же мой командир роты, дай бог ему здоровья и всего самого хорошего, говорил. Он живет в Белоруссии, мы нашлись, созваниваемся. Сейчас 9 Мая выходит потрясающая картина «Братство». снял. Про небольшую мотострелковую часть, которая обеспечивала в 1989 году вывод на своем участке советских войск из Афганистана. Вот это сильное кино, скажу я вам.
— В сериале «90-е. Весело и громко» ваш герой в малиновом пиджаке вполне себе обаятельный персонаж…
— Ну, это же художественное произведение, а не документальный фильм. Поэтому нужно было придумать персонаж, которого, может быть, и осудят за что-то, но и полюбят: мой герой по кличке Доктор довольно милый, умный и в чем-то по-детски наивный.
— А почему Доктор? Он же владелец ресторана.
— Он «залечить», заболтать может всех, потому и Доктор.
— Вы спокойно отпустили дочку Лизу в театральный вуз?
— Как вам объяснить… Когда из Лизы уже вырастал ботан-отличник, я сказал, что отличница посмертно нам не нужна. Тем более невозможно заниматься по современным школьным программам, это в институте должны преподавать. И я сам отвел ее к потрясающему актеру Сереже Бызгу в студию «Театр-класс». Там создают фантастические спектакли! Отдал туда дочь, чтобы развить, раскрепостить. А она захотела стать артисткой, и я понял, какой я идиот. Но, с другой стороны, это все равно случилось бы.
— Ваша жена Галина — востоковед. Фундаментальное образование, языки… Не хотела мама переманить дочку на свою сторону?
— До сих пор хочет. У нее же и французский, и английский… Это я простой крестьянин, ничего не знаю.
— Помимо того, что вы заботливый папа, вы еще и муж уникальный, так как обожаете свою тещу…
— Да, маму Гали. Августа зовут ее. Я вам скажу честно — все, что касается моей святой Августы, у многих людей вызывает удивление. Не понимаю, как можно тещ ругать! Это мой друг, моя старшая сестра…
— Всегда на вашей стороне?
— Нет, не всегда. У нас разные взгляды на жизнь. Женщины у меня теоретики. Они как генералы, все видят с большой вышки. А я сижу в окопе и понимаю, что да как… Я человек действия. И мы как инь и ян, друг друга дополняем. Но, даже когда я кричу иногда дома, я говорю: «Галя, не дай бог, если мы будем когда-нибудь разводиться, я Августу заберу себе. Я тебе ее не отдам». Она удивительный человек, историк по образованию. В общем, у нас одни кандидаты наук в семье. Кроме меня.
— Вы всего через несколько месяцев после знакомства сделали Галине предложение. Для мужчин это удивительно…
— Да прекратите! Жизнь коротка. Чего тянуть-то? Делать — так сразу, ничего не откладывая в долгий ящик.
— В такой творческой семье, как ваша, наверняка возникли свои традиции?
— У нас много традиций. Начиная с колодезного люка во дворе. Чтобы сбылось желание, нужно определенным образом пройти около него. Еще у нас в семье есть бобер Сема. Это Лизочка поехала в свой первый иностранный лагерь и на сэкономленные личные сбережения купила бобра Сему.
Все думают, что я сумасшедший: «Там у Цапника бобер живет». А когда видят, говорят: «Это же игрушка!» Я отвечаю: «Не знаю. Для вас игрушка, а для нас это настоящий бобер». Он всегда с нами. А еще у нас дома лягушки везде. Коллекционируем их. Это я с детства дочке говорил, что она родилась Царевной-лягушкой, я ее шкурку сжег, и она всю жизнь будет царевной. И еще одна традиция у нас есть. Дочка родилась 16 мая, и с тех пор 16-го числа каждого месяца ей приходят цветы от всей семьи.
— Сложно будет Лизе найти мужа — папа задал слишком высокую планку…
— А зачем Лизе муж, пока папа живой? (Смеется.)
СПРАВКА
Ян Цапник родился в 1968 году в Иркутске. Отец — актер Челябинского академического театра драмы, мать — легкоатлетка. С 1992 по 2005 год Ян Цапник — актер Большого драматического театра им. Г. А. Товстоногова. В фильмографии Цапника больше 130 ролей, в том числе в проектах «Физрук», «Горько» и «Горько-2», «Елки», «Метод», «Гоголь. Начало», «Гоголь. Вий», «Гоголь. Страшная месть», «Лед» и многих других.
Видео дня. Чем напугал фильм Ромма атомную промышленность СССР
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео