Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Комната желаний
Комната желаний
Детектив, Фантастика, Драма
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Между нами музыка
Между нами музыка
Мелодрама, Музыкальный
Купить билет
Зеровилль
Зеровилль
Трагикомедия
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет

Писатель Данил Корецкий: Мои герои — это пахари следствия и сыска, им не до лирики 

Писатель Данил Корецкий: Мои герои — это пахари следствия и сыска, им не до лирики
Фото: Вечерняя Москва
Автор известного «антикиллера» Данил Корецкий выпустил новый полицейский роман «Сандал», которого не было». «Вечерке» писатель признался: в героях его книг есть немного и от него самого.
Условно писательскую братию можно разделить на фантазеров и реалистов. Первые захватывающе рассказывают о фантастических странах и существах, художественная среда вторых — сама жизнь. Юрист и писатель Данил Корецкий — человек «земной». Такого насмотрелся, что особенно и придумывать не надо.
— Данил Аркадьевич, когда разговариваешь с человеком, добившимся успеха в любой области, всегда интересны его первые шаги. Вот ваша рука потянулась к перу, когда вы уже ловили преступников?
— Нет, гораздо раньше. Я вырос в самом криминальном районе Ростова-на-Дону — Богатяновке. Контингент здесь жил соответствующий. Помню женщину с отрубленными пальцами и татуировкой «Север» на кисти. Я много читал, и мои друзья по двору просили «рассказывать книжки и кинушки».
После того как мой запас историй из книг закончился, я стал придумывать сюжеты сам. А лет в 12 написал на конкурс в газету «Известия» первый рассказ, на который получил разгромную рецензию. Потом, уже выпустив книги, хотел его опубликовать, но не нашел.
— Ваши книги, судя по всему, основаны на реальных событиях?
— Практически все. Но, конечно же, подлинные факты в книгах меняются, искажаются определенным образом, додумываются. Ведь художественная литература живет по своим законам. При этом знание материала и правда делает мои книги достоверными. Наверное, поэтому люди их читают.
— Значит, у многих ваших героев есть прототипы. А вы-то сами в книгах есть?
— Конечно. По частям — в большей или меньшей степени. В генерале Верлинове из книги «Пешки в большой игре» — наверное, меня больше всего.
— Нарисуйте собирательный образ вашего «лирического героя» и будет ли он обретать новые черты характера, изменяясь вслед за временем?
— Лирическим может считаться, пожалуй,  — российский . Он любит красивую жизнь, женщин, понимает толк в еде и напитках, но главное — успешно выполняет ответственные задания Родины. Хотя однажды, в Африке, попав в племя каннибалов, сам чуть не стал деликатесной закуской. А остальные мои герои — это пахари следствия и сыска, им не до лирики, так, собственно, в реальности и бывает… И, конечно, они меняются — вслед за преступностью и преступниками.
— Как вы думаете, милицейский роман переродился в полицейский? И популярен ли он сейчас так, как в 1990-е?
— Смена названия ничего не изменила ни в работе системы, ни в ее описании. А насчет популярности… «Антикиллер-1», написанный в 1995 году, собрал тираж в миллион книг, «Антикиллер-6» (это уже 2016 год) — 15 тысяч. Люди меньше читают, экономят на книгах, появилось множество «электронных читателей», которые получают тексты бесплатно. Но я убежден: электронные тексты отличаются от традиционных книг так же, как читатели одних от читателей других. Но все равно я думаю, что вытеснения бумажных книг с рынка не произойдет. Хотя, возможно, выдаю желаемое за действительное.
— Ваша новая книга «Сандал», которого не было» — это продолжение книги «Сандал пахнет порохом»? Или самостоятельная книга?
— Это самостоятельная книга, но она связана с предыдущей героями, событиями, которые в ней упоминаются. Кому она понравится, тот, думаю, прочтет и первую книгу.
— Ваше «второе я» — следователь-криминалист. Об этой профессии люди судят в основном по фильмам и сериалам. Эти представления сильно далеки от реальной жизни, от того, чем криминалистам приходится заниматься на самом деле?
— Криминалист — это эксперт, который выявляет и фиксирует следы преступлений. В широком смысле криминалистами называют и представителей других профессий: следователей, оперативников, судей, ученых — всех, кто занимается вопросами, связанными с преступностью и борьбой с ней. В жизни они, как и большинство прототипов киногероев, выглядят совсем по-другому. Хотя справедливости ради скажу, что в последние годы все больше появляется фильмов, герои которых похожи на реальных полицейских и находятся они в условиях, похожих на реальные.
— Какую самую сложную загадку вам удалось распутать в бытность следователем?
— В реальной преступности сложных загадок, как правило, нет. Сложность — в дефиците информации, недостатке доказательств, большом объеме работы, иногда — в статусе, должности преступника. В свое время у меня было два многотомных дела, достаточно сложных для молодого следователя: взятки в системе квартирного бюро, заведующий которым был важной фигурой в районе, и взятки в мебельном магазине, связанные с выдачей бестоварных кредитов на якобы купленную мебель. Много обвиняемых, много эпизодов. Но оба были успешно закончены, виновные осуждены.
— Вспомните случай из вашей практики, когда действительно было страшно.
— Были разные случаи, когда ситуация могла повернуться в нехорошую сторону. Тогда, может, в силу молодости, опасность не воспринималась всерьез и до страха не доходило. А уже в зрелые годы пришло понимание… Когда работал следователем прокуратуры, во время дежурства по городу выехал по заявлению: муж зарубил топором жену. Приехали по адресу — я и милиционер-шофер. На месте уже должны были быть участковые, оперативники, руководство райотдела, а моя задача — осмотреть место происшествия, труп, опросить свидетелей. Но мы оказались первыми, жители окружили машину: «Скорей, он там с топором бегает!» Оружия у нас нет. Что делать? Сейчас я понимаю, что надо было ждать подкрепления, но люди-то жаждут от властей решительных действий, а я как раз и есть представитель властей. Вылез из машины с папкой протоколов под мышкой, хорошо, что фигурант, услышав про приезд милиции, убежал и заперся в квартире. Тут и подкрепление подоспело. Да и оказалось, что потерпевшая жива: муженек ей только ухо отрубил. Обошлось, в общем.
— Читала где-то в интернете про вас: «Был примерным следователем, но руководство относилось к нему настороженно из-за аристократических привычек, фамилии и литературного опыта…». В чем проявлялась настороженность? И какие такие аристократические привычки помешали начальству принять вас в партию?
— Все это написано в «Википедии» на основе журналистских публикаций, я их не комментирую. Настороженного отношения я никогда не чувствовал. В партию меня действительно не принимали «из-за отсутствия мест» — была такая странная формулировка. Но как-то в Ростове осудили большую группу торговых работников, руководителей, их всех исключили из партии. Я и спросил у парторга: места-то освободились, может, мне подать заявление? Он прекрасно понял насмешку и ответил: «Правильно говорят, что вы „незрелый“!» Так вот я и продолжал «дозревать» беспартийным.
— Вы разработали альтернативный закон «Об оружии» — в чем его суть?
— Там много новых аспектов, но я бы выделил вот какой: анализ действующего закона «Об оружии» показывает, что его основная задача — обеспечить сохранность самого оружия, связав его оборот со множеством препятствий и зачастую бессмысленных ограничений. А задача должна быть иной: создание благоприятных условий для законного владения оружием, использования его для обеспечения безопасности личности, общества и государства. При этом нужно создать условия для риска противоправного обладания оружием, а тем более использования его для совершения преступлений. 14 высказанных мной предложений внедрены в законы и практику, но этот тезис пока не принят. А между тем оружие из законного оборота используется в преступлениях крайне редко.
СПРАВКА
Данил Корецкий — ученый-криминолог, писатель и сценарист, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, полковник милиции в отставке. Родился в 1948 году в Ростове-на-Дону. Окончил радиотехнический техникум и юрфак университета, работал следователем в , научным сотрудником криминалистической лаборатории, преподавал в юридических вузах. Написал около 50 романов, которые были сотни раз переизданы. Общий тираж книг — свыше 20 млн экземпляров. По его романам снято три фильма и три сериала.
Кем была Зина из «Диалога у телевизора»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео