Ещё

Шифрин за «Колыму» ответил. И за Дудя ответил 

Шифрин за «Колыму» ответил. И за Дудя ответил
Фото: Вечерняя Москва
Дудь все-таки сегодня номер один. К нему можно относиться по-разному. Но, я думаю, он относится к разряду тех, кто абсолютно верно чувствует, куда надо двигаться. Не боится ошибаться. Не боится пробовать новое. задает тренды — его смотрят молодые, те, которые, пожалуй, вообще мало смотрят сегодня. Это не их вина, а, скорее, проблема избыточной информации, фильтровать которую очень трудно.
Дудь умеет найти подход к аудитории, ковырнуть какую-то больную мозоль, вызвать резонанс. Это в сегодняшней журналистике, пожалуй, самое важное.
Бывают ли у Дудя проколы? Конечно. Провальное интервью с Киселевым — просто потому, что Кисель тяжеловес, опытный боец, полемист. «Сделал» он Юру. Да. Казалось даже — Дудь уже не поднимется после пережитого позора. Но— поднялся. Придумал новое.
Фильм «Колыма. Родина нашего страха» набрал ошеломительное количество просмотров — более 13 миллионов, и продолжает набирать. Несколько недель Дудь путешествовал по Колыме и брал интервью у потомков заключенных. В том числе — у юмориста Нахима Шифрина. В фильме он рассказал о судьбе своего отца, бухгалтера Залмана Шифрина. Нахим, он же Ефим, рассказал, как Залмана арестовали «непонятно за что» в августе 1938 года и отправили в оршанскую тюрьму. 58 статья обвинения — «Шпионаж в пользу Польши, он слова по-польски не знал». Но получил десять лет лагерей, был реабилитирован только после смерти Сталина.
В социальных сетях Инстраграм и Фейсбук Шифрин-сатирик рассказал о том, как он шокирован реакцией зрителей. «Даже за Люсю я не огребал столько», — пожаловался Ефим на жесткую критику своего выступления. «Люся» — это один из самых известных его юмористических номеров. «Але, Люся, это я…» Ну, знаете.
Вообще, конечно, очень неприятно получать поток грязи в свой адрес. Как ни наращивай толстую шкуру безразличия, все равно — накрывает, когда свора разгневанных хейтеров набрасывается на тебя, как пираньи на коровью тушку, обгладывая до кости. Непонятно — что делать? Отвечать, оправдываться? Как-то недостойно. Потом, оправдываться — в чем? Шифрин как раз говорит очень искренне и очень о больном для себя.
Но, наверное, тема сталинских репрессий вообще очень болезненна для нашего общества. Уже столько лет прошло, а тема репрессий до сих пор — триггер.
Да и сам фильм Дудя вызвал массу противоречивых мнений. Его негативно оценили такие «тяжеловесы» как  и . Мэтры охарактеризовали фильм «поверхностным», а Юру — «банальным до тошноты человеком». Но, кажется, я догадываюсь, что лежит в основе такой вот негативной реакции. «Банальная до тошноты зависть», переиначиваю их слова. Только это.
Дудь молодец, и Шифрин тоже. Дудь смог подняться после киселевского нокаута, и смог завести аудиторию, порвать ее на британский флаг. К важной теме — пусть мы о ней и читали сто раз — он привлек внимание молодых, тех самых, которые тяжелой историей России двадцатого века практически не интересуются. Может, этот двухчасовой фильм — заставить их задуматься о том, что… Неважно. Просто — заставит задуматься. Дудь с инеем на ресницах, конечно, мимимишный. Но и настоящий тоже.
А Шифрин, он тоже молодец. Оторвался от имиджа «аншлаговского» клоуна. Показал себя другим — человеком с трагической историей. Нежным и трогательным. Хорошим сыном. Образованным человеком.
Сложная наша страна. Сложный народ. Какой-то обостренный, яростный до отстаивания своего мнения.
Но — хорошо уже, что есть возможность обсуждать.
Видео дня. Как Семен Фердман превратился в Семена Фараду
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео