Ещё

Чеховский театральный фестиваль открыли китайские артисты 

Чеховский театральный фестиваль открыли китайские артисты
Фото: Вечерняя Москва
Руководство Чеховского фестиваля во главе с  умеет удивлять и радовать зрителей театральными постановками различных жанров. Вот и в этом году представлены сразу две программы: мировая, в которой почетным гостем в связи с 70-летим КНР стал Китайский театр, и московская, в которой принимают участие режиссеры и сценографы трех поколений. В рамках фестиваля зарубежные гости из 15 городов мира покажут на 10 сценических площадках 22 спектакля. Открыли фестиваль шанхайские артисты музыкальным спектаклем «Пионовая беседка» с непревзойденным Чжан Цзюнем в главной роли и балетом «Эхо вечности», поставленным Патриком де Бана.
Патрик де Бана — признанный мастер современной хореографии и как исполнитель, и как постановщик, хотя считает себя «на сто процентов классическим танцовщиком». «Да, я могу танцевать всё, — утверждал он в одном из многочисленных интервью, — но моей основой остается классика. давала мне уроки классики в Гамбургском театре, и я перетанцевал весь классический репертуар». А еще смыслом своей жизни Де Бана считает любовь.
Монолог Императора, «оплакивающего» смерть любимой, построен на вихревых вращениях и прыжках, в нем будто слышится вопль тяжело раненного зверя. В безумии он то катается по полу, то ползет, простирая руки к небу, как бы прося «суда Божьего, суда справедливого».
Среди других солистов особенно запомнились воздушная Хэ Линьи (Лунная фея), драматически одаренный Чжан Яо (Главный евнух), виртуозный танцовщик Чжан Вэньцзюнь (Ан Лушан)…
Велика роль кордебалета в этом спектакле. Он не только исполняет ансамблевые и массовые сцены (танцы наложниц, евнухов, императорских гвардейцев, бунтовщиков), но является своеобразным резонатором переживаний и настроений героев, «отзвуком» их мыслей и чувств. Кордебалет в «Эхе вечности», по замыслу хореографа, полноправный художественный образ, действенный и эмоциональный.
И еще одна несомненная удача спектакля. Художники Джайя Ибрахим (сценография), (костюмы) и Джеймс Анго (свет) прекрасно оформили балет: просто, функционально, образно.
Восточные мотивы и персонажи с элементами ориентальной пластики в виде сложившихся в сознании европейцев стереотипов танцевальных движений этих народов присутствовали в балетных спектаклях издавна, привлекая внимание постановщиков и зрителей своей «восточной экзотикой». Теперь они всё чаще становятся главными темами и объектами творчества хореографов. «Эхо вечности» — пример западной интерпретации древней поэмы Востока.
Закончить хочу строками пожелания поэта Бо Цзюйи, обращенными к потомкам, которые умеют мечтать и любить: «Нам, птицам неразлучным, судьба одна дана, как двум ветвям на древе, сплетенным, как одна. И пусть земля и небо конечны под луной, грустить я буду вечно, пока вы не со мной».
Видео дня. Откуда взялся забавный дядя на танцах в «Афоне»
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео