Ещё

Шедевр или радиоактивная клюква? Мнение о сериале «Чернобыль» 

Шедевр или радиоактивная клюква? Мнение о сериале «Чернобыль»
Фото: 360tv.ru
О новом хите HBO говорят чуть ли не больше, чем о финале борьбы за Железный трон. Это неудивительно, ведь тема у «Чернобыля» крайне непростая и болезненная. Насколько новый сериал удачен и правдив? Разбирается колумнист «360».
Источник фото: РИА «Новости» / Евгений Котенко
закончилась, но проекты HBO продолжают будоражить общественность. Большое внимание за рубежом и в России привлек исторический мини-сериал , подробно описывающий аварию на Чернобыльской АЭС, ее последствия и людей, с ними боровшихся.
Конечно, о трагедии не раз снимали и на русском языке: можно вспомнить хотя бы «В субботу» , украинский драматический телесериал и российский мистический «Чернобыль. Зона отчуждения». Однако за пределами документального кино еще никто не предпринимал настолько масштабной и, на первый взгляд, скрупулезной попытки реконструкции тех событий.
Прошло больше 33 лет с момента катастрофы, но память о ней по-прежнему объединяет всех жителей бывшего СССР — она словно радиация въелась под кожу и навсегда отпечаталась словами: «ликвидаторы», «лучевая болезнь», «Припять». Сейчас все эти образы оживают на экране под чутким руководством американского сценариста Крэйга Мазина, шведского режиссера Йохана Ренка и британского актера , сыгравшего главную роль ученого Валерия Легасова.
Насколько деликатно европейские и американские авторы сериала работают с материалом и не получилось ли у них невыносимой клюквы? Прецеденты уже были — западные фильмы, в которых советские или российские реалии показаны без чудовищных натяжек, можно пересчитать по пальцам одной руки.
«Наш момент славы»
В прессе «Чернобыль» называют самым страшным сериалом сезона и поражаются, как убедительно снята ликвидация последствий взрыва реактора, которая была сопряжена с огромными физическими и нравственными усилиями ее участников. Кажется, авторам сериала удалось снять нечто не похожее на обычный голливудский фильм-катастрофу.
Многие хвалят детально восстановленный советский быт: одежду, мебель и даже игрушки. Обреченная Припять в сериале похожа на настоящую Припять, что делает далекое сияние пожара на ЧАЭС во тьме украинской ночи еще более пугающим — словно в мире открылся портал в какую-то потустороннюю реальность.
С самого начала режиссер транслирует на экран напряженную атмосферу первых дней аварии, не опускаясь до внешнего драматизма. При этом создается ощущение фильма ужасов, в котором люди сталкиваются с невидимой, но способной погубить весь мир угрозой и делают все возможное, чтобы ее одолеть. За это Мазина и его коллег можно заслуженно похвалить.
Но в сериале есть и моменты, где мелодраматизм берет верх над реалистичностью, а герои напоминают ходячие клише. Речь прежде всего о сценах, посвященных столкновению советской бюрократии и простого народа.
Никто не спорит, что руководство СССР сначала скрывало взрыв реактора, а позже было недостаточно откровенным о масштабах катастрофы. К примеру, эвакуированные из Припяти горожане поначалу были уверены, что вернутся домой через несколько дней. Но также нельзя отрицать, что среди высших партийных бонз было немало людей, сделавших все, чтобы как можно быстрее потушить пожар, изолировать четвертый энергоблок и минимизировать человеческие потери.
Однако в числе прочего мы видим: секретный партийный бункер с огромным профилем Ленина на стене; древнего начальника-коммуниста, который под бурные аплодисменты бьет палкой об пол и объявляет случившееся «нашим моментом славы»; министра в белом костюме, отправляющего шахтеров на верную смерть. Все эти моменты выглядят как минимум наигранными, ведь в жизни все было не настолько черно-белым.
Правда и pravda
К сожалению, таких серьезных ошибок в интерпретации случившегося хватает. Например, эвакуация Припяти была начата через 36 часов после катастрофы, как только ученым, которым вполне хватало дозиметров (очередной ляп), удалось получить точные данные. 50 тысяч человек были без промедления вывезены в безопасное убежище, хотя в сериале показаны колебания советского министра Бориса Щербины.
Есть и совсем уж творческие допущения. Наряду с реальными и сделавшими очень многое для ликвидации Щербиной и академиком Легасовым в картину введена физик-ядерщик Ульяна Хомюк, полностью придуманная сценаристами, видимо, ради добавления в сюжет женского персонажа.
Наконец, есть совсем уж нелепые огрехи вроде постоянного обращения героев друг к другу «товарищ». Но это уже совсем мелочи: все-таки по улицам не бегают условные медведи и водку из самоваров не разливают, хоть и пьют ее неправильно — мелкими глотками, словно джин или виски. А ведь далеко за подобными примерами клюквы ходить не надо: вспомним хотя бы боевик о российских секс-шпионах и шпионках или триллер , где русская мафия показана насколько эффектно, настолько и нереалистично.
Несмотря на базовые стереотипы времен холодной войны, въевшиеся в подкорку людей Запада, сериал снят пусть и не с официальной точностью учебника истории, но с подкупающим уважением к своим героям: советским пожарным, шахтерам, ученым. Пусть он вышел далеко не идеальным, но все равно цепляет. Временами вместо правды «Чернобыль» показывает нам pravda, но, положив руку на сердце, можно ли назвать хоть одно большое историческое событие, о котором не спорят и не трактуют по-разному отдельные моменты даже люди одной культуры?
Жаль, что проект такого калибра не был создан мастерами отечественной киноиндустрии — такая картина уж точно была бы во сто крат интересней зрителю, чем очередная комедия про мужиков, переодетых бабушками. А пока будем смотреть и оценивать американский Chernobyl.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Видео дня. Что стало с первыми звездами «Дома-2»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео