Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Никто отсидеться не пытался

Я знаю о тех событиях не понаслышке — принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС с конца мая до середины июня 1986 года.
Никто отсидеться не пытался
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Я тогда был откомандирован от Северо-Кавказского военного округа как военный корреспондент. У нас один полк был из Краснодарского края, из станицы Динской. Другой полк был из поселка Ковалевка Ростовской области. Там же находился батальон химической защиты из городка Фролово Волгоградской области.
Не скрою, фильм притягивает к себе внимание. Точность в передаче некоторых бытовых деталей даже поражает. Улицы, Припять, собаки голодные бегают Так и за нами собачьи стаи постоянно увязывались.
Первое же грубое несоответствие, которое бросилось мне в глаза, — это проблема с нехваткой дозиметров. Но это не так, они были у всех. Другой вопрос, что кто-то их носил с собой, а кто-то нет. А в сериале этому факту придается какое-то излишне зловещее значение.
Проблема тут вовсе не в укомплектованности и защите от радиации, а, признаться, наше к этому отношение. Например, если поднималась сильная пыль, мы надевали респираторы. Если пыли не было, то ходили без «намордников», как их окрестили, хотя по инструкции это нужно было делать. Или во время полетов на вертолете, в кабине лежали свинцовые листы, которые мы должны были на себя навешивать. Но мы этого не делали. Что это? Легкомыслие? И это тоже. Менталитет такой у нашего народа — с кем угодно случится, но не со мной. Кстати, радиационный фон не везде был высокий. Но случайно можно было и в каком-нибудь кусте поймать сумасшедшую дозу.
Но главное — мы были в погонах. Мы, прежде всего, выполняли свой долг. В сериале постоянно проскальзывают преувеличения, даже откровенный наговор на руководителей и станции, и партийных лидеров. Но я не знаю таких, кто пытался отсидеться в каком-нибудь бункере. Было на месте аварии и много партийных работников.
Они понимали, что выполняют государственную задачу, и тоже работали на совесть. О здоровье своем никто не думал. Как сейчас помню, приезжал первый секретарь ЦК ВЛКСМ , ходил среди всех по объектам. Он не принимал участие в строительных работах, но поддерживал морально чернобыльцев, вручал награды и грамоты. Особый негативный акцент постоянно улавливается еще в теме, которая отражает отношение к гражданским лицам.
Мол, не сразу им сообщили о смертельной опасности, потому что большие чиновники боялись за свою шкуру. Уверен, ничего специально не скрывалось. Масштабов катастрофы в первые дни никто осознать не мог. Не было у нас раньше такого опыта. Я согласен, что такие фильмы нужно снимать. Но это можно доверить лишь тем, кто прошел через подобные испытания сам. А этот продукт я назову не иначе как инструментом информационной войны.
ДРУГОЕ МНЕНИЕ
«Чернобыль». Чтобы помнили
Колонка обозревателя «Вечерней Москвы»
«Чернобыль» — пожалуй, самый страшный фильм из тех, что я смотрела в последнее время. Даже не «Чернобыль», а CHERNOBYL — ведь сняли его американцы. Мировая премьера, которая идет именно сейчас, в год 33-летней годовщины техногенной катастрофы. (далее...)