Ещё

Сергей Безруков: «Ну, какой я Саша Белый?» 

Сергей Безруков: «Ну, какой я Саша Белый?»
Фото: РИАМО
Но вот уже пять лет он выступает художественным руководителем Московского губернского театра, ставит спектакли и работает с актерами, а недавно начал играть рок и уже дважды снялся в авторском кино у своей жены . 7 июня он открыл II Летний фестиваль «Фабрика Станиславского», который представит московской публике постановки из разных уголков России. О том, в чем проблема Года театра для театров, почему он раньше мало снимался в авторском кино, кого из русских рэперов он уважает и ради чего борется со СМИ, рассказал в интервью РИАМО.
Как провести лето в Подмосковье>>
«Я не запрещаю актерам сниматься»
— Сергей Витальевич, в этом году у Московского Губернского театра первый юбилей. Чего вам удалось достичь за это время как худруку?
— Без ложной скромности — немалого. Я сформировал довольно-таки сильную труппу, и рад, что зрители отмечают, насколько классные у нас артисты.
В самом начале заполняемость залов у нас была 15-20%. Мы увеличили этот показатель до 90%. На детских спектаклях наши залы заполнены на 100%, а на взрослых — на 85-90%. И это при том, что наш театр по-прежнему располагается не в центре, а в спальном районе Москвы, в Кузьминках.
Мы серьезно подняли зарплаты нашим актерам. Тратим на это половину денег, которые зарабатываем. Да, мы — региональный театр. Но мы работаем в Москве, наши актеры живут в Москве, и нам необходимо конкурировать по зарплатам с московскими театрами.
Надеюсь, что нам удалось создать правильную атмосферу. Отмечая пятилетие, мы наградили всех отличившихся работников театра — от уборщиц до сотрудников цехов. Для меня было важно, чтобы каждый получил свою медаль, потому что это наше общее дело, наш общий праздник.
— Не ревнуете, когда ваши актеры снимаются в сериалах или кино?
— Для меня хороший артист — это в первую очередь артист, способный выкладываться на сцене. Мне не важно, сколько у него киноработ и узнают ли его на улице. Конечно, необходимости заботиться о семье не отменял никто. И я никогда не запрещаю своим актерам сниматься и зарабатывать на стороне, если у них есть эта возможность. Сериалы, кино, антрепризы? Пожалуйста! Но театр — это храм. Сюда мы приходим не зарабатывать, а служить. И, по моему мнению, без театра актер не может развиваться. Он теряет квалификацию.
Нармин Ширалиева: Год театра выявит болевые точки в театральной жизни Подмосковья>>
«У нас каждый год — год театра»
— Что интересного было в Губернском театре за последний сезон?
— Я рад новой постановке по Салтыкову-Щедрину — «Возмутитель», главную роль в которой исполняет . Спектакль довольно-таки жесткий и смелый — о судебной системе и о государстве в целом, что очень остро попадает в наше время. Не могу не отметить блестящую работу актеров моей труппы в этом спектакле — , (стал известен после фильма  — ред.).
Горжусь нашей очередной детской постановкой по . Еще один замечательный детский спектакль в нашем репертуаре, здесь я выступил не только как режиссер, но и автор инсценировки. Каждый ребенок мечтает стать взрослым, чтобы достичь абсолютной свободы: не ходить на уроки, не есть кашу, распоряжаться деньгами. Но, как мы все прекрасно понимаем, свободы во взрослом мире немного: мы все зависим от работы, ритма жизни, чужого мнения. В нашем спектакле Шляпник, Мартовский Заяц, Червонная Королева представляют мир взрослых, полный абсурда и несправедливости, обмана и лицемерия.
Осенью возродим вместе с  спектакль «На всякого мудреца довольно простоты» в память об . Это легендарный спектакль «Табакерки», в котором я играл Глумова с 1998 года. Бесспорно, выглядеть постановка будет по-другому. Но мне бы хотелось сохранить и мизансцены, и почерк мастера. В роли Глумова я вижу . Он — выпускник последнего табаковского курса в его колледже, и его участие в этом проекте очень символично. А Мамаеву сыграет .
— Кстати, как Анна вписалась в вашу труппу?
— Замечательно. Я был худруком постановки «Приключения Фандорина» по произведению «Левиафан». Приложил руку к этому спектаклю и в качестве сорежиссера. Анна отлично вписалась в актерский ансамбль, и детектив у нас получился.
— А на что зрители шли активнее всего? Настоящим хитом сезона стала ваша постановка «Энергичные люди» по  про спекулянтов 70-х годов?
— Я не мог пройти мимо 90-летия Василия Макаровича Шукшина, которого люблю и перечитываю с детства. А поскольку Василий Макарович Шукшин — народный писатель, то и постановку я решил сделать народную, придумав особый жанр — караоке-спектакль. Это признание в любви поколению наших родителей, которое было счастливо и старалось жить красиво вопреки идеологии «Ура да здравствует», вопреки всему — даже занимаясь перешиванием старой одежды у портных и поиском дефицита. Они умели любить, дружить и быть счастливыми несмотря ни на что.
— И в чем, по-вашему, секрет?
— В атмосфере, в яркой моде, в песне. Я хорошо помню, как к нам в Москву приезжали мои дядя с тетей, чтобы забрать меня к бабушке, и потом мы десять часов ехали на их «копейке», нагруженной продуктами, в Лысково Горьковской области. Чтобы не уснуть за рулем, дядя Леша просил, чтобы мы громко пели. И мы с тетей Людой и с родителями громко пели замечательный советский репертуар. Это было что-то вроде традиции, и пели все.
Сегодня любовь к песне никуда не делась. Это и шоу , и караоке, которое есть практически в каждом ресторане. Все поют. Но в глаза друг другу смотрят гораздо реже, чем раньше. И я добился того, чтобы зрители пели во время спектакля вместе с артистами. Для этого мы посадили на сцену настоящий вокально-инструментальный ансамбль. А чтобы публике было проще, пустили бегущую строку. При этом — в русской транскрипции, чтобы зрители пели именно «Шизгара», как в советские времена, а не «She’s got it», как в оригинале.
— 2019 год был объявлен в России Годом театра. Ощутили ли вы на себе большее внимание, поддержку государства? Произошли какие-то позитивные изменения от этого в вашей работе?
— Проблема в том, что в Год театра почему-то не театру что-то должны, как логично было бы предположить, а наоборот, театр все время что-то должен. От него требуют отчеты, дополнительные мероприятия и проекты.
В результате возникают неувязки, как, например, с проектом «Большие гастроли». Раньше помогал театрам, выезжающим на гастроли, с гонорарной частью, а в этом году из-за изменения условий финансирования этого проекта возмещаются расходы только на дорогу. Остальные расходы решили возложить на региональные власти, но они оказались к этому не готовы. Но мы же не можем работать себе в убыток. Получается, что мы свою площадку оставили, и на ней не зарабатываем. Зато едем выступать в другой город, но и на этих гастролях тоже не зарабатываем. И в чем тут выполнение плана? По этой причине у нас не состоялись гастроли в Улан-Удэ, Читу и в Иркутск.
— Неожиданный поворот.
— С другой стороны, мы очень благодарны Минкульту за поддержку нашего фестиваля «Фабрика Станиславского». Был риск, что на него приклеят ярлык сугубо регионального и не включат в список дотаций. А ведь это, хотя и молодой, но очень важный театральный фестиваль федерального значения.
Среди его участников в прошлом и этом году — коллективы из Новосибирска, Саратова, Екатеринбурга, Санкт-Петербурга, Тулы, Самары, Перми, Минусинска. Мы привозим студентов со всей страны. И бюджетов Московской области здесь не хватит. Так что мы были очень рады, узнав о готовности Минкульта поддержать нас в этом году. Спасибо им огромное.
Открытие фестиваля «Фабрика Станиславского» в Подмосковье>>
«Я всегда любил авторское кино»
— Сергей, Вы сыграли множество ролей в театре и кино. В какой из них вы — это больше всего вы?
— В каждой из моих ролей есть я. Но это не значит, что их нужно соотносить со мной как с человеком. Я работаю не по системе Станиславского «я в предлагаемых обстоятельствах», когда нужно представить, что именно ты сделаешь в той или иной ситуации, и прожить это. Я работаю по системе гениального ученика Станиславского — актера . Каждый раз создаю фантом персонажа, который мной не является.
И это при том, что с премьеры «Бригады» прошло почти 20 лет. Играл ли я Сашу Белого? Нет. Я жил этим фантомом. Он абсолютно реален — из энергетики, агрессии и боли. Так же, как и  в недавнем сериале на канале «Россия» соткан из того страшного времени, в котором он живет.
— Последние два полнометражных фильма, в которых вы исполнили главные роли, — и  — были сняты вашей женой Анной Матисон. Как работается на съемочной площадке, когда режиссер — любимая женщина?
— Прекрасно. Ведь Аня — не просто режиссер, она еще и великолепный сценарист. Ей хорошо известны мои работы, и она выбирает для меня то, чего я еще не играл и не пробовал. Благодаря этому состоялся наш первый совместный проект «После тебя».
Возможно — из-за обилия мейнстримных проектов. «После тебя» дал мне возможность открыть себя с новой стороны, именно в авторском кино. Это была роль гениального танцора с непростым характером, чей пик славы остался далеко позади. А роль рок-музыканта, переживающего кризис среднего возраста, в «Заповеднике» привела к тому, что у меня теперь есть своя рок-группа «Крестный папа».
— Уже удалось ощутить себя рок-звездой?
— Я и не думал, что когда-нибудь стану рокером (смеется). Конечно, мечтал, как и многие, о карьере рок-исполнителя в детстве. Но потом поступил в школу-студию МХАТ и перестал об этом даже вспоминать. Как артист я работал на многих площадках, в том числе — на стадионах. Но никогда не мог понять, каково это — петь одновременно с целой площадью. И вот не так давно испытал это в Екатеринбурге на День Победы, а затем на кинофестивале «Герой и время» в Железноводске. Ну что сказать, это дикий драйв! Невообразимо круто.
— Это правда, что песни группы пишете вы сами?
— Наши песни пишет Тимур Эзугбая. Это замечательный сценарист, который много сотрудничал с Аней. А еще он потрясающий бас-гитарист. Кроме его песен я исполняю на наших концертах две песни на стихи . Когда-то мне удалось положить их на гитару, а благодаря аранжировке они получили новое звучание — очень драйвовое.
10 летних музыкальных фестивалей 2019 года в Подмосковье>>
«Боролся и буду бороться»
— Есть мнение, что дух социального протеста, присущий русскому року 30-летней давности, перешел сегодня в русский рэп. Что вы думаете о новой волне русского рэпа?
— Протест всегда присущ молодежи, и это нормально. Другой вопрос, какую задачу ставит себе автор — просто заявить о себе или сделать что-то большое. Есть такой термин — «разрушающая сила искусства». Я за созидающую силу искусства. Это вовсе не значит, что ты не должен говорить о проблемах. Напротив, ты можешь вскрыть ее, как нарыв, чтобы затем наступило выздоровление. И еще я сильно не поддерживаю мат. В этом плане мне гораздо больше импонирует Баста. Я с огромным уважением и интересом отношусь к тому, что он делает.
— В вашем Instagram почти 2 миллиона подписчиков, которые активно лайкают и комментируют ваши семейные фото. При этом недавно Вы обращались в суд с требованием защитить вашу личную жизнь от СМИ. Где же проходит грань допустимого?
— Соцсети для меня — это в первую очередь способ общения с моей аудиторией. И в них я показываю ровно столько, сколько считаю нужным. Все, что за пределами этого, — без моего согласия обсуждать в СМИ недопустимо. Более того, то, что я публикую в моих соцсетях, тоже нельзя использовать без моего согласия.
Я с огромным уважением отношусь к СМИ, но ровно до тех пор, пока они не начинают копаться в чужом белье. Не говоря уже об этом свинском поведении в суде, когда тебе в лицо сообщают, что ты медийная личность, и значит, на тебе можно зарабатывать без твоего согласия. Самое печальное то, что у судей бывает свое личное отношение к тебе как к актеру. И многие из них становятся божками, вершащими судьбы людей, вместо того, чтобы следовать букве закона. С этим я боролся и буду бороться нещадно.
Интересные места для летнего досуга в Подмосковье>>
Видео дня. Актеры, которые сыграли одну роль и исчезли
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео