Ещё
Малефисента: Владычица тьмы
Малефисента: Владычица тьмы
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Джокер
Джокер
Триллер, Драма, Криминальный
Купить билет
Дождливый день в Нью-Йорке
Дождливый день в Нью-Йорке
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Эверест
Эверест
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Гемини
Гемини
Боевик, Триллер, Фантастика
Купить билет
Девушки бывают разные
Девушки бывают разные
Приключение, Комедия
Купить билет
Окей, Лекси!
Окей, Лекси!
Комедия
Купить билет
Джуди
Джуди
Биография, Мюзикл, Драма
Купить билет
Они
Они
Триллер, Ужасы
Купить билет
Оно-2
Оно-2
Ужасы
Купить билет
Текст
Текст
Триллер, Драма
Купить билет
Тайна печати дракона
Тайна печати дракона
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Мысленный волк
Мысленный волк
Мистика, Драма
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
К звёздам
К звёздам
Триллер, Фантастика
Купить билет
Матрица
Матрица
Боевик, Триллер, Фантастика
Купить билет
Zомбилэнд: Контрольный выстрел
Zомбилэнд: Контрольный выстрел
Комедия, Ужасы
Купить билет
Дети моря
Дети моря
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Сестрёнка
Сестрёнка
Драма, Военный
Купить билет
Дитя погоды
Дитя погоды
Мультфильм, Фэнтези, Драма
Купить билет

Марк Захаров: «Драматургия развивается волнообразно» 

Марк Захаров: «Драматургия развивается волнообразно»
Фото: Инвест-Форсайт
Гильдия драматургов России за последний год не раз заявляла о готовности выступить основным инвестором нового проекта — специализированного издания, где публиковался бы главный материал для театра — драматическая литература, с которой (а вовсе не «с вешалки», по стереотипному представлению) театр и начинается. Нашему журналу в 2017 году давал подробное разъяснение задач гильдии известный драматург , а в недавнем интервью редактор МХТ им. Чехова, критик прямо признал ненормальность положения, когда единственное на всю страну профильное издание по драматургии выходит раз в квартал, к тому же едва сводя концы с концами в финансовом отношении. Свой взгляд на ситуацию — у художественного руководителя прославленного «Ленкома», народного артиста СССР , который дал комментарий «Инвест-Форсайту».
Фото: Александр Стернин
— Марк Анатольевич, как вы прокомментируете идею специализированного издания или издательского проекта, посвященного современной драматургии?
— Такой новой площадке для драматургов, новому средству массовой информации, которое специализировалось бы на пьесах современных авторов, я могу пожелать, конечно, попутного ветра и всяческой удачи. У нас сейчас много издаётся разных журналов и газет; многие преуспели, как вы знаете, и в электронных форматах. Но само появление новой медийной формы для современных взглядов, современной драматургии, современных размышлений о театре было бы, безусловно, очень полезным всем имеющим отношение к профессиональной сцене. Скажу только сразу: задача эта — чрезвычайно сложная. Драматургия развивается всё-таки (как и режиссура развивалась в России) волнообразно. Взлёты и спады, опять взлёты и спады, потом долгий застой, затем снова какое-то пробуждение, как, допустим, связанное с драматургом . Он — один из тех, кстати, кто мне особенно памятен… Но не скрою от вас: я сейчас с не очень большим доверием отношусь к современной драматургии…
— Почему?
— Потому что, на мой взгляд, хорошая пьеса делается всё-таки совместно с театром. И мои сомнения на этот счёт как бы «подкрепляются» гигантской полкой в моём доме: это классика советской драматургии — там около 40 томов. Знаете, ни одна пьеса, которая в них напечатана, не может быть сегодня сыграна, так как она чрезмерно упакована в такую примитивную идеологическую схему, что просто руки опускаются… Хотя есть исключения в этой полке — есть, помимо Володина, , который был очень талантливым человеком и пьесы которого при жизни активно выходили за рубеж — это очень важно — и пользовались там большим успехом. Взять одну только «Старомодную комедию».
, знакомые вам по постановке в тогда еще Театре имени Ленинского комсомола…
— Ну, что касается «Жестоких игр», боюсь, это больше наша отечественная история. Не очень она годится для европейского театра, для Соединённых Штатов. А поскольку сегодня нет «Железного занавеса», мы вступили в конкуренцию — и порой жестокую — с зарубежными драматургами, равно как с зарубежными издательствами и критикой. А эта критика бывает иногда достаточно обоснованной, жёсткой, но по результату во многом справедливой. Так что у меня есть всяческие опасения, которые я не хотел бы скрывать: хотя новому проекту с изданием для драматургов я бы желал только успеха. Однако за последнее время, исключая самые первые годы, как я начал работать художественным руководителем «Ленкома», мне не попадались именно пьесы (не инсценировки прозы), которые я как режиссёр хотел бы поставить.
— Тем не менее, Марк Анатольевич, а насколько, в принципе, именно сейчас и «Ленкомом», и вообще современным театром востребована пьеса, написанная именно здравствующим современником, причём на современную же, более того, злободневную тематику? Ведь театралы помнят, насколько созвучной всему тому, что происходило в перестройку за кулисами и пределами зрительного зала, была такая пьеса, как «Диктатура совести» М. Шатрова.
— Если в настоящее время искать равноценное «Диктатуре совести», надо лезть очень высоко. (С улыбкой) Взбираться до уровня где-то «в районе» , не меньше. Там хранятся некоторые схемы, которые сегодня поощряются и вообще интересны.
Фото: Александр Стернин
— Каких качеств не хватает современным драматургам? Кто-то говорит — умения отстаивать свои интересы, в том числе финансовые. Другие сетуют на чуть ли не повальное падение профессионализма, незнание основ ремесла. А может, просто смелости им не хватает — творческой, человеческой?
— Смелость — прекрасное слово и понятие. И оно, скажу вам, доминирует в наших раздумьях, когда мы в театре что-то планируем. У меня был действительно хороший опыт, который вы упомянули, касающийся «Жестоких игр». Этой пьесой мне удалось в своё время заинтересовать и артистов, и зрителей. Кстати, артисты поначалу относились скептически к самой идее постановки. Ведь у Арбузова изначально была некая литературность, отражающая нередко настроения «как хорошо солнышко греет, птички поют» — то есть всё то, что не очень вяжется, мягко говоря, с реальными настроениями за окном, с поисками лучшего варианта нашего общего развития: поиска, который ныне упирается во всё новые и новые препятствия.
Поэтому актуальна постановка вопроса не только для людей театра: насколько удастся нащупать характерные детали, которые мешают всем нам познать себя, познать саму нашу жизнь и обозначить задачи, стоящие перед нами всеми, как бы вычурно и трафаретно это ни звучало, в продвижении России к будущему. А эти задачи существуют объективно. Познать их, а затем суметь воплотить в сценическом изложении — вдвойне трудная и ответственная задача. Поэтому те, кто возьмётся за создание новой площадки для драматургов, будут слышать (я уверен) одни пожелания хорошего — ото всех, в том числе от режиссёров. Но это схоже с ситуацией, к примеру, когда ко мне приходит какой-нибудь драматург и начинает говорить: «Марк Анатольевич, да вы знаете, вот эта пьеса очень понравилась такому-то режиссёру». А я знаю точно: если пьеса действительно понравилась режиссёру, он её никогда и никому не отдаст. Он ею завладеет — всерьёз и надолго. Поэтому и тут надо не очень-то верить комплиментам и добрым советам, которые посыплются издателям современных российских драматургов.
Беседовал Алексей Голяков
Актеры, спасшие людей в реальной жизни
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео