Ещё

Роман Виктюк: Режиссер создает небо 

Роман Виктюк: Режиссер создает небо
Фото: Вечерняя Москва
22 июня началась последняя неделя театрального марафона в Московском театре . Он проходит уже девятнадцатый раз и неизменно вызывает огромный интерес у публики. О театре и жизни, детстве и новой постановке режиссер рассказал корреспонденту «Вечерней Москвы».
— Роман Григорьевич, как вы считаете: режиссерами рождаются или становятся?
— Думаю, рождаются. Точнее, у мамы в животике уже живет режиссер. Моя мамочка приходила слушать оперу «Травиата» Верди, и, когда начиналась увертюра, я бился так сильно, что ей приходилось уходить.
— Не думали о том, чтобы поставить «Травиату», если с ней у вас была такая связь?
— Верди — мой любимый композитор. Впервые приехав в Италию, я пошел на могилу Верди в Милане. Сидел там весь день, рассказывал ему свою жизнь. Тогда же спросил у него позволения поставить «Травиату». Но до сих пор благословения не получил.
— С чем вы бы сравнили профессию режиссера?
— Для меня режиссура — это создание неба. Большой режиссер ощущает энергию всей планеты и передает ее в своих спектаклях.
— В этом сезоне вы поставили спектакль по роману «Мелкий бес», и о нем говорит вся театральная Россия. Важны ли вам любовь публики и оценка критики?
— Никогда не работал с драматургами, которых любила власть, предпочитал общаться с гонимыми. В моем спектакле «Муж и жена снимут квартиру» по пьесе Рощина впервые прозвучали песни Высоцкого. На сцене МХАТа их пел . Володя был на премьере и радовался.
— Когда-то меня страшно удивила откровенность : она не раз называла Высоцкого «средним артистом». Ваше мнение?
— Володе не хватало свободы в игре на сцене. Он был свободен в другом. Хорошие артисты удерживают свет в себе и тратят энергию только на роли, а Володя был очень щедрым и не жалел себя ни в чем. А еще артисты, за редким исключением, не умеют любить. А Володя умел.
— Роман Григорьевич, вы — один из тех немногих художественных руководителей, кто открыто говорит о том, что с  поступили не очень красиво и справедливо, лишив ее поста худрука МХАТа?
— Я кричу об этом, только меня никто не слышит. Более 30 лет назад я пришел в только что созданный Дорониной МХАТ, мы поставили спектакль «Старая актриса на роль жены Достоевского». Он шел очень долго, пользовался успехом. За несколько дней до назначения худ руком МХАТа я был в этом театре и собирался ставить спектакль о великой актрисе Саре Бернар. Но почувствовал что-то темное в атмосфере — и не смог…
— Что-то темное — это что?
— Приближение коммерции в стенах этого театра. Деньги — это изобретение дьявола.
— Вам никогда не хотелось быть богатым?
— А зачем это? Еще по молодости я приехал в родной Львов с чемоданом денег — получил большой гонорар за съемки фильма. Мама сказала сестрам: «Девчата, где он это украл?»
— И что же сделали с этими деньгами?
— Чемоданчик стоял в книжном шкафчике, кто хотел, тот подходил и брал деньги.
— Вы поставили спектакль «Мандельштам» — о взаимоотношениях поэта с властью и Сталиным. Спектакль настолько трагический, что невозможно сдержать слезы. Чувствуется, что всецело вы на стороне поэта.
— В начале XIX и XX веков была вспышка энергии талантов в России, благодаря которой родились Пушкин, Лермонтов и поэты Серебряного века. Финал этой вспышки — Мандельштам. Он последний поэт духа. Я решил поставить пьесу «Отравленная туника». Идея эта возникла у меня во время работы над «Мандельштамом». Поэт был влюблен в жену Гумилева , она его отвергла, и он переживал неразделенную любовь до конца жизни.
СПРАВКА
Роман Григорьевич Виктюк родился во Львове 28 октября 1936 года. Разыгрывать театральные постановки начал еще во время обучения в школе. В 1956 году окончил актерский факультет ГИТИСа. В середине 1970-х годов начал ставить спектакли в театрах Москвы. В 1988 году на сцене театра «Сатирикон» состоялась премьера самого известного спектакля Романа Виктюка «Служанки» по пьесе Жана Жене. Имеет звания народного артиста России и Украины.
Видео дня. Артисты, кусавшие локти после отказа от ролей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео