Ещё

Норильский Заполярный театр драмы им. Вл. Маяковского приедет в Москву 

Норильский Заполярный театр драмы им. Вл. Маяковского приедет в Москву
Фото: Ревизор.ru
В Москве с репертуарными гастролями последний раз театр был 40 лет назад (в 1979 году, принимал тогда Московский государственный театр «ЛЕНКОМ»), теперь покажет 5 спектаклей — премьеры последних сезонов, отмеченные экспертами различных российских фестивалей: «Жди меня… и я вернусь» В. Зуева, «Сны белой земли» , «Рикки-Тикки-Тави» по  и российскую премьеру мирового бестселлера Ф. Зеллера. Среди постановщиков гастрольных спектаклей — главный режиссер театра , режиссеры Евгений Ибрагимов, , художники Фемистокл Атмадзас, , , хореографы , , Оксана Малышева, видеохудожники Юлия Михеева, Михаил Зайканов, художники по свету , и другие.
Жди меня… и я вернусь
Фото: http://www.northdrama.ru/performances/zhdi-menya-i-ya-vernus
По заказу театра известный драматург Владимир Зуев написал пьесу «Жди меня… и я вернусь», основанную на воспоминаниях первых норильчан и посвященную той противоречивой, трагической эпохе, когда строился Город, создавался Комбинат, а Театр помогал выжить и его создателям, и его зрителям. Стихия творчества, мучительная и радостная, воплотилась в форме фантастического «праздничного концерта», посвященного созданию Театра… в Норильлаге. В качестве ряда номеров — голоса и истории тех, кто оказался волею обстоятельств на Таймыре, причем в едином плотном потоке времени сойдутся Прошлое, Настоящее и Будущее, герои и создатели спектакля, усиливая резонанс и энергетику происходящего. В основе сюжета — воспоминание культорга 4 лаготделения Григория Климовича о том, как новогодний концерт на рубеже 1944-1945 гг. обернулся для заключенных суровым наказанием всего лишь за то, что Дед Мороз позволил себе процитировать строки из поэмы Н. А. Некрасова «Мороз, Красный нос»: «Мороз-воевода дозором/ Обходит владенья свои/ Построит дворцы ледяные, /Каких не построит народ…». Лагерное начальство усмотрело в этих словах «чистейшей воды оппортунизм» ("Это же неверие в силы народа!.. Наш народ все построит!") и выгнало всех артистов на «общие работы» (тяжелый физический труд на открытом воздухе для некрепкого организма был неизбежно губителен).
Сны Белой земли
по легендам и мифам народов Крайнего Севера Фото: http://www.northdrama.ru/performances/zhdi-menya-i-ya-vernus Пластический спектакль, основанный на космогонических мифах (о сотворении земли) народов Крайнего Севера. Рассчитан для семейного просмотра.
О сотворении мира на основе мифов и легенд народов Таймыра взялась рассказать очень представительная постановочная команда: режиссер Евгений Ибрагимов, художник Дамир Муратов, композитор Николай Якимов, хореограф , художник по свету , видеохудожник Юлия Михеева, художник-кукольник . Данная работа рассчитана на семейный просмотр, да и как же иначе: в тундре, испытывающей силы человека испокон веков, крепость семейных уз ценилась особенно — будем соблюдать традиции. Народы Таймыра (нганасаны, ненцы, энцы, долганы) живут в условиях Крайнего Севера с незапамятных времен. Например, самый древний народ севера Евразии — нганасаны, потомки неолитических охотников на дикого оленя, населяют территорию с XV века до нашей эры. Суровая природа способствовала созданию совершенно особой культуры. Решительно все в ней: хозяйство, мировоззрение, религия, фольклор — исключительно тонко настроено на жизнь в гармонии с окружающей средой, а важнейшие качества характера человека: самостоятельность, наблюдательность, рассудительность, ответственность — воспитывались с детства. Если наш современник представляет себя хозяином природы, древний нганасанин природу одухотворял настолько, что вел происхождение своего рода от какого-либо представителя животного мира, считал людей и животных равными в правах, верил, что животные и растения понимают язык человека, что одинаково грешно причинять вред как людям-соседям, так и окружающим травам, деревьям (да, просил прощения, объяснял причины, замаливал грехи, окармливал стихии)… Это было вековой стратегией выживания, сохранения равновесия в такой хрупкой экосистеме. И это ли не мощнейший сюжет для нравственного, экологического воспитания, образования «цивилизованного» человека теперь?! Неприхотливые в быту, с детства привыкшие к суровым условиям быта и труда, северные народы обладают развитыми формами духовных практик, до сих пор мало исследованными; проникнуть в их загадочные души, постичь их удивительную музыкальную или игровую культуру, пожалуй, не менее трудно, чем покорить арктические льды. Но тем интереснее творческая сверхзадача для художников, известных в театральном мире своим глубоким, серьезным отношением с сказке.
Рикки-Тикки-Тави
Редьярд Киплинг Фото: http://www.northdrama.ru/performances/zhdi-menya-i-ya-vernus
Путешествие в сказочную Индию — страну гор и цветов, вечности и изменчивости, мудрости и иррациональности… Когда-то там провел детство английский писатель Редьярд Киплинг, и на всю жизнь ему врезались в память ее яркие, пряные, экзотические истории, воплотившись, например, в «Книгах Джунглей». Один из рассказов — знаменитый «РИККИ-ТИККИ-ТАВИ» — о бесстрашном маленьком мангусте, вступившем в неравный бой с кобрами ради спасения приютивших его людей… Страстная, яркая, жгуче динамичная, она завораживает юных зрителей, которые с первой же сцены забывают о мобильных телефонах, сначала смеются и подпевают, затем смотрят и переживают, то сидя, то стоя, наконец танцуют возле своих кресел. В этой красочной истории много всего есть и для глаза, и для слуха, и для осмысления, и для катарсиса, ведь в ней — настоящая, не на жизнь, а насмерть, борьба, одновременно с настоящими же дружбой, верным служением и даже любовью. Барабанные ритмы дополняют темпераментные индийские песни и мелодии, соседствующие даже с реперским речитативом. На фоне традиционных индийских узоров и живописных мотивов сталкиваются миры: теплый золотисто-охровый мир земли, ее обитателей — прохладно-таинственный мир неба и райских птиц — тревожно-мрачный ало-черный мир коварных кобр. Пластические картины богаты и сложно придуманы, в них есть и традиционный язык жестов, и пантомима, характеризующие персонажей, и акробатические номера, без которых не обойтись при изображении Папа
Флориан Зеллер (перевод Рустама Ахмедшина) Фото: http://www.northdrama.ru/performances/zhdi-menya-i-ya-vernus
Когда (по тем или иным причинам) у Человека возникают проблемы с памятью — Реальность становится непредсказуемой, таинственной, зыбкой, порой даже враждебной, и существование уподабливается путешествию по бесконечному лабиринту подсознания: где множество скрытых минотавров и не гарантирована спасительная нить Ариадны…Главный герой пьесы Андре — мужчина лет 80-ти, внешне крепкий и адекватный, он беззащитен перед надвигающимися сумерками сознания: явь чередуется с вымыслом и сном, одни и те же ситуации возникают в разных интерпретациях, персонажи меняются лицами и голосами… Автор называет пьесу «пазлом, в котором всегда отсутствует одна деталь, а какая точно — неизвестно»… Главный герой пьесы Андре — мужчина лет 80-ти, внешне крепкий и адекватный, он беззащитен перед надвигающимися сумерками сознания: явь чередуется с вымыслом и сном, одни и те же ситуации возникают в разных интерпретациях, персонажи меняются лицами и голосами — и зритель следит за этой внутренней борьбой, вместе с героем ищет освобождения из омутов подсознания, жаждет опоры и ясности. «У главного героя болезнь Альцгеймера: уходит память, он забывает свое прошлое и чувствует себя одиноким и брошенным. При этом довольно сложно сказать, кому в этой ситуации тяжелее — ему или его родным. У пьесы необычная форма: в ней все происходит в реальности отца: дочь хочет отнять квартиру при помощи аферистов, постоянно врет, желает ему смерти, в одной из сцен даже душит отца. Но зрители не сразу понимают, что действие разворачивается больнице — и все персонажи медперсонал. В пьесе сочетается юмор и ужас, лиричность и детектив. Кроме того, она интересна актерски: персонажи вынуждены существовать по правилам реальности героя… Недавно я специально ездила во Францию, чтобы увидеть людей с болезнью Альцгеймера, которые находятся в доме престарелых. У всех разная стадия болезни: многие уже не встают с постели. Каждый живет в своем мире, и между собой они вообще не общаются. Они постепенно превращаются в детей, забывая, как есть, говорить, ходить, глотать. Они помнят только слово . А санитары, которые их окружают, одеты в обычную одежду. Мне даже удалось поговорить с одной из подопечных: все, что она рассказала мне, оказалось «ее реальностью». Проблема в том, что эта болезнь становится все моложе". (Из интервью А. Бабановой) Материал с официального сайта Норильского Заполярного театра драмы им. Владимира Маяковского
Видео дня. Кто едва не сломал карьеру Станиславу Любшину
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео