Ещё

Касания, кусания и резьба по живому: Дмитрий Быков о книгах сентября 

Касания, кусания и резьба по живому: Дмитрий Быков о книгах сентября
Фото: ИД "Собеседник"
о четырех самых интересных книгах, выходящих в свет накануне открытия Московской книжной выставки-ярмарки.
Большинство новых книг — как художественных, так и научных или публицистических — выпускают теперь к ярмарке «non/fiction», которая проводится в ноябре. Ежегодная Московская книжная выставка-ярмарка (ММКВЯ) на ВДНХ становится мероприятием деловым и протокольным. Но по несколько новинок каждое издательство к ней готовит, и некоторые из них заслуживают внимания.
Про всегда
Ежегодная книга  — на этот раз три текста, объединенные многими общими темами и собранные в цикл «Искусство легких касаний». Чего у Пелевина не отнять — так это умения рассказывать увлекательно и дивно. Сочинять более или менее одинаковые мифологии, равно как и конспирологии, он тоже не разучился. «Иакинф» — повесть о жертвоприношениях Хроносу, «Столыпин» — рассказ, примыкающий к предыдущему роману «Тайные виды на гору Фудзи», а собственно «Искусство легких касаний» — винегрет из последних новостей, где русские хакеры оказываются ключевыми игроками мировой истории. Когда дочитаешь, все кажется полной ерундой, но попробуй кто-нибудь отними, пока не дочитаешь.
Весьма возможно, что для современного россиянина единственной гарантией от настоящего необратимого безумия служит именно такая ежегодная книга Пелевина, трезвая, обаятельная и насмешливая. Правда, указать ему путь или дать нравственные ориентиры она не может.
Нерв российской реальности Пелевин давно упустил. Он не почувствовал, когда тут закончились игры и начались серьезные дела. Уже и Болотная вызывала у него сплошную иронию — а там много было несмешного. Сегодняшним молодым его проза, боюсь, ничего не скажет — они уже поняли, что их понемногу едят, а тут не до юмора. Но поколение сорокалетних, уже не верящих, что при них что-то изменится, почитает с удовольствием и потешит свой цинизм.
Про сейчас
О современности сейчас вообще пишут неохотно и, надо признать, плохо: чтобы писать о ней хорошо, надо либо обладать очень серьезными литературными способностями, то есть как минимум собственным стилем, либо уметь видеть главное, вычленять тенденции, предсказывать будущее. Иначе получится повторение штампов или репортаж. Того и другого много в романе «Бывшая Ленина» («АСТ», редакция ). Идиатуллин бывает и точен, и остроумен, но в целом его роман о провинциальной схватке вокруг мусорной свалки начинает тяготить читателя уже на второй сотне страниц, а их почти пять.
Роман «Собиратель рая» (та же редакция) значительно уступает его предыдущей и наиболее читаемой книге «Перевод с подстрочника». Роман о коллекционере советских древностей, чья мать медленно теряет память, рассыпается на множество талантливых частностей — но они не складываются в целостную метафору нынешнего времени. Вообще, как ни печально, главное ощущение при чтении этой книги — тоже уныние, чувство, что автор все это писал через силу, без насущной потребности высказаться. И это беда большинства новых русских книг: они написаны без видимой цели. То есть поддерживать видимость литературного процесса надо — напоминать о себе, давать поводы для рецензий и премиальных тотализаторов, но это именно видимость, примерно такая же, как и российские выборы. Толку нет, перемены невозможны, а где толку нет — зачем же и стараться?
Про вообще
Из особо популярных ныне книг о городах — или, скажем корректней, об истории культуры — замечательное переиздание классических «Образов Италии» с современными фотографиями («Азбука-Аттикус») и новая книга «Москва/Modern Moscow». Из переводных романов — триллер входящего у нас в моду Стивена Чбоски (да, вот такая фамилия) «Воображаемый друг», выпускаемый «Эксмо», и «Старая рукопись» Франка Тилье («Азбука»). Оба романа реально жуткие, Чбоски еще и подростковый.
«Резьбу по живому» (продолжение «На игле») представит «Азбука», книга вполне соответствует названию. Та же «Азбука» представляет «искусство легких кусаний» — сборник американских рассказов о вампирах, который так и называется — «Вампир». Очень хорошие романы Фернандо Арамбуру (про баскских террористов), Джесса Болла «Стоит только замолчать» (про таинственное исчезновение всех стариков в японской деревушке) и документальное исследование Кэтрин Мерридейл «Каменная ночь. Смерть и память в России ХХ века» (все — Corpus). Из стихотворных сборников особого внимания заслуживает антология тюремной поэзии «Камерная лирика», составленная социологом , которая и сама поэт, и вдобавок сидела. Там стихи из тюрьмы и о тюрьме, сочиненные и сидельцами, и сочувствующими, как классиками, так и сегодняшними заключенными. Из биографий наиболее заметная книга — впервые публикуемый кинороман «Пушкин» (обе книги — «Эксмо»). Хуциев мечтал об этом фильме 40 лет, так и не поставил, но сценарий получился изумительный, в лучших традициях.
Про других
Из наиболее спорных новинок — отважный эксперимент «Эксмо» и Creative Writing School, писательской школы для начинающих: битва романов, или роман-баттл. Я в этом участвовал, себя рекламировать неловко, поэтому будем раскручивать остальных.
Команда под его руководством сочинила мрачнейший роман-катастрофу «В начале будет тьма». Моя команда сочинила «Финал» — роман о финальном матче мирового чемпионата по футболу, где сошлись Россия и как бы такая Украина. Обе книги выходят в одном томе, перевертышем.
Это первый опыт коллективного романа под руководством профессиональных писателей, хотя моя разновозрастная команда тоже была очень профессиональной. Не могу их не назвать: Татьяна Ларюшина, Игорь Журуков, , Иван Чекалов, Аркадий Тесленко, плюс на последнем этапе к нам подключился студент Дэн Кахелин. Чекалову — 18, Журукову — 52, остальные между.
И хотя обе книги наверняка будут страстно ругать, именно в них, как мне кажется, современность заговорила о себе. Почему? Да потому, что обе команды ничего не боялись. Они просто не верили, что это будет напечатано. Испугались мы только тогда, когда книга вышла, когда мы взяли ее в руки и увидели, что все это выйдет в свет под нашими именами. Правда, есть спасительный шанс, что никто не заметит. Ай! Теперь и этого шанса нет.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №33-2019 под заголовком «Касания, кусания и резьба по живому».
Видео дня. Как Анатолий Васильев простил неверную жену
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео