Владимир Дашкевич: мастер симфонии 

Владимир Дашкевич: мастер симфонии
Фото: Ревизор.ru
И вот 6 сентября концерт состоялся.
Да, конечно же, всеми любим за музыку к фильмам о Шерлоке Холмсе. Это такая же его визитная карточка, как и музыка к «Бумбарашу». Но слушатель, который собирался в Большой зал консерватории, видел афишу, заполненную достаточно плотно, и не только киномузыкой. И даже при такой непростой объявленной программе партер и амфитеатры БЗК были заполнены целиком. В зале можно было увидеть друзей и коллег Владимира Сергеевича, таких, как режиссёр , к спектаклям которого В. Дашкевич написал немало музыкальных композиций. В зале присутствовали и , и , и , концерт также почтили вниманием гранды музыкальной критики. Александр Журбин. Фото: Михаил Левитин.
Существует наблюдение, что как концерт начнётся, так он дальше и пойдёт. Концерт начался с добрых и ироничных слов автора, обозначившего свою главную творческую задачу как борьбу со злом. Так он и продолжался — доброй и ироничной музыкой.
Конечно же, в первую очередь мы знаем В. Дашкевича как автора киномузыки и музыки к театральным постановкам. И речь здесь не о масштабности этих произведений, а о специфической технологии и образной сфере этого музыкального жанра, о создании эмоционального состояния, и в творчестве Дашкевича, независимо от того, пишет ли он оперу, фортепианные пьесы, оркестровую сюиту или симфонию, эти черты проявляются самым ярким образом.
В начале концерта прозвучали две сюиты "" и , написанные на материале музыки к фильмам Игоря Масленникова и .
Вообще говоря, симфоническое исполнение киномузыки на концертных площадках в последние годы получило большое распространение — это могут быть и концерты из наиболее ярких фрагментов саундтреков, или  сопровождение кинофильма. Но здесь всё же был особый случай. Во-первых, В. Дашкевич по ощущению музыкального материала абсолютный симфонист, и его партитура очевидным образом отличается от традиционной кинооркестровки, идущей от традиций Голливуда. Во-вторых, само по себе прозрачное оркестровое звучание со сцены БЗК хорошо знакомой музыки, но знакомой в пределах технических возможностей телевизионных динамиков, производит впечатление, близкое к разрыву шаблона. В-третьих, , не связанный кадровым временем, исполнял эту музыку с оркестром кинематографии более свободно, чем она звучит в фонограмме фильма. Он её абсолютно справедливо в этой ситуации трактовал не как киномузыку, а как вполне самостоятельное симфоническое произведение. А оркестр исполнял её с большим удовольствием. Более того, оркестранты после концерта говорили мне, что во время репетиций подпали под личное обаяние классика, и это их настроение отразилось и в концерте. Владимир Дашкевич. Фото: teleprogramma.pro И, несмотря на то, что за этой музыкой у каждого в памяти стоят кадры из фильмов, обе сюиты не воспринимались как иллюстрация или программные произведения — это был симфонический каскад образов, которые создал мастер стилизации, мастер настроений и мастер эмоций. И, кроме того, в теме из «Собачьего сердца» присутствовала перекличка с образами из оперы В. Дашкевича по поэме А. Блока — «Чёрный вечер. Белый снег. Ветер, ветер…».
Перед исполнением «Чеховской» симфонии автор обратился к публике с просьбой не аплодировать между частями. Как показало время, в этом было некоторое лукавство и даже кокетство. И даже не только потому, что музыка была настолько обаятельна, что трудно было удержаться от аплодисментов, но ещё и потому, что она иной раз сама провоцировала их, как, например, после второй части, галопа — настолько эффектно звучал финал части после соло тубы. Собственно, в этой симфонии ощущались традиции (не в музыке, а во взаимодействии со слушателем) классицистской симфонии, когда этот жанр находился гораздо ближе к слушателю, чем сейчас, и выражать свой восторг аплодисментами не считалось зазорным.
Первая часть, вальс, прозвучал как своеобразная ретроспектива вальса — от Дашкевича, минуя Свиридова и Прокофьева, непосредственно к Глинке. И вальс создавал ощущение, как от старинного чуть коричневатого изображения на дагерротипе.
Такое же настроение возникло и в баркароле в третьей части с совершенно сказочным решением — лиричнейшей репризой после жёсткой кульминации.
А то, что В. Дашкевич — мастер музыкальной формы, ещё раз подтвердил финал симфонии — в него включена партия меццо-сопрано, которую исполнила , фантастически интонируя текст А. П. Чехова из «Дяди Вани», при этом мастерски пользуясь своими вокальными возможностями, тембрально артикулируя текстовые смыслы. Самый финал четвёртой части истаял, завершившись эпизодом a capella.
Второе отделение концерта открылось центральным эпизодом из оперы Владимира Дашкевича «Царь Давид», которая посвящена тем же проблемам, о которых говорил юбиляр в самом начале вечера — об ответственности художника, композитора за добро и зло. Плач об Ерушалаиме на текст по мотивам Псалмов Давида исполнила  — артистка и певица, с которой Дашкевича связывает долгая творческая дружба.
Юлий Ким и Владимир Дашкевич исполнили песни из «Бумбараша», а затем прозвучала «Пушкинская» симфония, которая тоже открылась вальсом-символом, вальсом-воспоминанием… Фото предоставлено автором статьи.
Во второй части В. Дашкевич в очередной раз со свойственной ему иронией доказал, что для симфонического развития важно качество темы, а вовсе не её «социальный статус», использовав в данном случае тему-заставку «В гостях у сказки», которая совершенно не противоречит ни законам симфонизма, ни образной сфере, заявленной в названии симфонии.
И после лирического романса в третьей части — мелодии «Не покидай меня, весна» из фильма"«Красавец-мужчина", — прозвучал финал симфонии: в исполнении Юлия Кима она завершилась пушкинскими словами из стихотворения «19 октября 1827 года» «Бог помочь вам, друзья мои».
Владимир Дашкевич, как всегда, победил — мастерством, опытом, обаянием.
Спасибо ему за праздник в БЗК!
Видео дня. Как прожил жизнь экранный Будулай
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео