Ещё

На краю света: сколько стоит запустить международный кинофестиваль на Сахалине 

На краю света: сколько стоит запустить международный кинофестиваль на Сахалине
Фото: Forbes.ru
Время на Сахалине отличается от московского на восемь часов, поэтому первые дни чувствуешь себя в параллельной реальности. Все твои московские друзья засыпают, когда на Сахалине — завтрак. Городская застройка и нейминг напоминают туристам: вы — на острове, который живет под влиянием Японии, Кореи, России и Советского союза. Куда ни пойдешь, встретишь «Сахслух», «Сахпрессу», свернешь в переулок, а там японский госпиталь, построенный до Второй мировой. Яндекс-карты Сахалинской области скорее всего составляли ценители муми-троллей: залив Терпения, река Зима, озеро Изменчивое, улица Фламинго. Здание краеведческого музея напоминает о том времени, когда остров принадлежал Японии, а во дворе лежит нижняя челюсть грендландского кита. Фестивальные показы проходят в кинотеатре Октябрь, Комсомолец и театральном центре им. А. П. Чехова. Рядом стоят шатры с книгами и едой и пространство для общения зрителей с режиссерами и актерами. В одном из них мы договорились о встрече с генеральным продюсером фестиваля .
На вопрос о сколько стоит фестиваль «Край Света. Восток» в этом году, Алексей Агранович отвечает, что на фестиваль выделяется около 60 млн рублей из областного бюджета — и объясняет, почему в этой сумме нет федеральных денег: «У Сахалинской области профицитный бюджет, поэтому у нашего фестиваля есть очевидное конкурентное преимущество перед подобными проектами в других регионах. В этой ситуации претендовать на деньги, которые выделяет , было бы не совсем правильно — хотя там про наш фестиваль знают, и несколько лет назад были готовы его поддержать. Но у фестиваля „Край света. Восток“ в этом году появился младший брат — „Край света. Запад“ в Калининграде, где ситуация с региональным бюджетом другая. Там федеральная поддержка была бы уместной».
Гран-при фестиваля «Край света» — 1 млн рублей. Местные партнеры помогают бартером. «Расскажу про два случая. В Южно-Сахалинске недавно открылся ресторан . Он уже стал одним из самых популярных мест в городе. Его владелица подошла к нам, когда мы там ужинали, и предложила свою помощь фестивалю. Теперь они берут на себя питание жюри, помогают в целом с проведением специальных мероприятий», — продолжает Агранович.
Важная часть всей этой истории — «Край света» проходит на острове с невероятной природой. Несколько километров подъема и попадаешь на станцию «Горный воздух». Это еще не вершина горы Большевик, но и отсюда виден весь Южно-Сахалинск: туман, небо становится все ближе, а люди сливаются с домами. На вершине горы — смотровая площадка и указатель «курорт Вивальди парк (Корея) — 1660 км, до Санкт-Петербурга — 9772 км». На спуске подходит местная жительница и рассказывает, как не заблудиться, предлагает проводить до города. Она на пенсии, в конце восьмидесятых приехала в Южно-Сахалинск из Казахстана. В отличие от своих подруг везде ходит, а не сидит на лавочке. Кафе «Генерал» у склона по ее версии построил местный мафиози, который держит рыбный промысел. Кроме рыбы на острове добывают нефть и газ. Управляют всем москвичи, а средняя зарплата горожанина, который умеет работать — 100 тысяч рублей. Сахалин — один из самых богатых регионов России, по бюджету соперничает с Москвой, однокомнатную квартиру здесь можно купить за 4-5 млн рублей.
Сахалин — место пересечения как минимум трех культур: русской, японской и советской. На вопрос, работает ли «Край света» с межкультурной спецификой региона Алексей Агранович отвечает, что вопрос о Японии на Сахалине настолько же болезненный, как в Калининграде — вопрос о Германии.
Алексей Агранович замечает, что «ни в Калиниграде, ни на Сахалине жители втайне не мечтают о возвращении немецкой или японской власти. До сих пор в Южно-Сахалинске остается много смешанных семей. Бабушка нашего коллеги, местного краеведа , жила тут, когда островом владела Япония, и говорила по-японски. Русско-японские отношения не табуированная, но крайне личная тема. На Сахалине отрицательная миграция, но профицитный бюджет. Третья по величине диаспора сахалинцев живет при этом в Калининграде, в регионе с дефицитным бюджетом и положительной миграцией. Не только экономические факторы определяют, где нам жить. Но если для калининградцев Польша или Германия — страны с похожими взглядами на мир, системой письменности, то сахалинцы живут рядом с культурами с другой письменностью, которая воспринимается ими в лучшем случае как дизайн. При этом у сахалинцев с конца 19 века отсутствуют описания их жизни — последнее оставил с книгой „Остров Сахалин“, который описал местную жизнь как каторгу. Представьте, что про жизнь в вашем регионе никогда не пишут в федеральных медиа. Получается, вы ежедневно смотритесь в зеркало, которое вас не отражает. Конечно, вам кажется, что настоящая жизнь — она где угодно, только не здесь. Потому что для мира ее не существует. Мы пытаемся объяснить, что можно не ждать, пока Останкинская башня начнет вещать про тебя, а самому рассказать миру о себе, и тогда мир обратит на тебя внимание. По сути, мы с помощью кинофестиваля создаем условия для описания жизни на Сахалине — как внутри острова, так и со стороны».
Если прогуляться по Южно-Сахалинску, то увидишь много советских памятников: танк рядом с музеем Победы, вечный огонь, огромный храм — гигантизм и патриотизм. На вопрос о том, работает ли с этими местными ценностями «Край света» генеральный продюссер отмечает, что когда ты не живешь с ребенком, то даришь ему большие подарки на день рождения. «Гигантизм — это не плод воображения тех, кто живет на острове. Это напоминание о папе. Когда мы готовили выставку „Сахалин. Автобиография“, то заметили, что недалеко от центра в промзоне стоит башня, самая высокая на острове, построенная в 1917 году. Там в свое время был японский бумагоделательный завод. Смотрите, что получается: эта башня — самое высокое строение на острове, а стоит уже более 70 лет и никем не востребована. Так что размер на Сахалине, мне кажется, значения не имеет».
Ради молодых и активных
В этом году первый раз на Сахалине запустили подростковый фестиваль «Игра света», который проходит за несколько дней до взрослого. При помощи кураторов дети и подростки учатся продюсировать культурные проекты, разбираются в дизайне, начинают снимать кино. Алексей Агранович подчеркивает, что детский и взрослый — это не два разных фестиваля, а звенья одной цепи, которая работает на решение главной задачи в регионе.
«Когда мы в первый раз прилетели сюда, у нас состоялся разговор с министром культуры и правительством области. И я все время спрашивал местную администрацию: «Зачем вам все это нужно?» — «Хотим сделать праздник для людей. Артисты будут приезжать» — «Но на эти же деньги можно каждый уикенд целый год привозить знаменитостей, причем не только из Москвы» — «Фильмы хорошие показывать» — «Чтобы увеличить число синефилов в регионе на несколько сотен человек — разве это задача для правительства области?».
А я тогда не делал фестивали, что называется, «под ключ», но занимался открытиями и закрытиями на ММКФ, Кинотавре и других российских кинособытиях, пару раз был арт-директором. И я им предложил: «Давайте сделаем рентабельный фестиваль» — «То есть заработаем, что ли?» — «Нет, кинофестивали — убыточная история. Но зато они могут помочь в решении глобальных социальных задач, причем обойдутся дешевле, чем другие инструменты. Вот какая у вас главная проблема?» — «Многие хотят уехать с Сахалина, особенно молодые и активные» — «Если в результате 10 молодых и активных сахалинцев останутся на острове и будут сами создавать здесь культурную среду, будет фестиваль рентабельным или нет?». И мы решили все вместе, что будет».
Алексей Агранович отмечает, что зрители на Сахалине отличаются от зрителей в центре России, и вспоминает, как он вместе с фестивальной командой начинал создавать культурную среду для них: «Наша команда делает фестиваль уже восьмой год — первый год он проходил без нас. Мы сразу обратили внимание, что на острове живут уникальные зрители, но не понимали, в чем их особенность. В 2013 году мы запустили детскую анимационную мастерскую на фестивале. Ее кураторы из петербургской студии „ДА!“, которые работают с детьми по всей стране, подошли ко мне и сказали: „Знаешь, мы такого нигде не видели, чтобы дети так же увлеченно, как собой, интересовались тем, что делают другие люди“. В этом возрасте — 5-11 лет — очень нетипичное поведение. И мы поняли, что на острове люди по-другому относятся к окружающему их миру — это видно и по обсуждениям фильмов со взрослыми — они фильмы не смотрят, а рассматривают. Что сделало в кинематографической среде за эти годы наш фестиваль известным — это зрительские обсуждения, которые нигде не проходят так интенсивно и необычно.
Но вернемся к рентабельности. Мы решили, что будем провоцировать жителей Сахалинской области на создание своих культурных сообществ, и начали ежегодно предлагать им разные инструменты. Каждый год открывались новые мастерские: сначала кинолюбителей, потом были урбанистика, фотография, журналистика. Поворотным в жизни „Края света“ стал мультимедийный проект „Сахалин. Автобиография“, который мы сделали в марте 2018-го года. Около шестидесяти местных авторов под руководством кураторов создали проект про историю острова, которая рассказывалась через историю местных жителей, через городскую и островную мифологию. Там было все — от проекта „сахалинской википедии“ до мебельной линейки, основанной на образе заброшенной японской бумажной фабрики. Но в то же время нам стало понятно, что для большинства участников наших мастерских мы превратились в какой-то кружок, где люди могут неделю пожить другой, более интересной жизнью, чтобы после окончания фестиваля вернуться к своей обычной. Тоже, конечно, результат — но немного не тот, которого нам хотелось достичь».
Призовой фонд конкурса-питчинга составил 5 млн рублей
, «Евстафий» — 1 900 000 рублей
, «Детство 0.0» — 350 000 рублей
Кофман Алексей, «Заброшенная земля» — 350 000 рублей
Малыш Марина «Море волнуется три» — 1 600 000 рублей
«Тюлень и камбала», анимация — 500 000 рублей
Организаторы фестиваля хотят, чтобы подростки могли получить профессиональное образование на Сахалине. В будущем команда «Края света» хочет запустить режиссерскую мастерскую, похожую на проект , который учил молодых режиссеров в Кабардино-Балкарии. Агранович рассказывает о тех, кто мог бы преподавать в этой мастерской и о перспективах Сахалина. «Параллельно с организацией фестиваля наша команда работает над созданием концепции развития регионального кинематографа. Мы хотим, чтобы на Сахалине снимали свое кино, а сам остров стал съемочной площадкой для киногрупп из других регионов. Это не просто, сезон тут короткий, но зато здесь уникальные природные условия, и совсем рядом Корея, Китай и другие зарубежные рынки. Мы хотим, чтобы на Сахалине заработала кинокомиссия, надо лоббировать введение рибейтов — финансового инструмента, который позволяет возвращать продюсерам часть потраченных денег. Например, приезжает съемочная группа, они тратят тут свои деньги, создают рабочие места, включаются в местную экономику. Поэтому часть потраченных средств им возвращается, а в целом все это развивает территорию. Такой подход работает во всем мире. В ЮАР, благодаря рибейтам, кинематограф стал второй статьей доходов».
Что далеко ходить за примером — снимал «Юмориста» в Риге, и пятую часть потраченных денег Рига вернула продюсерам. «Сейчас кинокомиссии будут появляться по всей России, готовится программа на федеральном уровне. И, кстати, первый шаг в этом направлении сделан — на закрытии фестиваля „Край света. Восток“ ВРИО губернатора Сахалинской области объявил о создании совета по развитию регионального кинематографа при губернаторе Сахалинского области. Этот совет и будет заниматься тем кругом вопросов, который я обозначил выше. Надеюсь, что к юбилейному, десятому кинофестивалю нам удастся с помощью этого инструмента достичь каких-то ощутимых результатов».
Видео дня. Пожилые актеры, охмурившие молодых красоток
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео