Ещё
Открытый гей Залуцкий стал лицом нового проекта ТНТ
Открытый гей Залуцкий стал лицом нового проекта ТНТ
ТВ
Кинокритики выбрали лучший фильм 2019 года
Кинокритики выбрали лучший фильм 2019 года
Фильмы
HBO анонсировал мультсериал о семье Елизаветы II
HBO анонсировал мультсериал о семье Елизаветы II
Сериалы
Как семья Майкла Дугласа бежала из России
Как семья Майкла Дугласа бежала из России
Актеры

«Мои артисты здесь всегда со мной». В кабинете Марка Захарова 

«Мои артисты здесь всегда со мной». В кабинете Марка Захарова
Фото: ИД "Собеседник"
Они уходят один за другим, титаны нашей режиссуры. В прошлом году Табаков. И вот теперь великий Марк Анатольевич. В московском Центре имени Шумакова утром 28 сентября его не стало.
: и его театр надежды
Со здоровьем у него в последние месяцы было все хуже и хуже. В Институт Шумакова режиссер попал с повторным воспалением легких. До этого воспаление лечил в Боткинской больнице. Только вышел — и снова попал на больничную койку. Причем повторно за последние два месяца.
А еще в июле лечился в Германии. У него там были свои врачи. Он регулярно там бывал. Об этом Марк Захаров рассказывал в интервью нашему корреспонденту:
— Марк Анатольевич, я знаю, вы были очень дружны с бывшим мэром Москвы .
— Это правда. — Захаров подходит к шкафу в своем кабинете в Ленкоме и достает кепку. — Угадаете, кем подарена? Лужкову я обязан многим. Он профинансировал мою операцию в Германии 17 лет назад. Тогда у нас не было таких денег. Немецкий врач посмотрел меня перед операцией и сказал фразу, которую переводчик постеснялся переводить. Потом он все-таки мне эту фразу повторил: «Как этот парень сюда долетел?!» Я туда иногда езжу. В Германии — как в санатории, заодно там меня проверяют.
В тот момент, когда мы разговаривали с Марком Анатольевичем, зашел балетмейстер в очках, и режиссер, извинившись передо мной, стал что-то с ним бурно обсуждать. Потом стал напевать мелодию и притопывать ногой. А я наблюдала настоящий театр одного актера.
Кстати, кабинет Захарова хранит в себе большую историю. Он находится в бывшей бильярдной Московского купеческого клуба. Русские купцы в революционное время играли здесь на большие деньги, а часть потом передавали большевикам. В 1918 году помещение частично было отдано под общежитие, частично — под политический клуб. Потом здесь в 1927-м появился ТРАМ — Театр рабочей молодежи, где какое-то время завлитом работал .
С Марком Анатольевичем в ту нашу встречу я попробовала затронуть тему большой политики. Он тогда перевел все в шутку:
— Я заметил, как только к нам в театр приходил какой-нибудь член политбюро или кандидат в члены политбюро ( этих людей называл «портреты»), так его вскоре снимали. Пришел маршал Язов, с интересом посмотрел на снимок с Берсеневым: «Хорошая фотография». Я ему говорю: «Узнаете, кто это? Вот слева — Берсенев, а справа кто?» Ну, думаю, Симонова-то он узнает. А он говорит: «Справа это вы». И месяца через два Язов прекратил функционировать…
Про другое большое руководство я на всякий случай спрашивать не стала. От греха подальше!
У Марка Анатольевича в кабинете на стене висели старинные часы фирмы Mozer — подарок на 70-летие Ленкома, а еще афиша спектакля «Юнона и Авось» на иностранном языке.
— Это когда вывез Ленком во Францию, Грецию, Нью-Йорк, Амстердам, — увидев мой заинтересованный взгляд, заметил Захаров. — На этом плакате есть одна болевая точка — огонь. Наш директор мне объяснил: если теперь какой-нибудь человек на сцене зажжет спичку, то он будет расстрелян. Меня вроде бы не тронут.
— Значит, это правда, что пожарные пытались закрыть «Юнону и Авось»?
— Как бы ни старались, не закроют. Это то же самое, когда в цирке тигры прыгают через огненный обруч, а пожарные бы сказали: «Вот это тоже не надо». Любое намерение противопожарной безопасности должно быть, как в Америке. Там специалисты в форме после просмотра нашего спектакля сказали: «Конечно, факел надо оставить, но приковать его к руке артиста. А то у него такой безумный взгляд, что он может этот факел бросить в зрительный зал». Я им говорю: «Комсомолец Абдулов?!» «Да, комсомолец, но бросит, потому что мы видим в его глазах безумие». И выдали ему наручники, к которым факел пристегивался.
— Марк Анатольевич, уже столько замечательных актеров Ленкома ушло… , Янковский, Абдулов… Это же такая рана для вас?
— Эти люди здесь всегда со мной. Вот посмотрите фото — в Лондоне была съемка для одного из журналов во время гастролей со спектаклем «Юнона и Авось». Мне хотелось, чтобы были Янковский, Караченцов, Абдулов. И вот два любимых мною человека — Евгений Павлович Леонов и  в финале спектакля «Поминальная молитва»…
* * *
В последнее время Марк Захаров работал над спектаклем «Капкан» по произведениям . Марк Анатольевич сам написал пьесу про сталинское время. Спектакль за отца закончит его дочь — актриса Ленкома .
"Я не один, за мной театр…" Марк Захаров ушел, а Дракон остался
Видео дня. Как выглядела в молодости Татьяна Орлова
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео