Ещё

Олег Тактаров: Всех, кто не дополучил школу, видно за километр 

Олег Тактаров: Всех, кто не дополучил школу, видно за километр
Фото: Вечерняя Москва
Cериал «Отчаянные», который сейчас идет по Первому каналу, стал отличным поводом для беседы с Олегом Тактаровым. В нем он сыграл роль главы криминальной группировки.
Олег Тактаров как минимум трижды в корне менял свою жизнь и везде добивался успеха. Сначала удачный бизнес, потом серьезные успехи в спорте. Сейчас он востребованный актер, одна из его новых работ — в сериале «Отчаянные».
— Олег, в «Отчаянных» роль писали «под вас» или пришлось проходить кастинг?
, режиссер «Отчаянных», с которой мы работали когда-то на проекте «Бывшая жена», позвонила мне вроде как посоветоваться: «Олег, я читаю сценарий, который точно буду делать, и понимаю — здесь не хватает чего-то, чтобы уравновесить наших ярких девушек». Вот, собственно, и уравновесила мною. (Улыбается.)
— Ваше спортивное прошлое и амплуа крутого брутального мужика не загоняют режиссеров в определенные рамки?
— Когда режиссер боится чего-то и не способен принять решение, когда он не видит — король голый или одетый, — он может что-то напридумывать и ограничить себя. Если режиссер в себе уверен, такого не происходит. В Америке был случай, когда один актер, увидев меня на пробах, начал высказывать весьма опытным продюсерам: «Ой, там у вас чемпион UFC сидит. Чего он у вас тут делает?!» Ему ответили: «Его-то уже утвердили, а вас — пока еще нет». Кстати, его так и не утвердили…
— Из бизнесменов в актеры переучиваться сложно было?
— Меня долго держали на первом курсе актерской академии, потому что нужно было раскрыть что-то, что не раскрывалось. Ну, представляете: у тебя бизнес, и ты учишься много лет, как не выплескивать свои эмоции. А тут вдруг, наоборот, надо их показать. И при этом гамма их должна быть разнообразной. Более того, во время спортивных выступлений я и боль, и эмоции тоже прятал…
— Вы уехали в США в 1994 году, чтобы стать актером. А здесь это было неперспективно?
— Не могу припомнить практически ни одного нашего достойного проекта, созданного в 1990-е. Я помню наше кино 1950-х, 1960-х, 1970-х годов, в 1980-е еще что-то появлялось. А в Голливуде фильмы шли один за другим. И я подумал: зачем мне сейчас, в 26 лет, когда у меня есть прибыльный бизнес, ехать в Москву, чтобы стать актером? Люди увидят и скажут: «А ты чего здесь делаешь? У тебя же там заводы, пароходы. А ты в актеры решил податься? Может, бомжевать пойдешь?» И я поехал в Америку…
— Как же вы решились бизнес бросить?
— Видимо, не мое это было. Я не получал от этого удовольствия. С бизнесом было все хорошо и спокойно — понимаете, все вроде хорошо, а мне нехорошо. Я почти не помню себя до отъезда в Америку…
— Но в одном из интервью вы сказали, что 1990-е годы вспоминаете все-таки с теплом.
— Молодость как без тепла вспомнить? Есть сожаление, что 1980-е годы можно было провести лучше, обучаясь языкам и профессии в достойных учебных заведениях. Детство, юность — это то время, когда к тебе все прилипает. Буквально сегодня армию вспоминал. Да, это были нужные моменты: становление, выживание, порой «через не могу», определенная тоска на втором году службы и понимание, что жизнь уходит, а ты вот тут торчишь. И все вроде хорошо, ты миновал дедовщину и прочее. Но дальше-то что? Всему, чему я научился, я научился в течение, может быть, первых месяцев шести. А остальное время была просто медленная деградация — полтора года деградации. У меня неоднозначное отношение к армии. Знаете, Месси и Рональдо — они в армии не служили…
— Вы в детстве жили с родителями в закрытом научном городе. Они пытались каким-то образом повлиять на вашу дальнейшую судьбу?
— Никто на меня не пытался влиять. И я на своих детей тоже не пытаюсь влиять.
— Но папа все-таки вас уговорил в спорт пойти?
— Но сделал он это тонко и ненавязчиво, когда понял, что в школе у меня неладно и надо ребенка отдать куда-то.
— Как так неладно? Вы же физикой очень увлекались.
— Ну да. Точно помню, что в шестом классе решил задачу для второго курса . Я на факультативе занимался, где нам задачи давали, которые опережали школьную программу. По крайней мере в то время я хоть чего-то понимал: как происходят ядерные процессы и что с чем как делится, от каких вещей зависит. А сейчас я не понимаю, не помню и, честно, не хочу понимать.
— Вы же на самом деле с детства мечтали быть актером?
— Ну, мне так ребята знакомые рассказывают. Я не помню. Они говорили, что я носился со своими сценариями. Пытался на всех их опробовать, какие-то моменты воплощать. Так было на первом курсе института и продолжилось после армии, когда вернулся на первый курс уже сержантом и учился с ребятами на 2–3 года моложе меня. Получается, это всегда было, надо было только мечту реализовывать.
— Вы получили актерское образование в Америке. Нужно ли оно вообще, как считаете?
— Я вижу сейчас ребят, которые куда-то попали не то что без образования, а даже без желания образовываться. Я вижу это как боец. Был у нас мальчик один — яркий, как молния, талантливый очень. Он очень резко стартанул, а потом ушел от своего учителя, известнейшего тренера по джиу-джитсу. То есть недоработал, недополучил школу. Увлекся боксом и стероидами. Выиграл несколько боев, и вот совсем недавно проиграл на элементарном — видно, что человек недоучился. Так и в кино: всех, кто недополучил школу, видно за километр.
Мой учитель по актерскому мастерству вдолбил в меня основы, базу, и это так и сидит внутри. При этом чего-то бояться, сомневаться в себе — это нормально. Когда чемпион идет на бой, ему тоже кажется, что он чего-то не умеет. А потом организм сам берет вожжи управления в свои руки и дальше тебя выводит. Но пока ты базу не заложишь, бесполезно чем-либо заниматься.
— Сложно было учиться в совершенно чужой стране? Не было мыслей все бросить?
— Нет. Это было, наверное, лучшее время в моей жизни. Я мог бы выступать в боях, зарабатывая хорошие деньги. А поменял все это на такой распорядок дня, на который у меня сейчас здоровья точно бы не хватило. Вставал в четыре-пять часов утра, бежал в гору к знаку «Голливуд», возвращался пешком. Потом ехал на машине по пробкам в Даунтаун в Лос-Анджелесе в языковую школу, где из меня выбили русский акцент. (Сегодня меня, наоборот, на пробах иногда просят, чтобы я акцент русский делал.) После школы занимался боксом два часа, получал иногда по башке.
Потом ехал в актерскую школу, три часа там. Иногда спал на занятиях. Но не проспал ни одного стоящего занятия за три-четыре года беспрерывной учебы. После актерской академии я преподавал боевое искусство крав-мага. Раньше у израильтян не было своего боевого искусства, а теперь оно есть. Я и парень из Голландии — мы были два главных преподавателя.
— Вы снялись в большом количестве голливудских фильмов. Сильно отличается там индустрия от нашей?
— Требования к актерам, конечно, там выше. И самоотдача там выше. У нас актер может сниматься в трех проектах одновременно, но даже если ты суперклассный, везде на отлично сыграть не получится. Мне вообще нужно от двух до четырех дней минимум, чтобы сжиться с героем. И в этом образе я живу дальше. У меня был случай, когда я полтора года не мог выйти из образа…
Но в любом случае нельзя несерьезно относиться к своей работе. Если даже один человек через много лет случайно наткнется на твою работу и она его как-то мотивирует, значит, ты уже не зря этим занимался. Но в Голливуде тоже есть «мануфактурщина». Даже у моего любимого Де Ниро были периоды, когда он в год по пять фильмов делал. Но тогда ему было за шестьдесят или за семьдесят, и он просто зарабатывал деньги. Я всегда привожу в пример , у которого глаза горели всегда, даже в 72 года. И он в каждый кадр входил как ребенок, ему интересно было.
— В Америке вы стали чемпионом по смешанным единоборствам. Как пережили славу?
— Тяжело. Жизнь меняется в корне. И ты как загнанный зверь становишься. Приятно, конечно, когда на первом свидании девушка, в которую ты влюблен, неожиданно узнает, что ты чемпион. Но у меня такого никогда не было. Однажды даже было так: «Секундочку, ты, оказывается, знаменитый. Нет-нет, я со знаменитым не хочу встречаться». То есть хорошего ничего от этого не было, я это точно помню.
— А почему не остались в Америке? Все-таки там очень мощная киноиндустрия.
— Я не говорю, что я совсем оттуда уехал. Просто там был какой-то период, когда начались сплошные забастовки, а в России у меня хорошие проекты были.
— Вы как спортсмен свой чемпионский бой выиграли, а в кино? Каким должен быть «чемпионский фильм»?
— Должны быть сборы, как у «Аватара». А потом премии , «Золотая ветвь», всенародная любовь, признание. (Улыбается.) Тогда смогу прямо сказать: «Все, до свидания всему этому действу». И заняться чем-то более полезным. Всегда надо заканчивать начатое. Я еще не закончил.
ДОСЬЕ
Олег Тактаров родился в 1967 году в городе Арзамас-16 (Саров). В детстве увлекался боксом и самбо. После службы в армии занимался единоборствами, владел крупным бизнесом. В 1994 году уехал в США, чтобы заниматься профессиональным спортом и сниматься в кино. В фильмографии актера 65 фильмов.
Читайте также: Как сейчас живет Кэтти из «Трех мушкетеров»
Видео дня. Как Семен Фердман превратился в Семена Фараду
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео