Ещё

История одного шедевра: несчастная не так уж и страдала 

История одного шедевра: несчастная не так уж и страдала
Фото: Вечерняя Москва
Среди шедевров Третьяковской галереи картина «Неравный брак» — одна из самых «Берущих за душу». О прототипах изображенных на ней людей спорят до сих пор Лицо с чуть опухшими, красноватыми от недавних слез веками, казалось в пламени свечи восковым. Войдя в зал, люди замирали, завороженные увиденным: то, что было изображено на картине, казалось, происходило здесь и сейчас. Прелестную невесту, просватанную за высокомерного старика с жестким изломом губ, толпу свидетелей таинства венчания Ангела с Дьяволом — равнодушных и скорбно сочувствующих — рассматривали часами. Публика была потрясена мастерством живописца, и говорили в те дни в свете лишь о картине и ее создателе.
В том же 1863 году, когда картина была представлена на академической выставке, художник получил профессорское звание. В свете муссировали и скандал, случившийся между Пукиревым и его приятелем Сергеем Варенцовым на стадии написания картины: якобы Сергей назвал Пукирева предателем, узнав на картине… себя самого. Варенцова было нетрудно понять. В это время он числился женихом представительницы богатого рода Урусовых, Ольги Никитичны. На картине же красавец Варенцов стоял справа от убитой горем невесты, глядя на нее с любовью. По одной версии, Пукирев друга успокоил, спешно подрисовав свадебному шаферу элегантную бородку. И тогда Варенцова потрясло другое: на картине появился сам Пукирев! Теперь это он стал участником действия. Случайно ли?
Приступая к созданию полотна, Василий Пукирев решил отразить в нем «злобу дня»: тему разновозрастных браков. В России она была так актуальна, что в феврале 1861 года Священный синод издал указ, осуждающий браки с солидной разницей в возрасте. А еще за год до этого, в 1860 году, в церкви Трех Святителей на Кулишках 24-летняя дочь купца Рыбникова Софья Николаевна венчалась с купцом 1-й гильдии, известным меценатом Андреем Александровичем Карзинкиным. За Софьей тогда и ухаживал Сергей Варенцов. «Старику Карзинкину» было на момент венчания 37 лет, и представить его старым чудовищем Пукирев намеревался лишь для того, чтобы сделать другу Сергею приятно. Брат Сергея, Николай, был женат на сестре Карзинкина-жениха, так что Варенцова обязывали присутствовать на венчании любимой семейные обстоятельства. Но когда «Неравный брак» был написан, Сергей Михайлович намеревался стать мужем ревнивой Ольги Урусовой…
Для еще одного друга Пукирева, , было очевидно, что на картине изображен сам художник. И в изображенной на полотне невесте он видел вовсе не Рыбникову, а любимую Василием Прасковью Матвеевну Варенцову, однофамилицу Сергея, брак с которой для незнатного Пукирева был невозможен.
Эта версия получила косвенное подтверждение, когда в 2002 году Третьяковка приобрела карандашный рисунок В. Д. Сухова, датированный 1907 годом. На оборотной стороне портрета женщины в годах было подписано: «Прасковья Матвеевна Варенцова, с которой 44 года назад художник В. В. Пукирев написал свою известную картину „Неравный брак“. Госпожа Варенцова живет в Москве, в Мазуринской богадельне». Значит, на картине все же не Соня, а Прасковья!
Но кто тогда старик-жених, отвратительный высокомерный брюзга? Возможно, это собирательный образ, символ победившего зла. Однако на этюдах Василия Пукирева к картине его рукой означено: «Писалось с князя Цицианова».
Это мог быть только Павел Иванович Цицианов, отставной штабс-капитан и наследник одной из самых славных московских фамилий. Заподозренный в причастности к обществу декабристов, Цицианов простился с карьерой и жил в имении под Городней, часто ездил в Тверь, принимая участие в делах тверского дворянского собрания, подружившись с его предводителем — Алексеем Марковичем Полторацким.
По одной из версий, фигуру старика Пукирев списал с Полторацкого, а голову — с Павла Цицианова, а вызывающий у многих отвращение венчик волос на голове жениха художник «узрел» на поваре семьи Варенцовых.
Таким образом, от картины и разговоров вокруг нее опосредованно мог пострадать лишь противный жених. Но если вести речь об Андрее Карзинкине, то он был вовсе не так плох! Карзинкин собирал у себя интеллектуалов, был знаком со Станиславским, водил дружбу с художниками.
Именно он стал основателем Шекспировского общества в Москве, был членом совета Третьяковки. И главное — Софья была счастлива с мужем. После смерти маленькой дочки от туберкулеза Софья Карзинкина передала Бахрушинской больнице 20 тысяч рублей на открытие корпуса для болеющих туберкулезом женщин. Их брак с Карзинкиным, несмотря на разницу супругов в возрасте, был счастливым, но в истории их имена оказались навсегда связанными с понятием «неравный брак».
КСТАТИ
Рядом с шафером изображен друг Пукирева художник Петр Михайлович Шмельков, по одной из версий, именно он подсказал идею картины. Кроме того, сбоку на картине видна голова рамочника Гребенского: он обещал сделать художнику раму для картины, «каких еще не было». И ведь сделал! Он расположил на ней и плоды, и цветы, и рама так понравилась Третьякову, что с тех пор у Гребенского заказывали рамы для всех картин, закупаемых для коллекции мецената.
Читайте также: История любви: две главные женщины художника
Видео дня. Как Бондарчук взял безвестную балерину на роль Наташи
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео