Тайная любовь Дмитрия Марьянова 

Тайная любовь Дмитрия Марьянова
Фото: Экспресс газета
3 декабря могло бы исполниться 50. Последние дни перед смертью (с 5 по 15 октября 2017-го) он провел в подмосковной полулегальной клинике , куда его отправила жена лечиться от алкоголизма. Сейчас идет суд над директором «Феникса» —  — и продолжается борьба за наследство между 33-летней вдовой , 90-летним отцом актера Юрием Григорьевичем и 22-летним сыном Дмитрия — Даниилом (от модели Ольги Аносовой). Адвокат Дани — Виктория Крылова — на ток-шоу рассказала о женщине, из-за любви к которой актер хотел развестись с Бик. Мол, этой тайной возлюбленной Марьянова ничего не нужно, кроме одного — найти виновных в странной смерти 47-летнего кинокрасавца.
В 2007 году на кинофестивале в Выборге «Окно в Европу» я видела Дмитрия Марьянова в обнимку с тоненькой, молоденькой девочкой-подростком с белокурой шевелюрой. Они возвращались с премьеры фильма в гостиницу «Дружба», а вся съемочная группа, и я в том числе, шли за ними. Мы были в восторге и от фильма, и от роли Марьянова. Он сыграл успешного бизнесмена — своего тезку, который страдает всеми пороками богачей, но любовь к доброй провинциалке спасает его от деградации.
Никогда не думала, что через два дня после смерти Дмитрия в ответ на мою публикацию о нем со мной свяжется та самая девушка, которую все видели с актером в Выборге. Ее зовут Янина Любовицкая, работала на Мосфильме, сейчас — в Start.ru. Со многими в тусовке знакома, и довольно близко. Словом, у меня нет причин сомневаться в ее словах.
— Мы с Димой были близки много лет. Последний раз я слышала его голос накануне рокового дня. Дима позвонил ночью. Никогда таким потерянным и загнанным в угол я его не слышала, — сообщила Янина.
Янина меня зацепила. Мы стали общаться. Но лишь недавно Любовицкая позволила опубликовать ее очень личный рассказ. Читатели этого спецвыпуска знакомятся с ним первыми.
Жизнь в темных очках
— Мы познакомились на съемках «Слушая тишину», — констатировала Янина. — На дебютной картине Александра Касаткина я работала администратором. Для Димы это было очень трудное время — умирала от рака его мама Людмила Романовна. Лечение стоило огромных денег, и Марьянов жил очень прижимисто — не было даже собственного жилья. Он жил в съемной квартире у метро «Аэропорт». Куда привел меня.
Мне было 24, ему — 37. Но Дима был мальчишкой, и разницы в возрасте совсем не чувствовалось. С ним было весело, беззаботно. Он отличный мужик! Пока не выпьет…
Я видела, что алкоголь действует на него плохо. Понимала, что есть зависимость. Конечно, когда первые эмоции поутихли, чуть прошли страсть и безумная влюбленность, я стала напрягаться от количества и частоты выпитого. Однажды мы летели в Лондон, и я весь полет думала только об одном: мне надо уйти от него, надо уйти, надо! Как пластинку заело. Я вдруг осознала, что терпеть эту зависимость больше не могу.
Ушла перед тем, как он начал участвовать в «Ледниковом периоде», где сблизился с .
Сейчас я проклинаю себя за то, что бросила Диму, не стала его спасать… Молодая была, слабая, неопытная, наверное… Только окончила факультет журналистики Института современного искусства, начала работать в кино, и в мои планы, конечно, не входило становиться женой пьющего артиста. С ним было сложно работать. Продюсеры постоянно мне выговаривали, что Дима не в форме и что я не уследила за ним, что он пришел ужасный и, не дай бог, сорвет съемку. Но ни разу из-за Димы ничего не срывалось, но паники было много.
Даже когда мы расстались, все равно постоянно пересекались. На съемках последней картины «Операция „Мухаббат“, где Дима играл Горбачева, он ходил как бомж и пил одеколон. Тогда он говорил, что очень несчастен и хочет уйти от жены, но она его не отпускает и терроризирует. Любил ли он Ксению Бик? Мне кажется, ни одну женщину он не любил так, как любил маму. И кино, без которого не мог жить. Открыто признавался, что боится лишь одной вещи на свете — остаться без ролей. Это была его фобия. Он же с детства снимался и жил от одной картины до другой. Я понимала, что он — абсолютный фанат кино, а женщины для него — героини второго плана. Возможно, он когда-то и умирал от любви, хотя мне трудно в это поверить.
Не подумайте, что у меня какая-то ревность к его жене. Нет. Но невооруженным глазом видна разница: рядом с Лобачевой он летал, а с Ксенией очень опустился, пошел ко дну. Если мужчина любит и любим, если в доме тепло и уютно, разве он будет так сильно пить? Понимаю, что не могу осуждать ту, которой удалось довести его до загса.
Перед тем как лечь в „Феникс“, Марьянов позвонил и попросил о помощи. Он не хотел туда. Мы с Касаткиным искали государственную клинику, где бы его могли спасти. Но в государственных клиниках были такие странные условия, что в голове не укладывалось.
Я уверена, что Дима хотел избавиться от зависимости. Он очень стеснялся, когда был нетрезвым: прятался от людей, никому не хотел причинять неудобств, не был агрессивным, наглым. Надевал черные очки и старался превратиться в человека-невидимку. Дима просил помочь. Но мы не помогли. Ни-кто. И мы все — друзья, семья, коллеги — виноваты перед ним за это. Прости нас, Дима…
Видео дня. Трагическая судьба Ириски из «АБВГДейки»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео