Ещё

Мария Аниканова: Роль актера теряет свою значимость 

Мария Аниканова: Роль актера теряет свою значимость
Фото: Вечерняя Москва
Новый сезон телесериала стартовал в эфире Первого канала. Актриса , сыгравшая в нем одну из ролей, рассказала «Вечерке» о своей новой работе, а также о том, почему в свое время не сразу согласилась на участие в этом проекте.
Выросшая в спортивной семье, где бабушка и дед были известными конькобежцами, мама — фигуристкой, отец — спортивным врачом сборных по фигурному катанию, Мария Аниканова, кажется, просто обязана была стать спортсменкой. Тем более что она очень серьезно занималась фигурным катанием: в 16 лет стала мастером спорта, в танцах на льду выступала в паре с … Но жизнь сделала крутой поворот, и свои победы Мария Аниканова одержала в совершенно другой области. Очередной взятой вершиной стала роль в сериале «Нюхач».
— Мария, продолжение «Нюхача» показывают перед самым Новым годом. Отличное время. Получается, это один из самых популярных сериалов последних лет?
— И один из самых ожидаемых, это точно. Мне тяжело сказать, в чем секрет такой популярности фильма. Ну если его купили около 80 стран мира, это точно успех! Конечно, хотелось бы сказать, что это мы, актеры, такие молодцы. Но, думаю, здесь все сошлось: и интересный сценарий, и подбор актеров, и профессионализм всей съемочной группы…
— Вы как-то сказали, что сначала не хотели участвовать в проекте. Было дело?
— Отказывалась. И целый час рассказывала режиссеру, какая я плохая артистка. У меня тогда на руках был восьмимесячный ребенок, и я снималась в большом проекте в Киеве. А когда я прочла сценарий «Нюхача», то поняла, что мою героиню никак нельзя со мной соединить. Я молодая мать, а там какая-то психопатка на таблетках, совершенно неадекватный человек. Я не понимала, как подступиться к этому характеру. Единственный честный выход, как я представляла, — это поговорить с режиссером, что я и сделала. Рассказала ему: плакать не умею, смеяться не умею, постельные сцены не умею. И лучше меня не берите, могу запороть вам проект. И вас опозорю, и сама опозорюсь. Сказала и забыла об этом кастинге, как о страшном сне. А через три месяца мой агент говорит: «Едешь сниматься в „Нюхаче“. Удивившись, я рассказала ей, как проходила пробу. После паузы она ответила: „Все логично. Режиссер увидел, что ты неадекватная, и героиня тоже неадекватная — стопроцентное совпадение. Поэтому он тебя и взял“ (смеется).
— Вы серьезно занимались спортом, но стали актрисой. Были люди, повлиявшие на ваш выбор?
— Это два человека: , профессор Щукинского училища, и режиссер . Сначала мы встретились в песочнице с дочкой Валентины Петровны, когда мне было 4 года, а ей 5 лет. Мы жили в одном доме и дружили. Потом они уехали, мы не виделись долгое время, но почему-то у Валентины Петровны отложилось в голове, что я не должна быть фигуристкой ни в коем случае, а должна стать актрисой. Всеми способами она пыталась меня внедрить в артистический мир.
— Какие же это были способы?
— Ну, периодически меня приглашали на какие-то пробы, на которые я никогда в жизни не ездила. Нас же с тренировки даже в школу не отпускали. А вот на пробы в кино почему-то отпускали… Загадка. Я на тренировке говорила, что меня позвали на пробы. На пробах — что меня не отпустили с тренировки. А сама ехала и ложилась спать, отдыхала. Но когда я осталась без пары и месяц не каталась, пока искала другого партнера, тут Валентина Петровна и подсуетилась (улыбается). Вызвали меня на пробы к Соловьеву. Мама сказала: „Поезжай на „Мосфильм“, развейся. Посмотри. Ты никогда в жизни больше этого не увидишь“. Вот почти тридцать лет я теперь туда и езжу. Сергей Александрович потом взял меня во ВГИК на свой курс и пестовал.
— Почему все-таки вы ушли из спорта?
— Было много причин. Год я откаталась у тренера Натальи Ильиничны Дубовой. Потом каталась в группе , ее уже не было на свете, тогда там был Геннадий Аккерман. Вот там у меня и не сложилось, спасибо моему партнеру Пете Чернышеву за это. Не устаю его благодарить.
— Когда Петр неожиданно уехал в Америку, это стало для вас трагедией?
— Нет, это не было трагедией. Я никогда так не говорила, хотя так пишут. Как и то, что я три раза была замужем, хотя это неправда. Это был нормальный спортивный момент. И Маринка Анисина в свое время оставалась без партнера. Может, как раз для Марины это было трагедией, потому что к тому времени она была чемпионкой мира среди юниоров, а они с Илюшей Авербухом разошлись. Я не достигла таких высот. Да, было неприятно — год мы готовились к старту, и за три дня до соревнований это случилось. Конечно, я переживала и плакала, но буквально в течение двух недель меня закрутила эта соловьевская история. Я попала совершенно в другой мир. Представьте, вот у тебя был каток — четыре бортика, а тут ты попадаешь сразу в космос, причем в открытый. на площадке! Я там четыре месяца сидела, открыв рот!
— Ваша мама, тренер по фигурному катанию, как отнеслась к тому, что дочь решила „сменить курс“?
— Так никто сначала никуда не собирался уходить. Я готовилась в физкультурный институт поступать. Но лето провела на съемочной площадке у Соловьева. И Сергей Александрович однажды спросил меня: „Куда собираешься поступать?“ Я гордо ответила: „Как куда? В Институт физкультуры“. Он обомлел: „Ты что, сошла с ума?! Ты хочешь с хоккеистами учиться? Поступай ко мне“. И мама сказала: „Ну попробуй, поступи, а там посмотрим“. Все твердо верили, что это блажь и скоро все закончится. Но меня затянуло, я поступила во ВГИК. А ВГИК, надо сказать правду, в 90-е годы начал разваливаться. Это был период, когда все стали переходить на продюсерское кино. Режиссеров, которые всю жизнь жили на государственные деньги, поставили перед фактом, что теперь они должны сами их искать и зарабатывать. Мне предложили перевестись в Щуку. Сергей Александрович снова сказал, что я сошла с ума. „Ну, понятно, фигуристка“, — подытожил он (смеется). Но я перевелась.
— Соловьев не обиделся на вас?
— Сергей Александрович обладает какой-то фантастической мудростью. Он понимал, что я имею право выбрать свой путь. Через год, когда я уже училась в Щукинском, он позвал меня на первые пробы в »» на роль Китти. Тогда на Каренина пробовались , Филатов, Янковский,  — на Каренину… О пробах я узнала случайно и, набравшись смелости, позвонила Сергею Александровичу. Он ответил: «Да, Маша, ты прости… Сколько тебе лет-то сейчас?» Я говорю: «Мне 16, и я хочу пробу». Пришла, меня загримировали. И уже у его кабинета я вдруг подумала: «Ну, что ты себе придумала? Тебе 31 год, и это видно. Какой бред и ужас!» Посмотрев на меня, Сергей Александрович сказал: «Да, Маша, тебе не 16 лет». Я чуть в обморок не упала. А он продолжает: «Тебе 13». И сделал мне фантастическую фотопробу, по которой меня и утвердили.
— Вы актриса «Современника». А можете представить свою жизнь без театра?
— Нет. Вы знаете, сцена — это такой тренинг потрясающий! А вот в кинематографе с появлением компьютеров роль актера, как мне кажется, теряет свою значимость. Вот Сережа Гармаш рассказывал, что вышел голливудский фильм с Де Ниро и , где Де Ниро на компьютере сделали молодым. Это же кошмар! Скоро вообще Де Ниро не понадобится. Это же такая экономия (улыбается)! Ну это же ужас, друзья мои. А вот театр настолько живое искусство, что не умрет никогда.
— Вы экстренно ввелись в спектакль «Вишневый сад» на роль Вари вместо . Как пережили этот стресс?
— Я вообще себя называю «артисткой срочного ввода». Это, наверное, еще из спорта осталось, в такие моменты я собираюсь, мобилизуюсь… Мне звонит в 11 вечера завтруппой и говорит: «Срочно позвони Гармашу». Я звоню Сереге. Он: «Аниканова, значит, так… Ты можешь завтра в 11 утра прийти на репетицию?» Я ему: «Сережа, у меня нет няни, я не могу…» Он мне отвечает: «Ну, в общем, подруга, решай. Но решай быстро, полчаса даю. Потому что мне звонить народным, а им звонить поздно неудобно». Я нашла какую-то няню приходящую, и на следующий день поехала в театр. Меня вводили на роль 8 часов, без единого прогона. И на следующий день я сыграла.
— Когда вы почувствовали себя известной?
— Когда зашла в магазин в Выхине, в который с детства ходила с мамой, а женщина-продавец закричала, обращаясь к своей коллеге: «Ва-а-а-ля! Там женщина без памяти пришла!» (В телесериале 2008 года «Женщина без прошлого» актриса сыграла роль , потерявшей память в ре з ультате аварии — прим. «ВМ»). Весь магазин кинулся ко мне, и я поняла, что наши знаменитости не обманывают, когда говорят, что известность — это не всегда удобно.
— Вашей дочке Аглае 9 лет, как она относится к тому, что мама у нее актриса?
— Знаете, Аглаша сначала не понимала моей профессии. Когда ее в школе однажды спросили: «Кем работает твоя мама?», она ответила так: «Папа у меня строитель, а мама работает официанткой в „Шоколаднице“. Потом она объяснила мне это так: „Мама, ну потому что актриса — это, конечно, круто: телевизор, кино… Но это же посмотрел и забыл. А представляешь, что такое официантка в „Шоколаднице“! Вот смотри, я возвращаюсь из школы домой, а ты мне бесплатные пирожные принесла“.
Читайте также: Двойник : Соответствовать такому артисту — высокая планка
Видео дня. Судьба звезды фильма «Тени исчезают в полдень»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео