Ещё

Максим Матвеев: Иногда с человеком нужно говорить жестко 

Максим Матвеев: Иногда с человеком нужно говорить жестко
Фото: Вечерняя Москва
Новый сериал «Триггер» увидят в 2020 году зрители Первого канала. , сыгравший в фильме главную роль, в интервью «Вечерке» рассказал о своей новой работе.
В новом многосерийном психологическом триллере «Триггер» Максим Матвеев сыграл главную роль — психотерапевта, который лечит своих пациентов шоковой терапией. Проект называют одним из самых ожидаемых в 2020 году.
— Максим, расскажите про «Триггер». Чем вас привлекли этот проект и ваш герой?
— Мой персонаж Артем — человек неоднозначный, а я люблю таких людей. И главное — он действительно помогает людям. К тому же мне сразу понравился сценарий. Особенно привлекло то, что все эти истории, о которых рассказывается в фильме, произошли с реальными людьми, все случаи взяты из практики действующего психолога. Так что в «Триггере», можно сказать, все настоящее, а еще в сериале нет на 100 процентов плохих или хороших персонажей. Я читал много литературы по теме, потому что перед каждой ролью серьезно подхожу к ее психологизму, подробно разбираю ее. И этот материал меня по-настоящему вдохновил.
— Ваш герой — сложный товарищ…
— Да, персонаж сложный — но это нормально для человека, который пытается изменить мир. Он делает это хорошо. Но при этом испытывает трудности, стремясь изменить собственную жизнь. Люди вообще часто думают, что психолог или психотерапевт — это некий ум, который точно знает, как надо жить, что правильно делать в той или иной ситуации. На самом деле это не так — все мы люди, у каждого из нас есть слабости и свои причины для тех или иных поступков.
— Как вы попали в «Триггер»? Был кастинг или вас сразу пригласили на главную роль?
— Кастинг был. Не знаю, сколько было еще кандидатов, но я шел на кастинг с большой уверенностью, что именно я должен сыграть эту роль. Благодарен продюсерам за то, что они смотрят на актеров, отрицая стереотипы. Они заинтересованы в том, чтобы актер сделал что-то, чего он не делал до сих пор. Это подкупает с актерской точки зрения, с точки зрения твоих амбиций. А еще, когда ты видишь горящие глаза всей творческой группы, появляется такой азарт, такой адреналин!
— Вам помогали консультанты на съемках?
— До «Триггера» я никогда не сталкивался с провокативной психологией и не общался со специалистами. Когда шла работа над сценарием, нас консультировал психолог Сергей Насибян, частью практики которого как раз является метод выведения пациентов из зоны комфорта абсолютно разными способами. Это не очень популярный метод. Многие не хотят признаваться в том, что были у психолога, тем более если они сорвались и, например, накричали на врача, использующего такой стиль работы. Лично я не смог отказать себе в том, чтобы на себе испытать роль пациента этого психолога. Интересный опыт. (Улыбается.)
— Как психолог провоцирует клиентов?
— Иногда это прессинг, унижение, оскорбление, скажем так, вываливание всей правды. И я считаю, что мой Артем прав во всем, что делает. Иногда с человеком нужно быть прямолинейным и говорить жестко. Разумеется, при этом нужно думать и о последствиях…
— Если до этого вы с психологами не сталкивались, значит, героя «списывали» со своего консультанта?
— Понимаете, моей главной задачей в работе над ролью было освоение профессиональных навыков психолога. Нужно было освоить манеру ведения сеансов, манеру провоцировать клиента, понимать логику этой провокации. Ведь это не провокация ради провокации. Мой герой очень точен, бьет по болевым точкам пациентов и попадает каждый раз в десятку, вызывая тем самым у человека шок. Понять и освоить логику поступков персонажа для меня было сложнее всего. Спасибо и продюсерам, и Насибяну за сложнейшую подготовительную работу. Мы ведь примерно представляем работу психолога так: кресло, песочные часы, разговоры о том, что нас волнует. Но что такое сеанс психолога-провокатора — это для нас непонятно. Мы много общались с Сергеем, он объяснил, как находить те триггеры, на которые можно надавить, советовал литературу по теме…
— Вы в жизни попадали под влияние людей, обладающих психологическими умениями, техниками?
— Я с этим не сталкивался. Наверное, если использовать такие умения только во благо себе, то это уже манипуляция. А манипуляторов я не люблю. Но есть люди, обладающие харизмой, влиянием, — это другое. Они ведь применяют это неосознанно. С такими я встречаюсь часто — они двигают себя и людей вперед.
— После этой работы стали ли вы лучше разбираться в людях?
— Сложно ответить, потому что я невольно провожу параллель между актерской работой и работой психолога. Обе эти профессии основываются на расшифровывании мотивов поведения людей, персонажей. В этом смысле наши профессии близки. Стал ли я лучше разбираться в человеческой психологии? Не знаю… Просто в силу продолжительной работы над подобной ролью у тебя появляются более широкие взгляды на многие вещи, более спокойное отношение к тем или иным человеческим проявлениям и порокам.
Процесс постижения человека бесконечен. Ведь у каждого из нас свои особенные черты, качества… Любая роль, на мой взгляд, должна расширять кругозор актера. А он, в свою очередь, уже делится своим пониманием со зрителем.
— В новом фильме «Союз спасения» вы сыграли князя Трубецкого, которого долгое время было принято считать трусом, предателем. Каким вы представляли себе этого героя?
— В силу своего образования и статуса Трубецкой — человек предусмотрительный и осторожный, и именно поэтому, на мой взгляд, он дальновидный и мудрый. Странно, конечно, что его назвали диктатором — диктаторство ассоциируется с жесткой волей, временами даже агрессией, а он был человеком крайне дипломатичным. Но потом я понял, что в те времена часто диктаторами называли людей, готовых взять на себя ответственность. И в этом смысле Трубецкой взял на себя смелость. Но диктаторские замашки точно не были присущи Трубецкому. Из всей компании декабристов он был одним из самых мягких людей. Пестель, например, рассматривал жесткие варианты разрешения событий: чуть ли не истребить императорскую семью с детьми… А вот Трубецкой хотел говорить, общаться — он не хотел крови, стоять у власти не хотел, хотя, кстати, имея статус князя, он был единственным из декабристов, кто мог бы претендовать на престол. Но он скорее ощущал себя проводником между властью и обществом. В этом смысле он для меня не предатель и трус, а, наоборот, мудрый парень: ему ведь на момент написания манифеста было всего 26 лет!
— На ваш взгляд, декабристы точно понимали, чего хотят добиться?
— Среди пунктов манифеста, например, было предложение ставить на учет чиновников, злоупотребляющих своим положением. Они хотели бороться с бюрократией, образовывать крестьян, потому что видели, что в той же Германии, например, это есть. Но, мне кажется, народ боялся свободы, поэтому такой резкий переход, который предлагали декабристы, не случился. А они этот факт не учли. Плюс их представления о том, как должна разрешиться ситуация, были очень разными.
— У вас отличная компания подобралась на площадке. Цвет кино, почти как декабристы, — тогдашний цвет общества.
— Большая редкость — попасть в один проект с такой командой талантливых парней: сразу крылья расправляются, есть тыл! И я ловил себя на том, что получал большое эстетическое наслаждение — на площадке были невероятные, красивые — и внутри, и снаружи — люди.
Плюс ко всему режиссер , продюсеры и  бережно и с такой любовью относятся к фактам, материалам… Например, на экране Петербург того времени, который сегодня вообще не узнаешь, но при этом нет излишнего романтизма в плохом смысле. Нет идеализма: ни в описании событий, ни в передаче характеров героев. Ведь всем людям, когда бы они ни жили, свойственны одни и те же ошибки.
Максим Матвеев родился в 1982 году. Окончил театральный факультет Саратовской госконсерватории и Школу-студию МХАТ и был принят в труппу МХТ им. Чехова. В фильмографии актера около 40 работ, в том числе в таких фильмах, как , «Август. Восьмого», , , , и сериалах , «Мосгаз», «Про любовь. Только для взрослых», «Бесы», «. История Вронского», «Демон революции, , « в России» и других.
СПРАВКА
Сериал «Триггер» расскажет о психотерапевте Артеме Стрелецком, предпочитающем в работе шоковую терапию. В отличие от коллег, тратящих месяцы на выслушивание жалоб клиентов, он использует провокации, которые работают до тех пор, пока один из пациентов не совершает суицид.
Читайте также: о кино: Это адская работа
Видео дня. Редкие кадры со съемок «Кавказской пленницы»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео