Ещё

Майский холод, дрессированные птицы и Тыквер в калошах: о съемках сериала «Вавилон-Берлин» 

Майский холод, дрессированные птицы и Тыквер в калошах: о съемках сериала «Вавилон-Берлин»
Фото: ТАСС
«Вавилон-Берлин», рассказывающий о недолгом веке Веймарской республики, не только вернул интерес к ревущим двадцатым и неанглоязычным сериалам, но и стал одним из самых дорогостоящих европейских шоу современного телевидения. Конечно, по признанию продюсера Михаэля Полле, создатели сериала не планировали ни таких больших затрат, ни международный успех, но его масштаб диктовал свои правила. Его премьера в Германии прошла в октябре 2017 года, а затем с помощью он стал известен и международной аудитории. Всего было выпущено 16 эпизодов, которые для удобства разделили на два сезона по восемь серий. После долгого годового перерыва огромная машина по производству сериала была все-таки запущена: 120 съемочных дней, полгода монтажа, и вот, наконец, зрители смогут увидеть долгожданное продолжение, которое выходит в России в онлайн-кинотеатре Vip play. Новый сезон состоит из 12 серий, но подробности сюжета, как это принято сейчас, держатся в строжайшем секрете.
По словам одного из создателей сериала, режиссера , в «Вавилон-Берлине» они хотели рассказать о хрупком и недолгом веке Веймарской республики. Изможденная Первой мировой войной, Германия решила встать на демократические рельсы, а новая экономическая и политическая система подстегнула развитие искусства, театра, музыки и эмансипации женщин. В центре всех этих процессов оказался именно Берлин.
Инспектор полиции Гереон Рат () приезжает в столицу из Кельна с секретным заданием по поиску подпольной организации, связанной с производством порнографии и шантажирующей обер-бургомистра Кельна . В этом щекотливом деле ему помогает детектив и Шарлотта Риттер — секретарь берлинской полиции днем и проститутка — ночью. Одна тайна ведет к следующей, и в итоге сюжет превращается в плотный клубок из тайных агентов, заговоров, политических партий, подпольных организаций и личных драм. С каждой серией история настолько усложняется, что в конце концов иногда невозможно отследить, кто чей шпион и, собственно, на какой стороне сам главный герой.
Третий сезон начнется с падения фондовой биржи и «черной пятницы», существенно ударившей не только по США, но и по всей мировой экономике. Также, по обещаниям продюсеров, национал-социалисты, о которых только вкратце упомянули в первых сезонах, получат больше внимания, хотя до расцвета нацизма и прихода к власти Адольфа Гитлера в 1933 году сериалу еще далеко. Шоу основано на бестселлерах Фолькера Кучера, и сейчас, по словам Полле, они находятся на середине второй книги. Всего их семь, и Кучер намеревается написать еще три, но не факт, что сценаристы будут придерживаться нарратива, заданного писателем.
Берлин — не просто место действия сериала, но его полноправный участник. Дух города был так важен для продюсеров, что они решили отказаться от более дешевых съемок в Будапеште или Праге и снимать Берлин в самом Берлине. Для первого сезона съемочная группа (не без помощи местных властей, конечно) даже перекрыла на день один из самых важных транспортных хабов в городе — Александерплац. Но такие масштабные сцены — скорее исключение из правила, поэтому часть съемок проходит в пригороде Берлина в Бабельсберге — на самой старой киностудии мира и одной из самых больших киностудий в Европе. Именно туда привезли нас, журналистов, в начале мая, чтобы показать, как проходит один из последних дней в 120-дневном съемочном марафоне.
Первым делом нас ведут в огромный костюмерный цех: в больших коробках лежат часы, запонки, шляпы, перчатки и другие мелкие предметы гардероба, на стенах висят мудборды с историческими фотографиями, а на длинных рейлах ждут своего часа сотни костюмов — на каждом есть карточка с фото актера и описанием его персонажа. Всего в сериале задействовано около тысячи человек массовки, и, чтобы добыть такое немыслимое количество костюмов, художники за несколько месяцев до начала съемок отправились в Париж, Лондон и Прагу на поиски нужных вещей на местных киностудиях. Однако добыть одежду и создать образ — это только полдела. Странно было бы, если бы в кадре появлялись только с иголочки одетые персонажи полностью в обновках, поэтому важная часть работы костюмерного цеха — состаривание одежды, чтобы она выглядела правдоподобно, а потом обратное ее обновление, чтобы вернуть арендованные вещи в их первозданном виде. Над шоу работают около трехсот человек постоянного персонала, а на производство каждой серии уходит €2,5 млн Большая съемочная площадка студии под открытым небом состоит из четырех улиц, расположенных по кругу: одна изображает главную артерию района Митте — Фридрихштрассе; вторая — Кройцберг, который был далеко не так моден в двадцатые годы, как сейчас, и считался одним из самых бедных районов Берлина, в отличие от богатого Шарлоттенбурга, расположившегося на третьей улице. Декорации четвертой улицы, которая изображает все районы сразу (не без помощи компьютерной графики), студия отстроила специально для сериала. Все создавалось с большим вниманием к деталям — даже фонари соответствуют стилю того или иного района, а в знаменитом универмаге Ka De We постоянно меняют витрины. Пока команда «Вавилон-Берлина» собиралась с мыслями и готовилась к третьему сезону, в Бабельсберге успели поработать с фильмом , с «Тайной жизнью» и Феде Альварес с «Девушкой, которая застряла в паутине».
Эпизод, который собираются снимать, — ночной, поэтому все это время режиссер ждал наступления темноты. Однако съемочная группа не сидела сложа руки, а все восемь часов репетировала. По словам Тыквера, эпизод не очень большой и сложный, но включает пару трюков, которые нужно было тщательно отрепетировать, чтобы потом не терять время. И действительно — как только он дает команду, все быстро группируются для съемок, а первый же дубль режиссер называет идеальным (хотя это не мешает ему сделать еще несколько).
Эпизод состоит из нескольких сцен. В нем герой Фолькера Бруха Гереон находит важного свидетеля, однако тот не очень настроен на разговор и пытается убежать от детектива. Погоню снимают поэтапно.
"Они бегут по лестнице, потом через улицу в другой двор, там Гереон врезается в кур. Это такая сцена в стиле Индианы Джонса, потому что он врезается во все у него на пути. Нам же все-таки надо сохранить героический образ персонажа. И сразу возникает вопрос, почему он не может догнать мужчину, который старше его и не в такой хорошей физической форме, поэтому пришлось перед ним поставить много препятствий, чтобы преступник мог правдоподобно сбежать… Звучит не так уж сложно, но это восемь часов тяжелой работы. И у нас постоянно должен быть трафик на дороге и прохожие, так как это восемь часов вечера — довольно людное и оживленное время. И нужно убедиться в том, чтобы все было в норме: куры оставались там, где должны, а машины не врезались в актеров", — рассказывает Тыквер.
В конце сцены Гереон все-таки ловит свидетеля, забирает к себе в машину и допрашивает, но из проезжающего мимо автомобиля кто-то стреляет в мужчину, и тот умирает, не успев выдать хоть какую-то ценную информацию.
Несмотря на то что это 121-й день съемок, все сохраняют присутствие духа, так как по-настоящему любят то, что делают, подчеркивает Тыквер. «Работа сама по себе очень тяжелая и меняется каждый день, но всем нравится работать в сериале. У нас много локаций, изменений, мы не остаемся в одном месте больше чем на день. Это много работы и усилий, потому что все время приходится переходить с места на место. Зато так точно не соскучишься».
По его словам, в прошлый раз на студии они снимали сцену в баре. «Конечно, это очень забавно, потому что мы находимся в одной из самых больших студий в мире, но этот бар — как будто самый маленький бар на планете. И ты снимаешь в нем по восемь часов с кучей массовки, так как перед окнами постоянно должны ходить люди и ездить машины. Их там практически не видно, но, если их там не будет, вы сразу это заметите».
Несмотря на внушительные масштабы киностудии, ее четыре улицы не могут справиться с запросами сериала. Поэтому имеющиеся декорации постоянно меняют с помощью компьютерной графики. «На самом деле мало кто задумывается, насколько волосы, прическа определяют героя. Меняешь прическу — меняется герой. И так же со зданиями: меняешь крышу — меняется весь дом. Так что мы меняем четвертый этаж и крышу и можем выдать одну и ту же улицу за разные. Конечно, это большая студия, но, если тебе нужны 80 разных локаций, она маленькая. Меняешь какие-то части улицы, и они получаются другими. Ну и, конечно, не стоит забывать о машинах и людях. Дьявол в деталях», — поясняет Тыквер.
С нервной ухмылкой он замечает, что физически команда находится в небольшом раздрае, и с ностальгией вспоминает про свое кинопрошлое, когда один фильм можно было снять за сорок дней. Сериалы же устроены по-другому: сразу же после окончания съемок ему предстоит за полгода смонтировать двенадцать серий.
"Обычно ты заканчиваешь один фильм за девять месяцев, а здесь у нас получается шесть фильмов за шесть месяцев. Я не представляю, как люди это делают, я не понимаю, как мы это делаем. Я проводил свое маленькое расследование на других популярных шоу и спрашивал их создателей, как они умудряются снять сериал и не разрушить свою личную жизнь и здоровье? А они мне отвечали, что никак, их семейная жизнь уже разрушена (смеется). Это очень удручающий вопрос. Три шоу — один и тот же ответ. Видимо, это часть процесса, преданность тому, что здесь происходит, — это прекрасно и одновременно абсурдно".
Но режиссер ни о чем не жалеет. По его мнению, именно в сериальных проектах для таких режиссеров, как он, есть больше возможностей и свободы. Тыквер поднимает глаза на мягко темнеющее синее весеннее небо.
"Я думаю, пора снимать".
Видео дня. Что стало с самыми яркими квнщиками
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео