Ещё

Эрлихман: Современный вампир, если и пьет кровь, то через соломинку 

Эрлихман: Современный вампир, если и пьет кровь, то через соломинку
Фото: ИА Regnum
В серии ЖЗЛ вышла книга , в которой он рассказал о знаменитом господаре Валахии XV века Владе Цепеше, ставшего прототипом графа Дракулы из знаменитого романа «Брэма Стокера»
Писатель рассказал ИА REGNUM, почему Стокер поместил своего героя в Трансильванию, и чем был знаменит реальный Влад III.
Александр Долгинцев-Межевой: Вадим, вот я задаюсь вопросом: почему такой мирный, спокойный и не кровожадный интеллигент как вы увлекся темой Дракулы? В этой истории вас интересовала сама личность господаря Валахии Влада Цепеша, или вас интересовало, насколько вампир Дракула соответствует своему прототипу в лице Цепеша?
Вадим Эрлихман: Вы верно ответили на оба своих вопроса. Во-первых, меня всегда привлекали исторические персонажи, жившие в переходную эпоху — такую как Возрождение или, например, первая половина ХХ века.
Эти эпохи, когда ломается мораль, прежние нормы, особенно ярко проявляют как талант человека, так и его худшие, самые темные качества.
Во-вторых, я интересуюсь загадочными личностями, оставившими после себя легенду — и тем, как эта легенда соотносится с реальностью. Влад Дракула, он же Цепеш, хорошо иллюстрирует то, как далеко легенда может отойти от исторической правды.
Была еще и третья причина: на примере Дракулы проявилась природа власти. То, как ее соблазны калечат человека, искренне желающего добра своему народу, и побуждают ее не считаться с жертвами при воплощении своих идеалов.
Тут мой герой многим похож на Ивана Грозного (который зачитывался его историей) да и на других знаменитых тиранов, включая Сталина. Как и у них, у него до сих пор есть ярые поклонники, уверенные, что он «зря никого не сажал» (в смысле, на кол).
Александр Долгинцев-Межевой: Почему Запад захватила еще в XIX столетии тема вампиров и не отпускает до сих пор — написаны сотни книг и исследований, сняты десятки фильмов и мультфильмов, сложился определенный культ вампиров и Дракулы? С чем связана такая любовь к существам, которые пьют человеческую кровь?
Вадим Эрлихман: Тема вампиров увлекла Запад еще в XVIII веке, когда он столкнулся с балкано-карпатской экзотикой, включая легенды о вампирах. Новое дыхание ей придал , впервые предположивший, что вампиры, неуловимые и неубиваемые, легко могут попасть в цивилизованные страны и развернуть там свою кровавую деятельность.
Созданный им и его продолжателями (особенно в кино) образ вампира — демонического аристократа-соблазнителя — вызывает страх и одновременно очаровывает, особенно женщин. Кстати, у этого образа очень мало общего с фольклорным прототипом — ожившим мертвецом, выпачканным в земле и крови.
Тот больше похож на зомби, которые в сегодняшней масс-культуре не менее популярны, чем вампиры. В отличие от них, литературный вампир утончен, рассуждает на философские темы, а если и пьет кровь, то, образно говоря, через соломинку.
Александр Долгинцев-Межевой: Почему Брэм Стокер поселил своего графа Дракулу в Трансильвании, а не в Бессарабии или в Боснии? Почему он выбрал в качестве прототипа Влада Цепеша, а не какого-то другого персонажа?
Вадим Эрлихман: Во времена Стокера о Трансильвании (и о Восточной Европе вообще) в Англии знали очень мало. Он узнал о ней из книг побывавших там англичан и рассказов своего приятеля-венгра Арминия Вамбери, вдохновился местной экзотикой и перенес туда действие своего вампирского романа.
Вначале оно разворачивалось в Австрии, как и в популярном в то время вампирском романе Шеридана Ле Фаню «Кармилла», на который Стокер ориентировался.
Тогда же он переименовал героя романа, которого звали просто «граф Вампир», в Дракулу — об этом князе он узнал из записок английского дипломата Уилкинсона, хотя тот (и никто другой до Стокера) не считал Дракулу вампиром. Соединив две легенды — о Дракуле и вампирах — Стокер изобрел впечатляющий литературный образ, живущий до сих пор.
Александр Долгинцев-Межевой: Ваша книга — это все-таки не биография топ-вампира, а господаря Валахии. Поэтому поясните нам, людям XXIвека, что из себя в XV веке представляла родина Влада Цепеша — Трансильвания? Это была румынская или венгерская земля?
Вадим Эрлихман: Об этом подробно говорится в моей книге. Трансильвания или Семиградье была тогда подчинена Венгрии и населена примерно в равных пропорциях венграми, немцами и румынами, но последние занимали подчиненное положение. Трансильванские города до сих пор хранят свой немецко-венгерский облик, хотя в 1918 г. область присоединили к Румынии, а в 1945 года отсюда выселили почти всех немцев.
Александр Долгинцев-Межевой: Как Цепеш оказался в Трансильвании, почему именно там он родился? Почему он получил свое прозвище — Дракула? Он что, практиковал употребление человеческой крови? Что из себя представлял Цепеш? Он действительно был таким жестоким правителем? Какова его роль в истории Валахии?
Вадим Эрлихман: Поскольку в румынских княжествах — Молдове и Валахии — кипела борьба за власть, проигравшие претенденты часто бежали в Трансильванию. Поэтому там, в городе Шессбург (ныне Сигишоара) оказался отец Дракулы Влад II Дракул, получивший это прозвище — по-румынски «дракон», а позже еще и  — не из-за кровожадности, а из-за того, что он входил в рыцарский орден Дракона, основанный императором Сигизмундом для борьбы с турками.
Этой борьбой в основном и прославился на родине его сын Влад III, хотя в других странах он больше известен как жестокий тиран (его второе прозвище Цепеш означает «сажатель на кол»).
Он действительно широко применял эту казнь, но тем же занимались тогда во всей Европе и на Ближнем Востоке по примеру турок и татар. Не меньше людей, как говорят документы, посадил на кол современник и друг Дракулы, молдавский господарь Стефан Великий, который в православном мире считается святым.
Александр Долгинцев-Межевой: Обычно фанаты Дракулы едут в Румынию, в Трансильванию, в замок Бран. А что, этот замок действительно имеет отношение к Владу Цепешу? Какие места в Трансильвании и вообще в Румынии хранят память о нем?
Вадим Эрлихман: Замок Бран стал туристическим объектом как самый красивый и хорошо сохранившийся в современной Румынии. В XV веке это была крепость на границе Трансильвании и Валахии, где собирали подати с проезжавших купцов.
Дракула там никогда не жил и не правил, хотя бывал проездом. Гораздо теснее с ним связаны древняя столица Валахии Тырговиште (там же потом расстреляли Чаушеску, большого поклонника Дракулы), основанная им, а потом разрушенная крепость Поенари и островной монастырь Снагов, где, по легенде, находится его могила.
Тем, кто интересуется жизнью Дракулы, лучше посетить эти места, хотя они не так раскручены, как Бран.
Александр Долгинцев-Межевой: Носферату, о котором в Германии еще в 20-е годы прошлого столетия были сняты знаменитые фильмы, и Дракула — это одно и то же лицо?
Вадим Эрлихман: Стокер утверждал, что  — трансильванское название вампиров, но в Румынии это слово неизвестно. Вероятно, оно происходит от румынского «несуфератул» (несносный) или «некуратул» (нечистый) и подсказано писателю его другом Вамбери.
Позже этим именем был назван первый фильм о Дракуле немца Фридриха Мурнау — назвать своего героя Дракулой он не мог, поскольку наследники Стокера требовали за это больших денег.
На самом деле вампиров в Румынии называли «стригой» или «морой», а само слово «вампир» — венгерское и происходит от славянского «упырь». Так что вампиры тесно связаны со славянским миром, как и Дракула.
Его грамоты написаны на славянском языке, он был православным (и щедро помогал церкви), а «Повесть о Дракуле» была в допетровской Руси одним из любимых произведений.
Тогда же на Западе были популярны первопечатные брошюрки о злодеяниях Дракулы — бестселлеры своего времени. Потом они забылись, и только на рубеже ХХ века Дракула вернулся в Европу (и Россию) в новом образе вампира.
Видео дня. Где сейчас самые первые обитатели «Дома-2»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео