Ещё

Любовь Толкалина: Каждый свой спектакль рожаю как ребенка 

Любовь Толкалина: Каждый свой спектакль рожаю как ребенка
Фото: Вечерняя Москва
В новом сериале «Поздний срок», который идет по первому каналу, одну из ролей сыграла . В интервью «Вечерке» актриса рассказала о своей работе в фильме.
В новом сериале «Поздний срок» Любовь Толкалина играет журналистку, владелицу бюро авторских расследований. Мы поговорили с актрисой о проекте, собственном театре и многом другом.
— Любовь, поздравляем с выходом нового проекта. У вас на площадке сериала «Поздний срок» собралась мощная актерская команда!
— Да, мне очень повезло. С  за последние пять лет мы снимались не один раз, просто многих картин зрители еще не видели. За это время мы с Кириллом успели подружиться. Мало кто знает, что он потрясающий рассказчик, с удивительным чувством юмора. Пишет стихи. Кирилл внимательный партнер и человек, обожающий свою профессию. А с  я мечтала поработать с юности, будучи еще студенткой первого курса. Когда мне выдали студенческий билет, вся театральная Москва стала мне доступна, ведь студентов в театры пускают бесплатно. В «Ленкоме» я посмотрела спектакль «Королевские игры». И с тех пор загадала встретиться с Сашей на съемочной площадке. И вот случилось в «Позднем сроке». Он в это время снимался в «Союзе Спасения», много рассказывал о съемках в фильме . А так как я очень увлекаюсь историей и даже ставлю сама спектакли в жанре документальной драмы, то с нетерпением ждала команды «Стоп!», чтобы между дублями продолжить с ним полемику на исторические темы. Саша много знает о Петре Первом и об . Он тоже очень увлекающийся историей человек.
— «Поздний срок» представляют как остросюжетную мелодраму с элементами детектива. В фильме все-таки больше любви или детектива?
— Я склоняюсь к тому, что по жанру это детектив. Сценарий писался по личной истории одного из создателей сериала, и ему было важно, чтобы моя игра точно передавала то, что происходило на самом деле. Поэтому иногда перед началом съемочного дня в группу присылалась инструкция, как должна быть снята и сыграна та или иная сцена. Надо признаться, с подобным образом работы я никогда не сталкивалась. После съемок в этом проекте я решила взять паузу и вот уже целый год не снимаюсь. Ушла в театр, в свое подполье, в свою маленькую келью.
— Когда вы говорите про вашу «келью», вы имеете в виду ваш театр?
— Да, с недавних пор у меня есть маленький театр «Собор» в палатах Мазепы в центре Москвы. Там я и режиссер, и продюсер, и актриса, и худрук, и редактор.
— Как вам пришла идея создать свой театр?
— Неожиданно. (Улыбается.) Уже достаточно долгое время я учусь в Институте святого Фомы. Мой однокурсник Савва Старковский рассказал мне, что у него есть маленькое помещение для лекций и спектаклей на территории лютеранского собора Петра и Павла в Москве. Как-то раз я пришла туда на лекцию и подумала: «А почему бы нам здесь не сделать театр?» Савва согласился. Палаты Мазепы — единственное уцелевшее во время пожара 1812 года здание на Ивановской горке. В петровское время оно было частью усадьбы Лопухиных, а как известно, из рода Лопухиных была первая супруга Петра I — , похороненная в Новодевичьем монастыре. Первый наш спектакль «Последняя русская царица» мы решили сделать посвящением этому месту. Это история насильственного пострига Евдокии, о смерти царевича Алексея, о неоднозначности реформ Петра Первого. 2019-й был годом 350-летия Евдокии Лопухиной, и я выступала на научно-исторической конференции с докладом. Участники конференции были очень удивлены, что историю царицы Евдокии мы в нашем театре рассказываем за час. Было решено, что специально для них мы сыграем спектакль.
— Сложно руководить театром?
— Все дело в том, что я не имею режиссерского образования, поэтому каждый свой спектакль рожаю буквально как ребенка. Мне нужно не меньше года, чтобы выпустить спектакль. И сейчас мы уже близки к выходу постановки о сватовстве Ивана Грозного к английской королеве Елизавете Тюдор. Также у нас в репертуаре по недавно переизданному оригинальному тексту Ганса Христиана Андерсена. К весне готовим «Русалочку». У нас проходят и различные благотворительные мероприятия. В том числе лекции по психологии, которые ведет Наталья Колмановская-Стриевская. Она же ведет группу для мам, дети которых тяжело болеют, и социальную группу «Среда», куда приходят люди, которые находились в психиатрических лечебницах и сейчас нуждаются в социализации. Еще у нас есть опыт безвозмездного предоставления площадки разным театрам, которые не имеют своей сцены. Мы часто проводим творческие вечера, мастер-классы, концерты. Кстати говоря, мы открыты к любому сотрудничеству, подробнее вы можете почитать об этом на нашей странице в «Инстаграм».
— У театра наверняка нет постоянной труппы?
— Мой мастер еще в конце 90-х годов, когда я у него училась, мечтал, чтобы у вгиковцев был свой учебный театр. К концу нашего обучения он все-таки появился. Так совпало, что создание моего театра «Собор» пришлось на тот год, когда Алексей Владимирович ушел от нас. Мои однокурсники, мои друзья, которых я знаю с юности, являются, можно сказать, труппой моего театра. , артист театра «Школа драматического искусства», играет у нас Петра Первого.  — Ивана Грозного. С , актрисой Театра Российской армии, я планирую сделать спектакль о Екатерине Второй. С Инной Гомес мы задумали «Пророка» по тексту Калила Джебрана.
— А правда, что ваша дочка Мария создает для ваших спектаклей декорации?
— Да, у нас сцена совсем маленькая, и нет возможности рассчитывать на декорации. У нас и зал крохотный, всего 40 мест. Зрители находятся в одном маленьком пространстве с артистами. Многие говорят, что редко где можно увидеть нечто подобное. Мы используем проекторы, видеомэппинг — это нарисованные декорации. Для спектакля «Снежная королева» Маша нарисовала всех персонажей сказки Андерсена. Пользуясь случаем, хочу предложить кому-нибудь выпустить новое издание сказки с Машиными иллюстрациями. Маша работает в стиле графики, она не оканчивала художественную школу и ее нельзя назвать профессиональным художником. Но уже к 11 годам у нее был опыт художественного оформления книги: она стала автором рисунков для книги «Детский лепет», которая была собрана из интервью детей известных родителей. Маша также является одной из героинь этой книги. А еще она оформляла несколько книг из серии «Святые заступники Руси». Помню, когда шла работа, невозможно было ей объяснить, что есть тайминг, дедлайны, и иногда приходилось свирепо стоять за спиной и приказывать: «Рисуй». (Смеется.) А она: «Не хочу!» Я отвечала ей: «Рисуй, я тебе помогу. Ты будешь рисовать, а я раскрашивать». И вот часть работ была создана тогда именно так. Потом Маша сделала иллюстрации для книги своей прабабушки «Наша древняя столица». И эта серия работ хранится в Красноярске в библиотеке .
— Вы как-то влияли на выбор дочери? Или стать художницей — ее детская мечта?
— Нет, она не собирается быть художником, и на нее никак нельзя повлиять. Я мечтала, чтобы она училась у  в ГИТИСе, так как хотела, чтобы ее учителем был настоящий большой художник, который может называться священным именем Мастер. Потому что мне самой очень повезло с Мастером — Алексеем Владимировичем Баталовым. Но Маша отказалась поступать в прошлом году и готовится к поступлению в этом.
Читайте также: : Приятно, что в метро меня постоянно узнают и делают комплименты
Видео дня. Артисты, кусавшие локти после отказа от ролей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео