Слово за решёткой — Чем грозит власти борьба cо свободой высказываний 

Слово за решёткой — Чем грозит власти борьба cо свободой высказываний
Фото: Версия
А началось всё с того, что законодатели озаботились защитой чувств верующих, родив экзотический закон. Чувства — вещь глубоко субъективная. Кто-то оскорбился, кто-то даже не заметил. Как тут в суде определить глубину обиды и последовавших за ней страданий? Всё шатко и неубедительно. А назначение экспертизы и вовсе смешно. И даже не потому, что на каждого эксперта находится более авторитетный и титулованный эксперт с совершенно противоположным мнением.
Двойные стандарты
Само назначение экспертизы уже говорит о неочевидности оскорбления. А любое сомнение, как известно, должно трактоваться в пользу обвиняемого. Да и вообще, очевидно же, где призывы и пропаганда, а где нет. Посадили блогера за угрозы расправы над детьми росгвардейцев — если кто и возмутился, так только сроком наказания. Но когда журналист разбирается в причинах социального явления, как можно ему за это «шить» экстремизм? На фоне всего этого неизбежно возникает и проблема избирательного применения законодательства. Прошерстить необъятные просторы СМИ и интернета на предмет оскорблений и пропаганды невозможно. В итоге получается правосудие по заявкам. Во всех смыслах этого слова. Оскорбились верующие шуткой Урганта — он извинился, оскорбление, стало быть, признал. Где же правоохранители? Или, скажем, уголовно наказали парнишку, ловившего покемонов в церкви. Его пост, пока сами же оскорбившиеся его не раскрутили, прочитали человек десять. После этого журналист перемыл кости всем христианским святым, не говоря уж о современных деятелях . Аудитория миллионная, возмущений оскорблённых вал. Почему к нему нет претензий? Отлично знает предмет, за него массово вступятся?
Теперь правоохранители позвали на разговор блогершу Водонаеву, написавшую про быдло. Но сначала, если по закону, надо доказать наличие группы, подпадающей под это понятие. А если таковую установят — в чём тогда оскорбление? Тем временем церковный специалист по семейным вопросам назвал бесплатными проститутками реально существующую группу женщин, состоящих в гражданском браке. С ним как быть, если Водонаеву наказывать? Как стравливать пар? На вопрос, зачем трём ветвям власти барахтаться в словопрениях и экспертизировать чувства, ответ обычно один: мол, боремся с враждой, нетерпимостью в обществе. А может, от такой борьбы они только усиливаются?
В раздираемом противоречиями Израиле действуют ровно наоборот. Здесь конфликт идёт между светским и религиозным обществами. У религиозных десятки течений. Светские тоже недолюбливают друг друга, в зависимости от стран исхода. Плюс разборки с арабами, которые делятся на граждан и неграждан, оседлых и бедуинов, мусульман и христиан. Всем им власть даёт возможность словесно выяснять отношения друг с другом. Может, и не без задней мыслишки отвлечь внимание от себя. Но в итоге удаётся стравливать пар.
Взглянуть на израильские предвыборные ролики — в России они точно попали бы под уголовную статью. Вот, например, художество «русской» партии НДИ: «90% религиозных не получили школьный аттестат. Они не работают, не служат в армии и живут на наши налоги. Мы покончим с этим безумием!» Не покончат. Как религиозные не добьются генетических проверок на еврейство. Но орать об этом будут и те и другие. Государство же старается лучше недобдеть, чем перебдеть. Недавно Верховный суд отменил запрет арабской кандидатке участвовать в выборах в парламент. Она публично восхищалась террористами, убившими десятки евреев. Где же лучше результат по борьбе с враждой? Если судить по внешним признакам — в Израиле. Народ расслаблен, улыбчив. Нет российских напряжения и агрессии. Может, попробовать в порядке эксперимента позволить Невзорову и Смирнову, как и иным непримиримым оппонентам, полемизировать без посредничества государства в виде уголовных статей? Ведь в итоге недовольными властью оказываются все.
Неподсудный контекст
Власти пора понять — запретами и наказаниями слово не победить. На что уж все щели для крамолы затыкала советская власть. Даже не в словах, а в паузе, сделанной артистом театра на Таганке, цензоры усматривали антисоветчину. И что в итоге? Слона не приметили. В разоблачительных фильмах о западной жизни зрители обращали внимание не на сюжет, а на антураж — машины, напитки, мебель. Тут же родились выражения: мол, красиво разлагаются, успешно загнивают… А самым антисоветским фильмом был самый советский фильм . Матросы отказываются от борща якобы с червивым мясом и — о ужас! — получают вместо него мясную тушёнку! Неслыханное унижение, революционный порыв! Вот только для большинства зрителей застойных лет мясная тушёнка была дефицитным деликатесом. Возникал вопрос: зачем царский режим свергли? И сегодня всё точно так же. За карикатуры на пророка Мухаммеда фанатики расстреляли редакцию журнала во Франции. Гонялись и за датским художником, бойкотировали товары с его родины. Урок пошёл впрок. Теперь по сайтам гуляет картинка: седовласый старец, а рядом девочка с соской на высоком детском стуле. Картинка и картинка. А если у знающих священные исламские книги она вдруг вызовет воспоминание о том, что последняя жена пророка Аиша по нынешним временам была чрезвычайно юна — что поделаешь, их ассоциации — их проблемы. Каждый мыслит по мере своей испорченности. Какой эксперт докажет, что имелось в виду именно это? Писать между строк очень легко и выходит тоньше и изящнее. Наперёд поостережётся от резких выражений студент , получивший условный срок. Вместо слова «быдло» блогерша Водонаева в следующий раз напишет «обездоленные». Им, гонимым за слово, теперь это требуется даже не только по соображениям безопасности. Раньше у них была нишевая аудитория. Сегодня Жуков — постоянный автор серьёзных СМИ с миллионами потребителей. Соответствующих френдов имела и закончившая курсы минета звезда «Дома-2». Её предложение не рожать по большей части им и адресовалось. Но когда третий по рангу начальник в стране председатель Володин предложил оштрафовать её на 100 млн — звезда засияла для всех. Хоть сейчас иди в политику.
Английский памфлетист ещё в XVII веке заметил, что клевета подпитывается опровержениями. Далеко не всегда так. Но что всякое препятствие, гонение на слово усиливает его влияние во много раз — факт медицинский. «Брань на вороту не виснет», как говорит русская пословица, особенно когда идёт сплошным интернет-потоком, в котором слов не разобрать и уж точно надолго не запомнить. Зачем же засовывать её за воротник?
Видео дня. Как советский милиционер победил Фантомаса
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео