Ещё

Режиссер Юрий Быков: Фильм про 20 «нулевых» лет станет сюрпризом для Путина 

Режиссер Юрий Быков: Фильм про 20 «нулевых» лет станет сюрпризом для Путина
Фото: ИД "Собеседник"
, известный по фильмам , и , снимет сериал про нулевые под соответствующим названием «Ноль». В центре сюжета окажется следователь, осужденный за коррупцию. Отсидев восемь лет в тюрьме, он выйдет на свободу, и… Что будет дальше, скоро увидим — съемки начнутся сразу после карантина. В одной из ролей Быков снимется сам.
"Завод" Юрия Быкова — фильм про классовую войну в современной России
Sobesednik.ru расспросил режиссёра об идее «Ноля».
«20 лет мы всей страной топтались на месте»
— Какими вы покажете нулевые? Это будет сюрпризом для Путина?
— Думаю, да. Конечно.
— Приятным или нет? Он же у нас постоянный герой именно нулевых.
— Эх, посмотрим. Каждый из нас прожил эти 20 лет по-разному. Но одно нас объединяет абсолютно точно — мы все ощущаем, что не особо сдвинулись куда-то. Есть ощущение того, что мы зашли на круг. И это даже не спираль, а именно круг, замкнувшийся в точке своего начала. Порадует ли это нашего президента? Не уверен.
— Такое ощущение имеется, да. А эпидемия его только усиливает.
— Я не думаю, что это связано с коронавирусом. Я думаю, что это связано с общей непрогнозируемостью реальности. Лично мой итог — осознание того, что я водил себя за нос.
— А в чем именно?
— Я упорствовал в иллюзорных представлениях о том, как все устроено. И сейчас наступила резкая переоценка. Эти 20 лет я лично провёл в Москве. И для меня итог этих лет — нулевой. Не творческий, а человеческий. Мы более-менее все топтались на месте. Всей страной. Казалось бы, мы 10 лет прожили, как хотели, потом мы этого испугались и вернулись назад, в своё привычное состояние.
«Надо сбрасывать жир — и физический, и духовный»
— Магическое слово «обнуление» покрыло всю страну?
— Да. С одной стороны, оно вроде относится к одному человеку, а с другой — ко всем нам. Мы не стали ни свободнее, ни умнее за эти 20 лет. На какое-то время мы почувствовали чисто бытовой вкус жизни — что касается денег, еды, коммуникаций. Но в целом мы все равно приспособленцы без внутренней свободы. Мы только жир нарастили. И нам стало казаться, что этого достаточно.
Но мне кажется, жир надо сбрасывать — и физический, и духовный. А чтобы идти вперёд, надо осознать, что главная человеческая ценность — это достоинство. Все эти прекрасный вещи — любовь, теория малых дел — они ничего не решают. Все решает только достоинство. Мы давно перестали развиваться. И главным препятствием развитию я считаю ощущение безопасности. Когда животное стремление накопить жир побеждает все остальное. И в первую очередь потребность в развитии. Потребность стать чем-то большим, чем машинкой для накоплений.
Юрий Быков: Надоело разделение на «чумазых» и «белую кость»
— Н-да. Избавиться от накоплений наша власть как раз сейчас поможет. А как эта мысль воплотится в сериале? Это будет плутовской роман?
— Нет-нет. Это будет приключенческая история. Скорее даже роуд-муви, где триллер смешивается с путешествием героя. Наш вектор — мертвые души. Ничего более точного и емкого о России, чем «Мертвые души», не придумано.
Наш герой — не самый приятный, у него свой багаж знаний о жизни, о том, что она мало чего стоит, о том, что все предают и обманывают. Но путешествие показывает, что все сложнее. И самое главное — что это наша собственная вина. Потому что решение о том, как мы живем, принимаем мы сами. А осознание вины должно стать двигателем для исправления жизни. И наш главный герой как раз и будет этим заниматься.
Это будет бывший следователь, который отсидел 8 лет, он такой Чичиков нашего времени, который когда-то решил всех обхитрить, а потом жестко на этом погорел. И вот он выходит, он озлоблен, абсолютно ни во что не верит. И он получает предложение заработать на будущую жизнь, потому что свою он разрушил. Собственно, ему надо будет найти убийцу, а для этого приходится разворошить большое осиное гнездо. И в процессе он понимает сам себя.
«20 нулевых лет зафиксированы пандемией, подведена черта»
— С рефлексией ясно. Но девочки интересуются, будет ли там любовь? Без любви не будет просмотров.
— Любовь — конечно! Причём многоуровневая.
— Интригует.
— О, она будет с очень большими сложностями на разных возрастных уровнях. И даже на разных ментальных и психологических уровнях. Это вообще история о том, что без любви что-либо делать бессмысленно. Не только без любви к женщине, но и вообще без любви к делу и к убеждениям.
— То есть будет нравоучительно?
— Ха-ха. Будет в цель и по сути. Потому что делать что-то только ради карьеры и тщеславия бес-смыс-лен-но. Это мое личное осознание за 20 «нулевых» лет.
— Понимаю. Но уж поскольку само мироздание табуреточку комфорта из-под нас выбивает, будет ли в сериале подсказка, способ, как выбираться из петли?
— Сначала преодолеть страх. Страх смерти всегда сдерживал человека. Пока мы не поймём, что качество жизни напрямую зависит от того, как мы умеем справляться со страхом смерти, до тех мы будем жить, может, долго и сыто, но скучно. Мне точно скучно. Почему? Потому что чего-то все время боялся. Скука жизни убивает незаметно. По крайней мере, меня убивает.
— Юрий, каким будет финал?
— Хеппиэнда я не обещаю, но и не обещаю, что это будет сплошь печаль. Я попытаюсь сделать так, чтобы мы поняли: жизнь предназначена все же для радости. А не для тараканьей серости.
— А как вы угонитесь за событиями, которые так быстро меняют все?
— Как ни странно, я сейчас могу позволить себе сделать чистое ретро. Причём, если я говорю о наших днях — это уже ретро, потому что жить мы все равно скоро будем уже в другом времени. Короче говоря, эти 20 нулевых лет — они уже зафиксированы этой пандемией. Они закончились ею. Подведена черта.
— Ну а попытка президента обнулиться повлияла на замысел сериала?
— Не особенно. Просто все совпало. Все элементы ситуации сошлись в одной точке. И сочетание всех этих обстоятельств наталкивает на подведение итогов. И что мы сделали за эти 20 лет?
— Наташ, мы все обнулили!
— Да! Именно! В не самом хорошем смысле этого слова.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео