Ещё

Новая русская рок-легенда из Орла теснит старых кумиров 

Новая русская рок-легенда из Орла теснит старых кумиров
Фото: ИА Regnum
Известность и популярность (Ступы), совершенно гениальнейшего рок-музыканта из Орла, который умер в марте 2017, не дожив до 45-летнего возраста буквально считанные месяцы, сегодня только-только набирает обороты.
Его творчеством восхищаются , написавший проникновенный пост о нем у себя, в социальных сетях, и один из лидеров русских левых , который постит в своем аккаунте ссылки на ролики с песнями Ступина.
Видео музыканта в Youtube набирает от полумиллиона до полуторамиллиона просмотров.
Чтобы сразу понять и оценить завораживающую музыку и стихи Константина, просто послушайте, пожалуй, две его самые лучшие песни (но в электричестве, а не в акустике) — проникновенную, сразу же берущую за душу балладу «Лёд и ветер» и ударную, очень энергичную композицию в стиле Black Sabbath — «Когда я умер».
Вот строчки из «Льда и ветра»:
Свет не падал с небес для меня, И только древности тень, как холод, как страх, Где-то там далеко умирает Луна, И мечты как пыль рассыпались в прахВ глубине веков, где остыл огонь, И только лёд на вершинах гор, Лёд и ветер. Я о многом хотел спросить, Ни кого-нибудь, а самих богов, Но боги спят, оборвав нитьМежду светом и тьмой, между мной и тобой, В глубине веков, где остыл огонь, И только лёд на вершинах гор, Лёд и ветер.
Музыка Ступина — это настоящий рок. Он не только один из лучших русских рок-поэтов, но еще и настоящий рок-композитор. Давайте говорить начистоту, творчество многих ведущих русских рок-групп типа ДДТ или «Бригады С» либо «электрический Высоцкий», либо шансон на электогитарах. В общем, это никакой не рок. А вот Ступин делал именно рок-музыку.
Когда вы воочию увидите Константина, исполняющего свои песни, то вас поразит сильнейший контраст между его необычно глубокими песнями и его внешним обликом.
Скажу прямо, имидж Ступина приведет вас поначалу в ужас. Может быть, даже заставит впасть в ступор. На некоторых фото и видео последнего года жизни, когда он, предпочтя длинным волосам рок-музыканта бандитский ежик, стал походить то ли на бомжа, то ли на сильно опустившегося человека, то ли на спившегося зека — такое у него было страшное, угрюмое лицо, приплюснутый нос, а половина зубов попросту отсутствовала. Просто не веришь, что все эти песни мог написать этот человек.
У Ступина трагическая биография. Он сжигал и убивал себя. И убил, в конце концов.
Согласно Википедии хотя он родился в Волгограде, всю жизнь прожил в Орле. Дед — Герой Советского Союза. Отец — военный летчик, который погиб, когда Косте было всего 10 лет.
В конце 80-х он с друзьями организовал группу «Ночная трость» (эвфемизм, который означает «половой член»). В 1990 году на Фестивале Надежд, проведенном московской рок-лабораторией, она получила приз зрительских симпатий.
Ступину бы делать музыкальную карьеру, но, увы, он покатился по наклонной. В середине 90-х его сажают за хранение наркотиков. Потом сажать будут еще неоднократно. Музыкант, не имея возможности прокормить себя, воровал, попадался и вновь садился в тюрьму. На свободе вел то, что называют, «асоциальным образом жизни» — страшно пил и кололся.
В 2013 году он вышел на свободу и буквально за 4 года до смерти успел при помощи прекрасных людей, которые по достоинству оценили его гениальный дар, записать старые и новые песни, а также дать несколько концертов в Москве и Питере.
Их имена — Денис Греков, продюсер Ступина и его ангел-хранитель Ступина, , который снял про него прекрасный документальный фильм «Ступа», и, конечно же, Юрий Карпиков, великолепный рок-музыкант из подмосковного Красногорска, лидер группы «Гранитный цех», интервью с которым вы сейчас прочтете.
Без Юрия, его доброты, энтузиазма, организаторского таланта и таланта гитариста, вряд ли бы многие из песен Ступина были бы записаны. И теперь мы, русские люди, можем оценить их по достоинству.
: Юрий, что заставило вас, блестящего рок-музыканта, в какой-то момент связать свою музыкальную карьеру с Константином Ступиным?
Юрий Карпиков: О Константине я узнал в 2014 году. Брат прислал мне ролик, где он играет свою песню «Пушистый хвост лисицы». Но я особо не придал тогда этому значения.
А позднее, в 2015 году, увидел ролик на Youtube — песня «Гром». Я почувствовал в ней что-то живое и настоящее, что-то, чего мне не хватало на просторах интернета. В общем, понравилось, и я стал погружаться во все это, загружая другие ролики Кости.
В апреле у нас был концерт в Орле. Там мы подружились с местной рок-тусовкой. Хотели с Костей встретиться. Привлекла меня в нем не только его музыка, но и образ жизни. У меня похожий был (речь идет об употребление наркотиков). И у Кости тоже.
Мы решили пообщаться с ним. Костя на тот момент пропал. Говорили, что у него туберкулез, и что, наверное, он уже умер. Мы с ним так и не встретились тогда.
А Денис Греков — человек, который занимался его творчеством: снимал и выкладывал ролики Ступина в интернет — позвонил и говорит, что они на студии «Союз» хотят сделать трибьют. Он послушал наши диски — мы их ребятам в Орле раздавали ‑ и захотел сделать с нами трибьют. Спрашивает: пару тройку песен сможешь? Отвечаю: ну, давай.
Сделал композицию Кости «Грустный удар» в электричестве. Отправил.
Александр Чаленко: И какая была реакция Ступина?
Юрий Карпиков: Ему понравилось.
Александр Чаленко: Когда вы все-таки с ним встретились?
Юрий Карпиков: В Зеленограде Ступин давал концерт в 2016 году. Денис меня на него позвал. Костя к тому времени из лечебницы для душевнобольных выписался. Не потому, что он был болен, а потому что у них в Орле всех, кто туберкулезом болеет, кладут в психушку. У него же еще была куча серьезных диагнозов: ВИЧ и всё сопутствующее.
После этой первой встречи в Зеленограде у меня сложилось впечатление, что мы давно друг друга знаем. Буквально сразу нашли общий язык. Мы с ним очень много во время концерта пообщались за кулисами. Думаю, что феномен Константина в том, что он располагает к себе людей. Он же, по большому счету, не был гитаристом, говорил, что знает, как ставится нота ми и всё.
Костя просто привлекал своей харизмой и энергетикой. Мы с ним начали общаться в августе 2016 года, я позвал его на свой концерт. Поклонники спрашивали. Они знали, что мы вместе делаем какие-то вещи.
Костя в Орле записывает голос, а мы у себя, в Красногорске, накладываем его на наши аранжировки. Такой вот интернет-проект был у нас в 2015—2016. Мне было интересно. Если брать всех музыкантов, с которыми я играл, интереснее всего было с Костей, потому что он жил музыкой.
У него и песня есть «Ремесло» — я ничего не умею окромя своего ремесла. Так там поется. Вот он приехал в августе, и мы где-то неделю до концерта репетировали. Как раз стало вырисовываться желание записать совместный альбом «Электричество», что мы в итоге и сделали.
Александр Чаленко: А кто гитарные партии к его песням делал?
Юрий Карпиков: Если говорить о репетициях перед последним концертом в московском клубе Grenadine, то там музыка Костина, я просто обрисовал все это, добавил соло партии.
Все делалось на коленке. Буквально за неделю. Там параллельно режиссер Кирилл Ненашев про него фильм снимал. В моменты, когда можно было, мы с Костей репетировали. Решили десять песен отыграть.
Как я уже сказал, музыка Кости, но я добавляю все проигрыши и так далее. Мы даже не думали, как сделать круто, мы думали, как просто сделать десять песен, чтобы отыграть их на концерте.
Александр Чаленко: А какие его песни вы считаете хитами?
Юрий Карпиков: «Грузный удар о камни», затем «Пушистый хвост лисицы» — она у него самая популярная. Разумеется, «Лед и ветер», «Холодный воздух», «Кайф», «Гром».
Я вот сейчас делаю альбом полуакустической интерпретации того, что мы хотели тогда делать. Так как Костя умер, а его голос мы успели записать, я продолжаю работать над новым альбомом его песен.
Для себя я по новой открыл его композицию «Тварь». Она 1989 или 1990 года. Была написана еще в период его пребывания в группе «Ночная трость». Они ее играли на Фестивале Надежд. Хороших песен у него хватает. В них нужно копаться.
Александр Чаленко: Почему он записал песню «Лепрозорий» группы «Крематорий»?
Юрий Карпиков: «Крематорий» — это была моя идея. Это был август 2016 года мы тогда жили у меня. Я начал ее наигрывать, а Костя — подпевать. И мы сошлись на том, что песня-то крутая. И решили ее записать, пока было время.
Александр Чаленко: А его образ жизни — прежде всего, злоупотребление алкоголем — не мешал вашим взаимоотношениям.
Юрий Карпиков: Знали бы вы меня лет 15 назад. Просто году в 2012 я остановился и привел себя в итоге в норму. Я тогда пил водку, употреблял наркотики и вел антисоциальный образ жизни.
Александр Чаленко: Антисоциальный образ жизни — это что? Воровали?
Юрий Карпиков: Когда ты употребляешь наркотики, ты не гнушаешься ничем, в том числе и воровством, чтобы достать деньги на дозу.
С Костей мы понимали друг друга — все в этой воде плавали. Но Костя продолжал. Просто когда он жил в Орле, у него было очень много соблазнов. Я знаю это по себе. Ты живешь в том или ином городе, встретил товарищей, тебе предложили — ты и согласился.
Зависимость — это такая вещь, что тебе предложили, а ты не в состоянии отказаться. И Константин, живя в Орле, постоянно находился в такой ужасной ситуации.
Когда он приехал в Москву в первый раз, у нас с ним была заключена договоренность: мы днем работаем, а вечером он мог себе пивка налить перед сном. Я к этому нормально относился.
В последние разы, когда он приезжал, это был уже ноябрь 2016, Кирилл Ненашев начал снимать про него фильм, а мы с Костей дали совместный концерт.
Он снова уехал, вернулся уже 23 февраля 2017 года, мы отыграли совместный концерт в московском клубе Grenadine, и он снова уехал к себе, а через четыре дня… умер.
В свой последний приезд уже не пил. Сказал, что будет, как и я, пить Red Bull. Ему, когда он попадал в рабочую атмосферу, не нужно было пить. Он расцветал, оживал и жил музыкой. Но все это было уже несколько поздновато, потому что у Кости сопутствующих заболеваний было чересчур много.
Александр Чаленко: А кроме ВИЧ и туберкулеза, что еще было у него?
Юрий Карпиков: Гепатит С, разные опухоли. От туберкулеза-то его как раз вылечили. Все же думают, что он от туберкулеза умер. Родственники вскрытия не делали, но мне кажется, по описанию это был инсульт. Он, когда приехал, справку привез, что его вылечили от туберкулеза.
Я говорю ему: не нужно показывать, я тебе на слово верю. Но он, на всякий случай, привез.
Он особо по врачам-то не ходил. Знаю, что у него были затромбированные вены. Опухшие ноги. В общем, все сопутствующие болезни, те, что у наркоманов со стажем бывают.
Александр Чаленко: А чем он кололся?
Юрий Карпиков: Героином. Это же такое время было, что все подходило. Все, что изменяет сознание. И таблетки, и травка, и героин.
Александр Чаленко: А как он сочинял музыку?
Юрий Карпиков: У него большинство песен или заготовок к ним были написаны еще в 90-е годы. Он вечером что-то накидывал, и мы потом с этим работали. Я думаю, у него, как и у многих, рождение песни происходило мгновенно. Раз ‑ и появлялась песня с аккордами.
А то, что его песни не похожи на ДДТ и «Бригаду С», то это потому, что у него другие музыкальные корни — ему нравились Meteors и Motörhead. Если послушать его игру на гитаре в песне «Гром» — это же моторхедовские гитарные ходы.
Александр Чаленко: А песня «Когда я умер» — это же BlackSabbath.
Юрий Карпиков: Да. Он человек именно старой хардроковской закалки. Мы говорили с ним много о hard rock. Sex Pistols ему тоже нравился. Цоя терпеть не мог.
Александр Чаленко: А почему?
Юрий Карпиков: Сложно сказать. Помню, перед одним из наших концертов возникла пауза. Я вышел и сыграл экспромтом несколько композиций из «Гражданской обороны». Мне потом Кирилл говорит, что Костян сидел, зубами скрипел, потому что он ненавидит .
Александр Чаленко: А его за что?
Юрий Карпиков: Не знаю. И  ненавидел еще. Почему, не объяснял. Не нравится, и всё.
Александр Чаленко: А сколько вы всего альбомов выпустили совместно? И в какие годы?
Юрий Карпиков: Альбом «Электричество» мы выпустили в 2017 году. Там все наши совместные песни. И сейчас я делаю новый альбом с его малоизвестными песнями. Тоже их оформляю в таком полуакустическом формате.
Уже пару песен есть в интернете. Например, композиция «Дождь». Там же Константин Ступин и Юрий Карпиков с песней «Ночью всякое бывает». И плюс два кавера мы сделали. Первый на композицию Breaking the Law группы Judas Priest.
Александр Чаленко: А вы JudasPriestпели на английском?
Юрий Карпиков: Вначале Константин песню на русском поет переведенный уплет, а потом идет уже хард-рок, и Костя поет на английском. Потом кавер «Лепрозорий» и «». Есть еще и наши концертники, но они не доделаны, там звук сводить нужно.
Александр Чаленко: А когда они выйдут?
Юрий Карпиков: Трудно сказать. Сейчас студии не работают. В настоящий момент тружусь над альбомом. Хочу еще несколько песен сделать. Они по качеству плохие, но абсолютно новые. Я стараюсь сделать слушабельный звук, чтобы люди могли послушать еще неизданные песни Константина.
После приступаю к концертникам. Все три последних концертника записаны. Но для того, чтобы довести все до ума, студия нужна, так что пока все откладывается.
Сейчас фильм «Ступа» вышел про Константина, и мы с Кириллом Ненашевым, который его и снял, ездим по городам, делаем показы. Увы, из-за коронавируса они тоже пока приостановились.
Александр Чаленко: А почему Костя под конец жизни срезал свои длинные волосы, подстригшись под ежик?
Юрий Карпиков: Он никогда не был скинхедом, но влияние девяностых годов, когда это было модно, повлияло на его решение об изменении имиджа. Мы шли с ним в феврале 2017 года на студию. Он с подвернутыми штанами и в ботинках Dr.Martens. Вдруг говорит: я выгляжу в этих штанах как м***к. Костя чувствовал, что не попал вовремя с этим имиджем — 90-е давно минули.
Александр Чаленко: А что он вообще думал о своем имидже?
Юрий Карпиков: Я думаю, он с ним свыкся. Но все-таки его замечал, потому что говорил, что зубов у него нет, и это обстоятельство ему мешало петь. Нос у него был сломан и приплюснут. Это уже не исправишь, а вот зубы ему хотелось поменять, чтобы дикция хотя бы была нормальная.
Александр Чаленко: А он не думал вставить челюсть?
Юрий Карпиков: Для того, чтобы вставить челюсть, нужны были деньги, а денег особо не было. В то время только пошли его концерты, на которых можно было что-то заработать. Хотя бы на еду, чтобы можно было месяц питаться.
А так-то концерты у него были раз в полгода, и они не приносили особо больших денег. Больше затрат было. Может, в итоге тысяч 5−10 рублей выходило. Так что речи о зубах даже не было. Я думаю, он больше думал о том, чтобы те зубы, которые у него есть, не выпали.
Александр Чаленко: А в последнее время он на что жил?
Юрий Карпиков: Когда он приезжал ко мне, мы покупали мясо, что-то готовили. Покупали то я, то Кирилл. Помогали как-то, в Орле помогал Денис Греков, который занимался его продвижением. Как раз он поддерживал его, когда Костя в тюрьме сидел. Когда вышел, Денис его встретил в 2013 году, и они начали ролики на песни Кости снимать и размещать в интернете.
Александр Чаленко: А Константин никогда в разговорах с вами не жалел, что тогда в 90-х вместо делания успешной музыкальной карьеры пошел по наклонной: тюрьма, водка, наркотики и т. д.
Юрий Карпиков: Нет. не жалел. Не хотел он свою жизнь как-то по-другому прожить. Он жил, как это было модно у молодежи в те годы — по-рок-н-рольному. Это такой рок-н-рольный деструктив. Помните классическую триаду — секс, наркотики и рок-н-ролл? Вот его жизнь была чем-то из этой области.
Александр Чаленко: А какие-то женщины рядом с ним были?
Юрий Карпиков: Да, были. Он выделял двух, с кем он когда-то жил. У него чувства к ним были. Одну из них я видел, когда в Орле показывали фильм. На кладбище вместе ходили. Её зовут Оля. Какие-то подробности и детали я о его женщинах не знаю.
Александр Чаленко: В его песнях всегда присутствуют скандинавские боги и скандинавские детали времен викингов. Почему?
Юрий Карпиков: Он просто литературы много читал об этом. Допустим, «скандинавская» «Лед и ветер», в которой есть упоминание богов, у него родилась, когда его арестовали, и он понимал, что его везут в тюрьму. А сами детали, которыми полны его песни, он брал из книг. Костя был достаточно начитанным.
Александр Чаленко: А что он любил читать?
Юрий Карпиков: Ницше любил. Правда, литературные темы он с Кириллом больше обсуждал, чем со мной.
Александр Чаленко: А можете еще раз перечислить кого из музыкантов он любил, а кого терпеть не мог? Я так понимаю, он, как и его супругу — Йоко Оно, тоже не любил?
Юрий Карпиков: Вот к Джону Леннону он нормально относился. К  тоже хорошо. Что нравилось еще? Meteors, Motörhead, AC/DC, Doors, Sex Pistols, Lake of Tears. Терпеть не мог Nirvana, Летова и .
Александр Чаленко: А к коллегам Виктора Цоя — Гребенщикову и  — он как относился?
Юрий Карпиков: К Майку Науменко, кстати, хорошо относился. Еще ему «Разные люди» нравились.
Александр Чаленко: А почему «Разные люди»?
Юрий Карпиков: Не знаю, разные фразы из их песен он цитировал. Они, видимо, его привлекали. Как и «Лепрозорий». Весь «Крематорий» он не любил, а «Лепрозорий» ему нравился.
Александр Чаленко: У вас никогда не было желание обратиться в Орле к властям, чтобы они Ступину установили памятник в городе?
Юрий Карпиков: Люди в Орле уже поднимали этот вопрос, что-то насчет таблички, но это только на уровне слов. Именно на могиле на одном из орловских кладбищ ему памятник делал я.
Я же раньше на кладбище работал. Мы собирали средства Косте на памятник. Собрали 20 тысяч рублей, а памятник стоил 150 тысяч. Так же, как и со сборами на альбом его песен, люди покидали немного, за что им огромное спасибо, и затихли. И получается, что все это кладётся на плечи организаторов.
Если поднимать вопрос с памятником в Орле, во-первых, я не потяну, во-вторых, у меня нет в этом городе связей, чтобы его установить.
Там сейчас резонанс прокатился, когда Юрий Дудь сделал о Ступине пост в Instagram. И люди зашевелились после этого, стали думать.
Александр Чаленко: А вы не думали, предложить Дудю снять фильм о Ступине? Он же о «Русском Вудстоке» снял.
Юрий Карпиков: Я не против. Кирилл-то с ним и связывался через своих знакомых и предлагал ему сходить на один из показов своего фильма. Не знаю, пошел ли Дудь в итоге. Возможно, он еще как-то себя проявит, когда карантин закончится. Я только за.
Александр Чаленко: А у вас не было никаких задумок обратиться к какому-нибудь известному режиссеру, чтобы снять про Константина художественный фильм?
Юрий Карпиков: Ну, тут же нужно, чтобы творчество Кости заинтересовало людей. Я сейчас пытаюсь продвигать его и наше совместное творчество в массы. И если сравнивать с 2017 годом (перед его смертью), аудитория на его Youtube канале выросла в два раза.
Кирилл, как я уже говорил, снял свой фильм о нем. После этого стали появляться люди, которых заинтересовало творчество Кости. Рост популярности и узнавания потихоньку идет.
Сейчас левый политик Сергей Удальцов, узнав о Ступине, начал репостить у себя соцсетях его творчество.
Если какие-то предложения будут, я всегда открыт. Я просто не сторонник навязывания. Когда у меня у самого идеи нет, мне трудно это как-то людям навязывать.
Александр Чаленко: Были ли вы на похоронах Ступина? Какие чувства испытали, когда он умер?
Юрий Карпиков: Мой мозг поначалу отказывался в это верить. Хотя все понимали, что у Кости такое здоровье, что рано или поздно это случится. В ближайшие годы. У него и иммунитет был 34 единицы, когда у здорового человека тысяча с чем-то.
Я после этой трагической новости ушел в скорбь, в грусть, в самоизоляцию.
На похоронах не был. Костя жил в Орле вместе со старшим братом. Старший брат жил с женой, а Костя в своей комнате. Он подзат***ал родственников своим образом жизни.
Брат хотел, чтобы похороны прошли без лишней шумихи. Так что там были только самые близкие люди. Все было очень скромно, от вскрытия отказались. Все было сделано так, чтобы Костю побыстрей похоронить. Мне сказали, что брат против того, чтобы кто-то приезжал, я и не поехал.
На тот момент у Константина еще не было той популярности, как сейчас. Волна популярности-то как раз после смерти пошла. В первые часы после того, как я узнал о смерти, пошел монтировать ролик на его песню «Смерть». Она с того самого концерта в клубе Grenadine.
Александр Чаленко: А вы не знаете, после прихода известности к Ступину его брат как-то стал по-другому относиться к нему? Кто вообще унаследовал права на его песни?
Юрий Карпиков: Права принадлежат Денису Грекову, но он заключал договор со студией «Союз».
Александр Чаленко: А сколько в настоящий момент выпущено дисков Константина Ступина?
Юрий Карпиков: Компакт-диски вообще не выпускают, потому что по условиям «Союза», там нужен какой-то огромный тираж и неимоверные средства. Среди нас — знакомых Кости — таких богатых людей нет.
Александр Чаленко: А зачем тогда «Союзу» нужно было заключать договор с ним, если они не собирались выпускать диски?
Юрий Карпиков: Тогда же никто не знал, как будет дальше. А «Союз» давал хоть какое-то продвижение. Тогда же все хуже было с интернет магазинами, чем сейчас. Это было сделано, чтобы продвигать музыку Кости было проще.
Александр Чаленко: А есть вообще перспектива того, что все эти записи в будущем появятся на дисках?
Юрий Карпиков: Я думаю, что появятся. Просто сейчас сами компакт-диски умерли. Сейчас же все перешли на цифровые магазины, да и в сети все музыку слушают. Если ты в машине едешь, ты через USB точно так же слушаешь. Теперь компакт-диски — это как сувениры на концертах памяти.
Александр Чаленко: А каким Костя был в быту?
Юрий Карпиков: Когда он не пил — он был аккуратным: штаны себе сам зашивал. Говорит: купи крем для обуви. Наполировал им потом себе кожаную куртку. Он был достаточно хозяйственным. Ел самую простую еду, когда мы с ним на даче жили в Красногорске. Разводной геркулес в пакетиках, иногда шашлык. Мы на огне нажарили мяса, а ему потом хватило его на три дня. Он много не ел.
Александр Чаленко: А вы не боялись с ним рядом находиться? У него же был и ВИЧ, и туберкулез.
Юрий Карпиков: Ну ВИЧа я не боялся. Я же со всем этим хорошо знаком и понимаю, что он просто так не передается. А от туберкулеза его вылечили. Его с открытой формой туберкулеза бы не выпустили из больницы. Так что я не боялся.
Александр Чаленко: А какой у него был характер?
Юрий Карпиков: Он был добродушным и веселым. С ним всегда было, о чем поговорить. И он несмотря ни на что, никогда не унывал. Он мог уставать к вечеру, когда мы весь день ездили по разным мероприятиям, но чтобы он начинал психовать — такого не было.
Александр Чаленко: А как он относился к славе?
Юрий Карпиков: Конечно, ему она нравилось. В фильме видно, как он расцветает, когда едет в свой последний тур Ярославль-Питер-Москва. Ему это нравилось несмотря на усталость. Он был очень доволен.
Александр Чаленко: А он вам рассказывал о тюрьме?
Юрий Карпиков: Он этим не бравировал, и мы эту тему даже не поднимали.
Александр Чаленко: Что у него за татуировки на руках были?
Юрий Карпиков: В основном самодельные, ничего особенного там не было. Там больше юношеское дурачество. Ничего такого там не было.
Александр Чаленко: Какие-то политические взгляды у него были?
Юрий Карпиков: Он был отрешен от всего этого. Его политика абсолютно не интересовала. Возможно, сейчас бы какое-то мнение и было бы. Просто политика мимо него прошла. Он был рок-н-рольщиком. Ему был очень близок Лемми из Motörhead.
Александр Чаленко: Как Костя отреагировал на смерть Лемми? Это же было в 2015 году.
Юрий Карпиков: Расстроился. Ничего экстраординарного не произошло. Расстроился, как и все мы.
Александр Чаленко: Его сажали за воровство. Вы не боялись из-за этого привозить его к себе, на дачу?
Юрий Карпиков: Он был не из таких. Несмотря на весь свой облик был очень душевным и положительным. Ему зачем это было делать? Он приехал ко мне, а я, по сути, осуществляю его мечту. Все расходы беру на себя. Ему было интересно записывать музыку, то, что он занимается тем, о чем мечтал всю жизнь.
Вот тебе электрогитара, вот обычная акустическая. А своровал бы он — куда ему идти? Был случай, когда он стащил у Кирилла, по-моему, 1000 рублей на выпивку.
Мы отыграли концерт, он ему ее и отдал. Костян несмотря на весь свой облик был очень искренний человек. Как маленький ребенок. Дети же очень искренние. В нем была такая детская черта, которая располагала к нему. Я вообще не переживал, что может такое произойти.
Александр Чаленко: А какие фильмы он любил?
Юрий Карпиков: Формана, , а также фильм про скинхедов «Бритоголовые». Там была сцена, которая меня бы никогда не тронула, а он чуть ли не расплакался, так она его впечатлила.
Я бы не сказал, что он что-то такое глубокое смотрел. Знаменитый шотландский фильм «На игле» любил смотреть. Наверное, он там что-то свое в нем увидел.
Александр Чаленко: Вам не приходило в голову предложить каким-то известным рок-исполнителям сделать каверы на песни Константина?
Юрий Карпиков: Да мне эта идея и не могла в голову прийти. Это скорее вопрос к Денису. Мне кажется, что популярность Кости не настолько велика сейчас, чтобы они обратили внимание на его творчество.
Если мы придем к известным музыкантам и предложим сделать кавер на песню Кости, они скорее всего спросят: а кто это? Мы сейчас занимаемся развитием, чтобы больше людей узнало о Константине. А дальше уже как получится.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео