Ещё

«Зулейха открыла глаза. Казалось бы, ничего не предвещало. Но понеслись мнения по трубам» 

«Десять лет мы знали: страна могла арестовать невиновных исключительно по классовому признаку. Сейчас знаем: не могла, вранье, очернение. Эту историческую правду и будем защищать в Конституции». , телеведущий, блогер, автор рубрики «Смотритель» на DK.RU:
— В среду завершился премьерный телевизионный показ 8-серийного фильма «Зулейха открывает глаза».
Единственный кипиш в нашей скрепной державе, не связанный с коронавирусом за последние недели, это скандал вокруг сериала «Зулейха открывает глаза» по одноименной книге Гюзель Яхиной.
Книгу я не читал, но не одобряю. Я ее пролистал наискось, готовясь к интервью с автором про другую ее книгу, «Дети мои». Ну, извините, это ее первая большая книга, а писать книги, это, вы удивитесь, уметь надо. Чтобы персонажи были живые и правдоподобные, чтобы действовали адекватно обстоятельствам, чтобы сюжет был увлекательный, но не вызвал вопросов типа «что за хрень здесь происходит». У меня из восьми опубликованных книг художественных четыре. Из шести написанных. И первые две не будут опубликованы никогда, потому что написаны неумело, я на них тренировался. Так что первая книга молодой писательницы быть шедевром не может по естественным причинам. Кроме того, художку я читаю исключительно для развлечения, и меня никак не может захватить повествование с главной героиней — неграмотной тетенькой из глухого татарского села. Не могу я идентифицировать себя с таким героем, вообще неинтересно, что с ней происходит.
Сериал я посмотрел, но оценивать не буду, как показала жизнь, я все-таки вирусолог, а не кинокритик. А судя по тому, что пишут критики, сериал норм, но тоже не шедевр.
Первая часть — это road movie, высланных кулаческих элементов везут к месту ссылки. Но не довезли, высадили в тайге на берегу Ангары без припасов и инструментов. Так что вторая, основная часть — это любовь (а что вы хотите, сериал же) на «Таинственном острове» , то есть выживание в природе при недостатке экипировки.
Казалось бы, ничего не предвещало. Но — вскипели говна суверенного интернета, понеслись мнения по трубам.
Обиделись татары.
Там есть сцена переклички ссыльных перед отправкой эшелона, выкрикивают имена, раскулаченный отвечает: . В списке кулаков оказались: (верховный муфтий России), (председатель ), Шигабутдин Марджани (татарский богослов 19-го века) ну и далее по списку, живые люди и исторические персонажи. Создатели сериала объяснили, что просто искали татарские имена в интернете, что  выдал, то и взяли. Татары их в результате простили, но о качестве продукта это говорит.
Но это так, эпизод, главное, оказалось, что сериал — это «идеологические помои», это очернение советской власти, «очередной пасквиль на наше прошлое», это диверсия с целью подорвать основы страны и разрушить скрепы, и «давненько наш кинематограф не выдавал такого концентрированного шлака». А партия «Коммунисты России» даже потребовала снять сериал с эфира.
Когда до меня запах того, что вскипело, дошел, я сам за собой повторил: «Что за хрень здесь происходит»? Нет, ну правда, нет там почвы для скандала на тему «Сталин был хороший». То, что там показано, это ни разу не ГУЛАГ в описании Шаламова или Солженицына, это, если хотите, лагерь выживальщиков с любовным треугольником. Тут скорее можно скандалить на тему лакировки действительности и оправдания режима.
Я вырос в Казахстане и общался с потомками ссыльных. Тайга на берегу Ангары, даже лютой зимой, это вообще курорт. В Казахстане ссыльных высаживали из эшелонов в голую зимнюю степь без ничего. А степь — это неглубокий слой снега от горизонта до горизонта, минус сорок и ни одного куста, чтобы от ветра, который валит с ног, укрыться, ни одной ветки, чтобы костер развести. Погрызли бы кору деревьев — нет деревьев.
Меня больше всего удивляет, что вообще кто-то там до весны дожил. Кстати, сама Хаматова говорила, что ожидала претензий не стороны скрепной части общественности, а именно от «либералов» — за то, что зверства режима показали не в полной мере.
И тут я понял.
У них получилось.
У них — это у всех, кто пытался вернуть историю Россию к образцу «до 91-го года».
Поправка к Конституции РФ про защиту исторической правды вызывает у меня только усталую улыбку — сколько этих исторических правд мы пережили за последние лет семьдесят? Культ Сталина, разоблачение культа Сталина, Сталин — эффективный менеджер, СССР — великая держава, СССР — преступный режим, СССР — страна чудес, социализм — счастье человечества, социализм — бесчеловечный эксперимент, РФ — социальное государство, пионеры — будущие комсомольцы, пошли на хрен пионеры, возродим пионерскую организацию, российское движение школьников. И так по всем пунктам с непроходящим изумлением.
В 90-е разверзлись хляби архивные, и журналы, это было их время, в каждом номере срывали покровы. Страна тихо сходила с ума, узнавая, что все было не так, как она до сих пор представляла. Что было — того не было, чего не было — то было, герои стали негодяями, негодяи героями.
Это был шок, массовое сознание стрессануло по полной, стигматизация случилась, мама не горюй, и сегодняшние сталиносрачи — прямое продолжение того, что произошло тогда, в начале 90-х.
Вариантов не сойти с ума окончательно у нас было два.
Признать, что Сталин был не гениальный, режим был преступный, расстрел в Катыни организовал СССР, но сын за отца не отвечает, да, темные страницы, с какой страной не бывало, сорян, хороним Ленина, идем в светлое будущее. Извините за банальность, но так поступила Германия.
Мы пошли другим путем. Ну, сами все знаете: Сталин — великий государственный деятель, победивший фашизм, в СССР только и делали, что заботились о трудящихся и бесплатно давали им квартиры, поляков в Катыни расстреляли немцы, в 90-е был голод. Вот, вроде бы предельно очевидно, что Европу мы сначала освободили, а потом, как бы это помягче сказать, танки там чутка оставили и порядки навели свои. И восстания подавили. И хотя мы были, безусловно, правы, кто же спорит, кое-кому в загнивающей есть за что нас не любить, с этим тоже спорить невозможно. Но стоит кому-то в Европе эту нелюбовь проявить, как с депутатами случаются массовые истерики.
После шока 90-х не было какого-то централизованного заказа на реабилитацию Сталина, это не Путин приказал. Но было общее желание (как сверху, так и снизу) от сложной картины мира, где у нас и хорошее в прошлом, и очень плохое, и осознание этого требует усилий — как ментальных, так и эмоциональных, вернуться к картине предельно простой, где мы великие, а нам все завидуют и поэтому не любят.
Упрощение — это деградация, зато не хлопотно. И капля по капле, статья за статьей, фильм за фильмом, рейтинг одобрения Сталина рос год за годом. Лет десять назад после такого сериала обсуждали бы только игру Хаматовой, и кто там с кем. Фон, исторические условия происходящего никого бы не взволновали: ну да, ссыльные, ну и ок.
Да, страна могла арестовать ни в чем не виноватых людей исключительно по классовому признаку, выгрузить в чистом поле, и выживайте кто сможет, а сможет меньшинство. Десять лет мы знали: могла. Сейчас знаем: не могла, вранье, очернение, возможно, на деньги . Эту историческую правду и будем защищать в Конституции. Когда проголосуем за поправки. Хорошо, если к середине лета.
Мнение редакции DK.RU может не совпадать с мнением автора колонки.
Видео дня. Артисты, кусавшие локти после отказа от ролей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео