Войти в почту

Премьеру Брехта сыграют после окончания карантина

Кто же мог подумать, что все планы накроются вирусом, а поздравления театру придется принимать онлайн?! – И все же мы обязательно разделим праздник со зрителями, коллегами, друзьями, и "Мой "Красный факел" увидит свет – случится это 15 и 16 сентября. Так, 100-й сезон передаст эстафету 101-му, в котором, будем верить, удастся реализовать все намеченные планы, – обещает пресс-служба театра. – После показов юбилейной постановки Тимофея Кулябина зрителей будут ждать еще две премьеры – перенесенная с марта "Карьера Артуро Уи" Бертольда Брехта от режиссера Глеба Черепанова и "Дело" Александра Сухово-Кобылина, к работе над которым приступил режиссер Дмитрий Егоров. Фото: Виктор Дмитриев Особенно обидно Глебу Черепанову – масштабная постановка Брехта, в которой занята значительная часть труппы, была готова в конце марта, но состоялся лишь один показ – сдача для "своих". Премьеру пришлось переносить. Зрители увидят спектакль только осенью. Яркое, насыщенное действо, почти балаган, каждый элемент которого хочется рассматривать как лубочную картинку. Проникнувшись задумкой режиссера, художник-постановщик Фемистокл Атмадзас и художник по костюмам Ольга Атмадзас создали уникальное полотно, в котором каждая деталь предельно метафорична и наполнена особым смыслом, создавая аллюзии и углубляя текст. Фото: Виктор Дмитриев История битвы за рынок капусты приобретает двойной, а то и тройной смысл. Здесь и "многоуважаемый шкаф", из которого выпадает старый Догсборо Владимира Лемешонка и читает монолог Короля Лира. И торговец цветами Дживола (Павел Поляков) с улыбкой Джокера, картинно дарящий цветы своим жертвам. И его помощница – врач-клоунесса (дебютантка театра Луиза Русанова). Неприступная красавица Бетти Дольфит (Дарья Емельянова), появляющаяся на котурнах, чтобы наглядно показать, насколько она выше мелкого мошенника Артуро Уи. И карикатурный суд, где защитник и прокурор как пара близнецов, но их еще и играют близнецы – Юрий и Александр Дроздовы! В нелепых цирковых костюмах сложно разглядеть их сходство, но в программке-то все написано! Фото: Виктор Дмитриев И таких находок, подсказок, реплик – великое множество, собственно, они и составляют всю суть представления. Истории о том, как сильные мира сего попытались использовать неприятного человечишку – мелкого, убогого гангстера, над которым откровенно посмеивались. Как этот гангстер воспользовался их подлостью, безнравственностью, жадностью и трусостью и не просто вошел в их круг, но подмял под себя, захватил власть. – Мы довольно сильно изменили текст, – признается режиссер спектакля Глеб Черепанов , – довольно сильно ее сократили и, более того, добавили отрывки из других произведений, и вовсе не Брехта – Достоевского, Байрона, Леонида Андреева. Это как бы коллаж. Но структура пьесы осталась без изменений. Все сцены, которые у Брехта есть, вы их увидите. В этом спектакле занято 29 человек, и мы не жертвовали ни одним персонажем у Брехта, даже в маленьких ролях у нас порой заняты ведущие артисты. Фото: Евгения Буторина Костюмы собраны из разных эпох, но действие происходит не в тридцатых годах не в Чикаго. "Карьера Артуро Уи" – одна из немногих пьес, где нет зонгов. Но мы позволили разбавить пьесу современными музыкальными пассажами, как бы зонгами, вполне узнаваемыми для современного зрителя. "Карьеру Артуро Уи" на сцене ставят не так часто, хотя в последние годы внимание режиссеров вновь обратилось к этой очень политизированной пьесе. Брехт рассматривает "сквозь микроскоп" причины прихода Гитлера к власти – в присущей ему фарсовой манере. Современники легко угадывали за персонажами исторические фигуры, и неслучайно полное название пьесы – "Карьера Артуро Уи, которой могло не быть". Брехт детально раскладывает подоплеку событий, благодаря которой такой негодяй, как Артуро Уи, смог захватить власть. Но искусство – оно не событийно. Конкретный исторический контекст актуален лишь для своего времени, которое неумолимо проходит. И произведение остается с читателем и зрителем лишь при условии, что помимо конкретики содержит нечто большее, общее для людей, интересное для другого времени, другой ситуации, других персонажей. Собственно, об этом говорил режиссер-постановщик на пресс-коференции, предваряющей первый и пока единственный показ. – Нам не хотелось, чтобы Артуро Уи был привязан к одному политическому деятелю, – пояснил Глеб Черепанов . – Понятно, что у Брехта шла речь исключительно о Гитлере, но историю Гитлера сегодня ставить неинтересно. Прошло время, появились другие фигуры, с которыми Артуро Уи можно сопоставить. Мне кажется, нет такого момента в истории, когда бы эта пьеса не была актуальной. Политика в пьесе, безусловно, важна, но мне кажется более актуальной тема карьеры – как человек делает карьеру и за счет чего он добивается успеха, – волновала меня гораздо больше. С политикой и так все ясно, а вот то, что касается каждого человека, куда важнее. Фото: Виктор Дмитриев Путь от мелкого гангстера до фактического владельца корпорации, легко надевающего на себя лавровый венок, Андрей Яковлев выписывает тонкими четкими штрихами, удивительно пластично, каждое движение его пальцев рассказывает о характере героя не меньше, чем иной монолог. Он метафоричен, как сама история Брехта и реальнее всех нас, сидящих в зале. Он потрясает своим абсолютным негодяйством. Но во времена, когда среди как бы интеллигентных людей на полном серьезе идут споры, нужна ли нравственность и что важнее – мораль или свобода, бояться Артуро Уи уже не получается.

Премьеру Брехта сыграют после окончания карантина
© Ревизор.ru