Екатерина Кузнецова о любимых ролях, новых проектах и карьере певицы 

Екатерина Кузнецова о любимых ролях, новых проектах и карьере певицы
Фото: RT на русском
В понедельник, 8 июня телеканал «Россия 1» вновь начинает показ десятисерийной остросюжетной мелодрамы . Главную роль в ленте исполнила . В интервью RT актриса объяснила, что ей потребовалось для образа бойкой Ани Ксенаки, почему эту героиню она до сих пор любит больше прочих и отчего съёмки в Одессе проходили особенно весело. Кроме того, Кузнецова призналась, что в юности мечтала сыграть Лолиту, и рассказала о съёмках в шоу «Форт Боярд», сериалах и «Вампиры средней полосы».
— Мы знаем, что подготовка к съёмкам сериала «Анка с Молдаванки» шла целый год. Расскажите, как она проходила, и что в этом процессе оказалось наиболее сложным?
— Когда я впервые прочла сценарий, то просто влюбилась в эту историю и сразу решила: как угодно, но я должна туда попасть. Пробы были в мае, и только в сентябре мне сказали, что я утверждена. Так долго я ждала и мучилась!
Я понимала, что мне нужно быть «в контакте» с Одессой. Помню, накануне съёмок мы подружкой поехали на море: если я живу в Одессе, у меня должен быть какой-то такой золотистый загар. Это ведь солнечный город, и история, к тому же, разворачивается летом.
В Одессу я специально приехала чуть раньше съёмок, дабы вкусить, скажем так, одесский колорит (хотя я много раз там бывала в детстве и вообще очень Одессу люблю). Ничего особенного я не делала: просто изучала город, народ, смотрела на поведение, органику людей. Они все свободные, открытые. С очень тонким чувством юмора и здоровым цинизмом.
У нас был потрясающий коллектив, начиная от художника-постановщика, заканчивая костюмерами, которые умудрились за короткое время найти костюмы тех лет. Мы каждый день что-то узнавали. И с первых дней с нами работал человек, который немножечко исправлял нам диалект.
Весь съёмочный период я была в контактных линзах, с карими глазами — так требовалось по сюжету. И волосы красила, чтобы они были темнее. Вот такая подготовка!
— Несколько лет назад вы говорили, что эта роль — ваша любимая. С тех пор ничего не изменилось?
— Ничего! Я правда считаю её любимой. Потому что, во-первых, мне жутко понравилась история — до тех пор мне особо не приходилось участвовать в таких, своего рода, исторических лентах. Плюс, потрясающий сюжет, любовный треугольник, драматургия — есть, что играть!
Моя героиня — разная, и она очень похожа на меня. Она честная, справедливая, в каких-то вопросах ранимая. Она любит, не предаёт и будет до последнего бороться. Такой она революционер в душе. Поэтому я продолжаю её считать своей любимой ролью.
Может быть, это не очень красиво звучит по отношению к моим остальным ролям, но как-то всё сошлось. У меня в реальной жизни были похожие переживания, и этот проект настолько удачно лёг на них… Что я могу сказать: то лето — вообще одно из лучших лет в моей жизни. Из Киева постоянно приезжали родные и подружки. Была вкусная еда. Удивительные партнёры. Так получилось, что я снималась со своей однокурсницей, с которой мы очень близко дружили в университете, а в кадре ни разу не были вместе. А мы тут ещё и подружек играли. Можете себе представить?
Одесса в тот период расцветала, начинался курортный сезон. Было прямо очень хорошо. Я с огромным трепетом вспоминаю.
— Как думаете, могла бы эта история получить продолжение?
— Вы знаете, это моя боль. После первой части у меня не было сомнений, что должна быть вторая. Но поскольку я такая актриса — не очень люблю вот эти переговоры… То есть, некоторые люди общаются с продюсерами, будут звонить, настаивать, пробивать какие-то вещи. Но это не про меня.
Когда я услышала, что продолжения не будет, то не стала разбираться, в чём причина. Их может быть много. Очень сложно снимать вторую часть: она должна хотя бы не проигрывать первой, а это всегда сложно. Нужно было бы придумывать другую историю и, может быть, сценаристы или продюсеры посчитали, что материала на десять серий нет. Не знаю, с чем это связано. Но все в моём окружении, начиная с родителей и заканчивая коллегами, говорят: «Эта роль классная. Мы все ждали продолжения, очень жаль, что его нет».
— Между тем «Анка с Молдаванки» — не единственная криминальная мелодрама в вашей фильмографии. Чем вас привлекают такие истории и персонажи?
— Когда я только приехала в Москву, то была безропотным, скромным человеком. Соответственно, мне давали героинь, которых обижали, которые попадали в сложные жизненные ситуации. Ну, плюс ещё внешние данные. Но в какой-то момент, видимо, случился внутренний протест, и я резко захотела другого. Мне захотелось стать сильной, волевой. И в сериале «Кухня» я впервые сыграла героиню с характером.
Помню, когда я пришла на «Анку», то понимала, что внешне, возможно, даже не подхожу по типажу: кажусь такой положительной-положительной. Но, когда начинаю разговаривать, действовать, проявляется моя органика, видно — что я абсолютный хулиган. Так и есть, я немного панк в душе, хотя визуально и не скажешь!
Я стала меняться изнутри, и режиссёры это замечают — предлагают неоднозначных героинь. Теперь часто бывает, что зовут на одного персонажа, а потом говорят: «Слушайте, давайте попробуем её на другого» — более характерного, дерзкого.
— Есть ли у вас роль мечты?
— Помню, в юности, в годы учёбы в театральном, я мечтала сыграть Лолиту. Вот это прямо мечта-мечта была.
Сейчас я понимаю, что Лолиту уже не сыграть. И роли-мечты, наверное, у меня нету. Но есть пожелание: мне бы хотелось сыграть комедийную героиню в стиле фильма . Помните, там три подруги: роскошные, самодостаточные, свободные, компанейские, дружелюбные…
Вот я была бы рада сняться в такой комедии положений, чтобы героини попадали в различные курьёзные ситуации. Сейчас хочется чего-то комедийного.
— Многим зрителям вы как раз запомнились по комедийному сериалу «Кухня». Какие у вас остались воспоминания о съёмках в этом проекте?
— Только самые хорошие! Этот проект открыл мне дорогу в российское кино. Всё было очень профессионально, интересно. У моей героини там тоже большое развитие. Поэтому вспоминаю с огромным удовольствием.
Родители постоянно звонят из Киева, говорят: «Кать, „Кухню“ постоянно показывают, уже просто на „репите“. Бабуля звонит: „Я уже наизусть знаю то, что ты сейчас там скажешь“.
Многие меня как раз узнают по „Кухне“. Поэтому, в принципе, „Анка с Молдаванки“ и „Кухня“ — конкуренты по полюбившемся проектам.
— Может быть, вы бы хотели сняться в каком-нибудь из её сиквелов?
— Сперва, конечно, мне хотелось! И даже были какие-то переговоры с агентом. Но теперь я думаю, что лучше всегда вовремя остановиться, и двигаться дальше в новом направлении.
— Вы с детства занимались музыкой и даже строили планы на карьеру в этой сфере. Почему же ваш выбор в итоге пал на актёрское мастерство?
— Да, у меня, в принципе, не было сомнений, что я поеду в Италию, буду петь в „Ла Скала“ и стану второй . Но потом бабуля повела меня в театр. Я увидела спектакль „Пигмалион“ по , образ , и влюбилась в Элизу: и в актрису, и в персонаж. „Бабушка, конечно, пение — это прекрасно, — сказала я тогда бабуле. — Но я бы всё-таки хотела заниматься актёрским ремеслом“. А потом всё как-то резко произошло.
— Уверены, что приняли верное решение?
— Конечно. Родители вообще хотели, чтобы я изучала языки, была переводчиком… Я благодарна, что они позволили мне сделать выбор в пользу актёрства. Но мы договорились, что если вдруг с актёрской профессией не выйдет, я получу второе образование, буду изучать языки. В итоге это не понадобилось, чему я безумно рада.
— А к пению вы когда-нибудь потом не планируете вернуться?
— Меня часто спрашивают: „А может быть, ты запоёшь“? Я говорю: „О, нет!“ Просто я вижу, как сейчас поют некоторые мои коллеги по цеху… и считаю, что этим нужно заниматься либо профессионально, либо никак.
Когда-нибудь для себя я, может быть, спою песню, сниму красивый клип. Но это, опять же, только для себя, для родителей, для друзей. Чтобы на всеобщее обозрение такое выставлять — нет.
Для себя мы с подружками, конечно же, ходим в караоке — без этого никуда. Возможно даже, я могла бы спеть в кино. Но, опять же, не на профессиональном уровне — чисто для себя.
— Хотели спросить вас о вашем участии в шоу „Форт Боярд“. Легко ли вы на это решились?
— На самом деле, когда мне изначально предложили принять в нём участие, я отказалась. Просто побоялась. Через какое-то время мне позвонил режиссёр „Кухни“ и сказал: „Кать, ты что? Если ты не поедешь, я тебя убью“. Благодаря его настойчивости я согласилась, о чём, конечно же, не жалею.
Такие проекты дают тебе понять, что ты сверхспособный человек. После записи этой программы у меня было ощущение, что я могу абсолютно всё. С парашютом? Давай! Это — давай! С этими поплавать — давай! Чистый адреналин.
— Что до проекта что у вас вызывало наибольшие опасения? Насекомые, высота?..
— Нам давали анкеты, где нужно было написать, чего мы боимся больше всего. Ну и я, конечно же, написала: скорпионов, жуков. И на своих эстафетах получила именно всевозможных жуков и скорпионов.
С одной стороны, подлая такая тема. А с другой… как бороться со страхами, если не выходить с ними на прямой контакт?
— Кстати о страхах. В этом году ожидается премьера сериала „Вампиры средней полосы“ с вашим участием. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте.
— Такого, как в этом сериале, я раньше никогда не делала (но больше сказать пока не могу). И съёмки классные, и сюжет, и партнёры обалденные. Пилот снимал Антон Федотов, а непосредственно саму историю — Антон Маслов.
Меня в этом проекте заинтересовала стилистика. Локации, потрясающие костюмы (целая философия одежды!). Грим — вампирские клыки…
Сперва мне казалось, что всё это сложно воплотить в жизнь. Но здесь изначально закладывалось время на то, чтобы перегримироваться, перевоплотиться. Все артисты хотят быть разными, и в этом проекте нам это позволяли, входили в наше положение.
Осталось еще порядка двадцати съёмочных дней, к которым, как я понимаю, мы приступим в начале июля. В конце марта мы вместе со всеми засели дома и не успели их доснять.
— Вы не привязаны к времени года?
— Привязаны. Но, слава богу, мы вовремя засняли зиму, зимние локации, интерьеры. А сейчас будем делать больше камерную, квартирную историю.
— Справедливо ли будет сравнивать „Вампиров средней полосы“ с зарубежными лентами, вроде „Сумерек“ или „Реальных упырей“?
— Могу сказать, что наша история с этими никак не связана! Она уникальна, необычна, и не хотелось бы, чтобы нас сравнивали. У нас своё видение. Даже, скажем так, своё восприятие вампиров — больше приближенное к русской истории.
Видео дня. Что стало с главными актерами сериала «Кухня»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео