Ещё

Худрук Московского театра поэтов Владислав Маленко: Клоун — высшее звание актера 

Худрук Московского театра поэтов Владислав Маленко: Клоун — высшее звание актера
Фото: Вечерняя Москва
Художественный руководитель Московского театра поэтов рассказал «Вечерней Москве», почему любил играть роли шута, как организовать творческих людей и какая станция метро самая поэтическая.
— Владислав, театр и поэзия — инструменты, которыми вы выражаете одни и те же смыслы?
— Они взаимосвязаны. Я люблю море — это начало главных песен человечества, которые подслушивали еще древние греки. А воспроизводили они их, соединяя театр и поэзию, сама природа была декорацией для этого. При этом театр — грубая история, низкая. А поэзия — утонченная, как музыка.
— Может быть наоборот?
— Может: многие специально «огрубляли» слово, например Маяковский. Вообще, поэт и театр — сложное сочетание. Актер — солдат, исполнитель. А поэту быть солдатом почти невозможно, поэт не подчиняется командиру.
— Выходит, поэзия ближе к режиссуре, чем к актерскому мастерству?
— Конечно. Бог есть режиссер в этом смысле, и поэт подчиняется богу, для него пишет. И отчитывается только ему.
— Даже если он в него не верит?
— Да. Конечно, наличие режиссера, продюсера, трех директоров, гастрольного агента, уборщицы, контролера, капельмейстера невыносимо для поэта, он начинает бунтовать. Я столкнулся с этим, когда готовил спектакль «Площадь революции», и принципиально взял туда только поэтов. Но пока они были свеженькими, я их «прихлопнул». И получился чудесный спектакль. Руководить поэтами нельзя, надо их стараться увлечь какими-то неожиданными сочетаниями, придумывать что-то новое.
— Вы много лет были актером Театра на Таганке… Какие роли на сцене вам были ближе других?
— Я «игрун»: во всех спектаклях был, в общем-то, шутом. И в хрониках Шекспира, и в пушкинском «», и в «Братьях Карамазовых», где играл Смердякова и черта. Понимаете, шут может позволить себе все, это такая степень свободы… Я бы сказал, что клоун — высшее звание актера.
— Правда, что первые стихи вы отправили в «Вечернюю Москву», притворившись пенсионером?
— Да, было. Газету выписывали родители. Я подумал, «ВМ» читают люди постарше, а мне было всего лет десять. Вы не представляете, как я ждал ответа. Когда получил конверт, даже не открывал какое-то время. Мне ответили: «Дорогой Иван Семенович, спасибо, пока не можем напечатать». Но я и этим был доволен.
— Пушкин, сидя в карантине из-за холеры, создал много произведений… Не стала ли весна в самоизоляции для поэтов аналогом Болдинской осени?
— Наш Театр поэтов всегда работал так, будто мы живем последний день. Для нас ничего не изменилось. Отношение к происходящему у меня философское, я его выражаю через творчество. За всех говорить не могу. Мне по-прежнему интересно и радостно жить.
— Ездите ли вы на метро?
— Живу в центре, поэтому машиной пользуюсь только для дальних поездок. Передвигаюсь пешком либо пару станций на метро проезжаю. Больше всего люблю станцию «Маяковская».
ДОСЬЕ
Владислав Маленко — поэт, баснописец, режиссер, актер. С 1996 по 2016 год — ведущий актер Московского театра на Таганке. Художественный руководитель Музея . Основатель и худрук Московского театра поэтов. Руководитель Всероссийского фестиваля молодой поэзии и драматургии имени «Филатов-Фест».
Читайте также: : Де Ниро почистил мой пиджак, а Николсон выпил пиво в Парке Победы
Видео дня. Что стало с актерами из «Санта-Барбары»
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео