Гоша Куценко о женщинах, воспитании детей и трудностях актёрской профессии 

Гоша Куценко о женщинах, воспитании детей и трудностях актёрской профессии
Фото: RT на русском
31 августа на телеканале ТНТ начинается показ четвёртого сезона комедийного сериала «Ольга» с  в главной роли. После второго сезона к проекту подключился , сыгравший поклонника главной героини — бизнесмена Владимира. В эксклюзивном интервью RT артист объяснил, как появился его персонаж, и чем сериал может быть интересен мужской аудитории. Также актёр рассказал о сложностях профессии и признался, что не хочет, чтобы его дети пошли по его стопам.
— В конце августа на ТНТ выходит четвёртый сезон «Ольги». Вы следили за событиями сериала до того, как подключились к команде в третьем сезоне?
— Конечно. Смотрел и завидовал, ревновал: «Вот, гады, как смешно сделали!». И тут мне звонят. Ну, думаю, розыгрыш…
— Сказали, какого героя вы будете играть?
— Нет, меня пригласили до того, как написали сезон.
— Получается, персонажа писали специально под вас?
— Да. Мы пофантазировали, что это может быть за персонаж. Я рассказал, что у меня есть друг с Дальнего Востока, который похож на такого парня. Уже потом авторы начали его расписывать исходя из того, что мы придумали.
— Сериал вышел в 2016-м году и практически сразу стал популярным. Тогда критики писали, что причина такого успеха — жанр «народного сериала»: авторы проекта поместили в центр героиню, чья жизнь максимально приближена к жизни миллионов россиян. Вы согласны с этим утверждением?
— Я вообще считаю, что «Ольга» — прототип России. Это и есть наша Россия. Такая очень непросто живущая. «Трёшка» в Чертаново, женщина с непростой судьбой, одинокая, «весёлые» детишки. Независимая Красота — одним словом!
Вы знаете, обычно на роли в ситкомах ищут более выраженных комедийных актрис. И то, что пригласили Яну Троянову, — обескураживает. Она эту роль играет «от обратного», как говорится у артистов. Сериал снят честным ходом: в нём никто никого не веселит, тем более главные герои. Нас призывали играть, что называется, «по-чесноку». Этот сериал — сама жизнь глазами пытливых сатириков, талантливейших авторов!
— Основную часть аудитории сериала составляют женщины. Как вы считаете, чем эта история может быть интересна мужчинам?
— Мужчинам… там вообще-то сама Троянова! Нормальный мужик с удовольствием будет наблюдать за Яной Александровной. Да и вообще женские персонажи в сериале достаточно сексуальные, интересные.  — прелесть.  — огонь!  — прекрасно невероятна!
Мне кажется, «Ольга» — сериал для людей с доминирующим чувством юмора. А это чувство нужно кормить. Запитывать. Удовлетворять свою потребность в юморе. И тут раз — «Ольга»! Мы удовлетворяем чувство юмора весёлых людей. Вот! Как в любви. Человек должен любить, удовлетворяя этим душу свою.
— Кстати, о любви: в жизни вас привлекают такие женщины, как героиня Яны Трояновой, дерзкие, где-то грубоватые, самостоятельные? Или, наоборот, вам интересней общаться с более нежными и беззащитными дамами?
— Совершенно верно. Моё сердце лежит к нежным и беззащитным сердцам! У Ольги, кстати, именно такое сердце.
— Вы уже давно поддерживаете детей с ДЦП. Как вы занялись этим?
— Волею случая. Двадцать лет назад я начал общаться с ребятами с ДЦП. Пришёл в гости, познакомился с их друзьями, проникся. Интереснейшие люди. Мы подружились, и постепенно эта дружба обрастала идеями. Мы решили организовать фонд — сначала один, потом второй. Подхватили журнал «Жизнь с ДЦП».
придумал нам в помощь интересную штуку, она называется «Кнопка счастья». Это такая программа для телефона, доступная во всех магазинах приложений. Удерживая эту кнопку, можно жертвовать деньги. Очень удобно, не нужно вводить цифры, переводить: нажал и держишь столько, сколько хочешь получить удовольствия от пожертвования. Деньги идут в наш фонд «Жизнь с ДЦП».
— На ваш взгляд, сегодня у нас уделяется достаточно внимания проблеме ДЦП? Или же в этом вопросе ещё есть над чем работать?
— Эта болезнь — на всю жизнь. Пока. Можно облегчить жизнь, адаптировать ребёнка. Но полного излечения пока добиться невозможно. Это относится и к существованию самой проблемы: её можно социализировать, вкладывать в неё деньги… но до конца не разрешить.
С этим заболеванием нужно постоянно держать руку на пульсе. Необходимо заниматься лечебной гимнастикой. Есть множество других методов, постоянно появляется что-то новое. Нужно мониторить поле медицинского новаторства, идти в ногу со временем.
У нашего фонда три дневных стационара, где врачи принимают ребят, проводят курсы лечения. На бесплатной основе. А мы изыскиваем возможность оплачивать труд врачей.
— Вы несколько лет назад говорили, что хотели бы оставить актёрскую профессию и заняться режиссурой…
— О, я с удовольствием бы это сделал! Но мне поступают предложения настолько интересные, что они пока соблазнительнее проектов, которые я сам запускаю. Я пытаюсь всё это как-то сочетать. Вот, ищу паузу в съёмочном графике, чтобы самому снимать.
— Часто ли вам приходится отказываться от работы?
— Да. К сожалению, приходится отказываться даже от очень интересных предложений. Потом выходит проект от которого пришлось отказаться, смотришь и думаешь: «А-а-а! Где мои локти? Где мои искусанные локти?!». Если кто-то хорошо сыграл, то всегда завидуешь. Это для меня показатель: завидую чужой работе — значит, она удалась!
— По какому принципу вы отбираете проекты, выбираете один из множества?
— Сценарий. Должно быть в нём что-то такое, чего не было никогда и нигде. Даже если и было!
Ты должен в него влюбиться, как в человека. Человек когда влюбляется, то не знает, почему. Вот и в сценарий нужно так же: в каждую букву, в реплики, в диалоги, в драматургию. В идею автора — это главное.
— Если посмотреть на вашу фильмографию, можно заметить, что в начале карьеры вы часто снимались в остросюжетных лентах. А сейчас в ней преобладают комедии. С чем это связано? С личными предпочтениями?
— Понимаете, геройское кино — это дело молодых. Бегают, воюют, отдают жизнь в кадре более талантливо, конечно, молодые актёры. Любовь играют молодые. Когда взрослые артисты играют любовь, это сопряжено с присутствием в фильме какой-то комедийной лирики.
Вообще, я вам скажу, влюблённый человек смотрится иронично. Вот вспомните фильм
Конечно, любви все возрасты покорны. Но когда любовь покоряется такому серьёзному возрасту, мне кажется, показывать это лучше под весёлую музыку.
Я, по сути своей, комедиант. Просто по молодости, да, я играл стреляющих людей, военных. Часто это делал. И недавно сыграл в «Балканском рубеже» — моей серьёзной картине. Но только самое вечное топливо для моего весёлого ракетоносителя — конечно, смех. Я специально хочу дотянуть до старичка, чтобы играть комедию.
Хочется, конечно, поиграть молодого главного героя. Но времена меняются. Жанровое кино — дело молодых. Хотя процветает компьютерная графика, и  никто не отменял!
— Как вы считаете, что будет интересно нашим зрителям в ближайшее время, после пандемии? Какие жанры, какие фильмы? Вы согласны с мнением , что зрителям сейчас не нужны драмы?
— Не совсем. Вот почему.
Я бы сказал, зритель избалован пандемией. Потому что во время пандемии он ничего не делал, только смотрел кино и сериалы. Теперь зрителям нужен исключительно качественный контент. Если комедия — то уровня «Ольги».
Я знаю статистику, на всех платформах шикарно заходили очень разные проекты, не только комедийные. Зрители с удовольствием смотрели хорошие драматические сериалы, начиная от наших (те же «Шторм», ) и заканчивая западными («Бумажный дом», «Новый папа»). Кто сказал, что зрителю неинтересно смотреть ? Кто ищет веселья, тот найдёт веселье. А вообще клин клином вышибают. Иногда, если человеку плохо на душе, ему достаточно посмотреть сильную драму, чтобы подумать: «Ни фига себе, кому-то ещё хуже, чем мне!». Так же можно справляться и со своими проблемами, правда?
Нужно качество, необыкновенная качественная работа. Зритель, я повторюсь, поднабрался опыта за время пандемии. Посмотрел много хорошего контента. Есть с чем сравнить. Вырос, вырос наш зритель! Стал интереснее и сейчас разбирается в киноискусстве больше, чем мы, которые для них играем! У нас-то времени нет всё смотреть. Вот так!
— Как на вашей работе отразились ограничения, введённые из-за пандемии? Какие-то проекты были приостановлены, заморожены?
— Все. Все спектакли. Я не выходил на сцену с 17-го марта. С 17-го марта… А я живу театром всю жизнь. Я остался безработным. Сейчас, с середины июля, начались съёмки.
— Я знаю, вы пишете сценарий на тему харассмента в нашей индустрии кино. Можете подробнее рассказать об этом проекте?
— Не буду раскрывать сюжет. Но я уже год занимаюсь сценарием. Всё очень узнаваемо и просто. Это история кинорежиссёра, которого актриса обвинила в харассменте. Я бы сказал, такая лирическая трагикомедия о кино.
— На ваш взгляд, в России эта проблема так же актуальна, как в Голливуде?
— Нет, пока не так. Но Америка в этом смысле всегда была законодателем разных социальных изменений, потрясений, хайпа. Поэтому наше общество тоже будет подвержено этому. Если ещё год назад эта тема была у нас упрощена, то сейчас она набирает обороты. И это нормально. Скоро, возможно, у нас в России поднимут проблему расизма. Запретят употреблять слово «негр» и так далее. Надеюсь до коленопреклонений не дойдёт, но чего только не бывает. Последнее время показало, что жизнь сюжетит покруче любого кинематографа.
— Вы лично когда-нибудь сталкивались с обвинениями в харассменте?
— Нет. Но у меня недавно была история… Девочка обвинила меня не в харассменте, а как-то иначе сформулировала свои претензии.
Глупая история. Я бы сказал, немножко детская. Наверное, каждый ищет популярности, как может. И я готов понять любого человека. Я даже хотел продолжения этой истории. Но девушка удалила пост и написала, что жалеет о его публикации. Видимо, начались обсуждения, и она как-то по-иному взглянула на ситуацию.
— Вы так спокойно об этом говорите. Вас не задевают подобные заявления?
— Я бы переживал, если бы было из-за чего. Но в этой ситуации моя совесть чиста. Поэтому я посмотрел на всё как на недоразумение. Люди, имеющие отношение к кино, меня знают и относятся ко мне доверительно. Это была попытка кастинга в музыкальное видео, не с актёрами, а с простыми людьми. И они воспринимают происходящее не как профессионалы, трактуют его по-своему.
В данном случае, насколько я понимаю, была девушка несколько феминистического склада. Поэтому её, наверное, обидело или оскорбило, что к ней напрямую обратился известный человек. И я как бы манипулировал своей известностью с ней.
— У меня к вам есть пара совсем личных вопросов. Вот как вы относитесь к тому, что ваша старшая дочь пошла по вашим стопам?
— Это добавляет определённой ответственности. Хочется ей помочь, но известность родителей не всегда играет на руку.
Я считаю, что она более семейный человек. А девушке, чтобы играть что-то современное, нужно жить другой жизнью, похожей на жизнь тех героинь, которых она играет, быть более искушённой, нарабатывать некий опыт что ли… Полина спокойнее. Она бы не делала такого поста в Instagram, как девушка из той истории. Она не любит хайпа, не любит популярности. На мой взгляд, у неё отсутствует важное для актёра желание — быть на виду. Вот я, например, другой. Мне всегда хотелось «забраться на стул» и читать стихотворение. В детстве чужое, сейчас своё.
С дочкой я сейчас ставлю спектакль. Специально для этого написал пьесу. Думаю, работая с ней, я принесу какую-то пользу и помогу ей обрести эту профессию, ощутить её. Но я был бы счастлив, если бы она рожала детишек, честно говоря. Пора уже превращаться в дедушку.
— Вы считаете, что нужно помогать детям в профессии, стараться как-то продвигать их, устраивать в хорошие проекты? Или придерживаетесь мнения, что нужно самим всего добиваться?
— Вы знаете, в актёрской профессии ты особо не попродвигаешь и не полоббирушь. Это же не офисная работа со штатным местом. Здесь меня всегда кормили ноги. Поэтому дети должна понимать, чем они готовы жертвовать.
Эта профессия очень ревнивая — как женщина. Она ревнует тебя и к дому, и к семье, и к друзьям. Сцена не терпит конкурентов. Ты должен отдаваться ей целиком. Это сложный психологический труд. Поэтому такая работа — не для каждого. Ну, если ты хочешь добиться в ней успеха.
Актёру нужно освоить сразу десятки профессий. Только кажется, что артистом быть приятно: тебе все улыбаются, жмут руки… На самом деле, у актёра в сутках больше, чем 24 часа. 24 часа ты только работаешь. А нужно ещё умыться и поехать на работу, а потом вернуться домой, поспать.
Это любимое дело, которому ты посвящаешь себя целиком. Поэтому я могу лишь как старший товарищ, партнёр по сцене, подарить дочери инструменты, которые я наработал. А насчёт того, чтобы кому-то звонить и говорить: «Посмотри на мою дочь»… Для этого есть кастинг-агенты, они её знают и позвонят, если надо.
Актёрские династии — не всегда хорошо. Нас, актёров, какие-то режиссёры любят, а какие-то терпеть не могут. Если режиссёр не снимает меня, не любит, то он принципиально не будет снимать и мою дочь. Скажет: «Это Куценко дочка? Да ну её, такая же бездарь, как и он!». Всё относительно.
Но я бы очень хотел, чтобы моя дочь сыграла, например, в «Ольге». Мне кажется, это её жанр. У неё подходящий характер, она весёлый человек, и меня это веселит и радует.
— Вы бы хотели, чтобы ваши младшие дочери тоже выбрали профессию в сфере искусства?
— Я буду сопротивляться, как смогу.
— Почему?
— Хочу, чтобы они стали врачами-биологами и спасали мир — вот что актуально. Я бы и сам стал врачом. Им так тяжело, но зато как приятно на душе, когда они побеждают! Вот ради этого, наверное, нужно жить. Спасая других ведь спасаешь себя.
— А вы, как отец, строгий, или, наоборот, всё детям разрешаете?
— Я лысая тряпочка, и об меня они вытирают свои красивые детские лапки. Я люблю их, тайком даю сладости, разрешаю поиграть в игрушки, в планшет. Я слабое место в воспитании.
— В таком случае, вам, наверное, будет сложно сопротивляться, если они захотят пойти в творчество.
— Ну, посмотрим. Я же хитрый!
— В интервью вы как-то упоминали, что с рождением младшей дочери перестали пить. До сих пор не пьёте?
— Нет, вы знаете, у меня потом родилась ещё одна, и я опять на радостях выпиваю. Я понял, что эти две вещи несовместимы — не надо алкоголь связывать со счастьем общения с ребёнком. Это разные субстанции. Справляться с алкоголем мне очень помогает работа, интересный труд.
Сейчас мы уже достаточно времени провели с алкоголем, пора работать, хорошо выглядеть, потому что молодёжь наступает на пятки. В сериале «Ольга», кстати, эта тема очень красиво развита. Мой конкурент — прекрасный молодой парень . Так что мне пришлось бросить выпивать. Кстати, я в новом сезоне тоже неплохо выгляжу, чтобы бороться за сердце прекрасной дамы, обратите внимание.
— Обязательно посмотрим.
— Давайте, давайте. Я там красавчик.
Видео дня. Сцены из триллеров, которые обожают зрители
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео