«Это просто чушь»: реальные следователи заметили ошибки в сериале «Первый отдел» 

Следователи заметили ошибки в сериале «Первый отдел»
Фото: Teleprogramma.pro
На телеканале НТВ состоялась премьера сериала «Первый отдел». Он основан на реальных событиях. В нем телезрители наблюдают за работой сотрудников Следственного комитета РФ, в помещениях ведомства в Петербурге на набережной Мойки, 88. Кроме того, часть съемок прошла в Главном следственном управлении СК РФ в Москве, расположенном в Техническом переулке, 2.
Главную роль следователя Первого отдела по особо важным делам СК Санкт-Петербурга Юрия Брагина исполнил Иван Колесников. Именно вокруг него разворачиваются события в каждой серии.
Мы посмотрели первые серии фильма вместе с бывшими сотрудниками Следственного комитета, которые обнаружили ряд казусов, недопустимых в реальной работе следователей. А также, что, несомненно, порадовало наших экспертов, были найдены и соответствия оперативной реальности. Прокомментировали эпизоды первой серии Владислав Подшибякин, экс-руководитель Коптевского МрСО ГСУ СК по г. Москве, и Дмитрий Карандашов, экс-следователь ГСУ СКР по городу Москва.

Эпизод первый. Брагин приезжает домой из полугодовой командировки. Все это время он не видел своих детей и жену.

Все верно: «Следователь приезжает домой, общается с сыном, который практически не видит его дома. Это объективно так и есть. Сотрудники, по сути, живут на работе», — констатирует правду жизни Дмитрий Карандашов.

Эпизод второй. Следователь Брагин отправляется в командировку в Ленинградскую область. Там убиты две молодые девушки. Речь идет о серийном маньяке. Брагин едет один.

Ошибочка вышла: «Следователя управления по таким резонансным делам никогда в жизни не отпустят одного, без поддержки со стороны главного управления МВД по субъекту. Поскольку он там может осуществлять контроль за районными следователями. Но он не имеет никакой прямой власти над сотрудниками районной полиции. Для этого, в целях укрепления, направляются параллельно сотрудники с главного управления МВД, которые помогают и оперативно сопровождают», — указал не нестыковки Владислав Подшибякин.
Ему вторит Дмитрий Карандашов: «Если следственная группа направляется, то в составе экспертов-криминалистов. Приезжает не один следователь. Так должно быль в действительности».

Эпизод третий. Стрельба в кафе: товарищ Брагина, оперативник главка Михаил Шибанов, стреляет по засидевшимся хамоватым гостям. Его задерживают. Узнав это, Брагин просит отпустить его. Иначе в командировку в область он не поедет.

Ошибочка вышла: «Стрельба в кафе обернулась бы сразу задержанием. Он бы даже не успел поговорить со своим начальником в кабинете — его бы на месте сразу задержали», — отмечает Дмитрий Карандашов.
Владислав Подшибякин разъясняет:
«Оперативник, который приезжает по звонку своей подруги на разборки, при исполнении, с табельным оружием, подходит, затевает драку, совершает три выстрела в трех людей. Причиняет им вред, тем самым совершает должностное преступление в виде превышения служебных полномочий. Его задерживают за совершение тяжкого преступления, — все так. Все правильно. Но дальше творится что-то немыслимое в фильме:
Наш следователь говорит: «Я приму дело к производству, если вы освободите его под подписку. В ответ на это его руководитель освобождает задержанного сотрудника. Это называется „Злоупотребление должностными полномочиями вопреки интересов службы, совершенное из иной личной заинтересованности“.
То есть руководитель следственного подразделения СК совершает должностное преступление, когда по такому требованию выпускает преступника! Ну у нас что, следственный комитет что ли в целях достижения своего результата может совершать преступления? Я для себя делаю такой вывод!», — недоумевает эксперт.
И добавляет, что в реальной службе все совсем по-другому.

«Никогда в жизни руководитель не будет просить и умолять следователя принять дело к производству. Он ему скажет: «Ты его принимаешь, у тебя есть неделя», — отмечает Подшибякин.

«Это бред. Сотрудник устроил стрельбу — это такой резонанс! Такое немыслимо, чтобы его отпустили», — добавляет Карандашов. И торговаться с начальником о принятии дела в производство никакой следователь не будет. Как это сделал в сериале Брагин, пытаясь освободить друга. И грозит заявить самоотвод.
«Самоотвод заявляется либо в том случае, когда ты знаком с человеком, либо когда тебе что-то известно по этому уголовному делу. Просто так — нет», — подчеркивает Карандашов.

Эпизод четвертый. Арестованный Шибанов попадает в камеру с сотрудниками ППС. У них взаимная неприязнь, вылившаяся в драку.

Все верно: «Ярким образом раскрыт межведомственный конфликт между сотрудниками следственного комитета и любыми другими подразделениями в принципе. Он есть в действительности», — подтверждает Подшибякин.

Эпизод пятый. По приезде в Ленинградскую область Брагин в местном управлении при погружении в материалы дела заявляет: «Я что, приехал сюда макулатуру что ли читать?».

Ошибочка вышла: «Подобного рода выезд и работа предполагает изучение материалов уголовного дела. В этом фильме он что говорит? „Да убери ты, все это фигня. Вообще фигня“. Хотя на самом деле, в этих первичных рапортах может находиться наоборот та инфа, которая поможет раскрыть преступление», — комментирует ошибку на экране Владислав Подшибякин.

Эпизод шестой. Брагин выезжает на место преступления; ночью отправляется на встречу с анонимной собеседницей, выезд оборачивается покушением на его жизнь.

Ошибочка вышла: «В действительности следователь следкома в таких обстоятельствах — фактически процессуально несамостоятельное лицо. В данном фильме показано иное — какой он самостоятельный! Все в жизни и в действительности не так. Каждый чих он будет согласовывать с руководителем. Вплоть до запятых в протоколе допроса свидетеля», — объясняет Подшибякин.

Вердикт

По мнению Дмитрия Карандашова, сериал имеет право на существование, а также на симпатии зрителей.

«Сюжет интересен, закрутка есть, серийный маньяк — все это актуально, прикольно. Понятно, что это не «Убойная сила», которая остается классикой», — отмечает эксперт.

А вот Владислав Подшибякин более категоричен. Его многое смутило, и он не стесняется в выражениях:
«Фильм позиционировали чуть ли не на документальной основе. А значит, после первой серии нужно выводить рапорт об обнаружении признаков преступления и проводить проверку в отношении тех, кто кого-то там из-под стражи отпустил из иной личной заинтересованности. Ну это чушь просто!», — негодует Подшибякин. И добавляет: «На мой взгляд, сериал дискредитирует представителей органов Следственного комитета и сотрудников МВД в глазах общественности».
Видео дня. Как угасла звезда Нины Ивановой
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео